Tag Archive for Этнография

Эйнеликъ

Эйнеликъ (или айнэликъ) — в караимской терминологии пятничные приготовления на кухне к шаббату (смотрите: Караимская жизнь. Книга 1. Июнь. М. 1911. С. 64; Караимско-русско-польский словарь. Под редакцией Н.А. Баскакова, А. Зайончковского, С.М. Шапшала. М. 1974. С. 656). Согласно поздним караимским источникам слово происходит от названия пятницы у крымских караимов — «эйне» («айнэ») или «эйне кунь» («айне кунь»). В словаре В.В. Радлова «айналыкъ» — «приготовление пищи в пятницу на субботу», здесь же «айна» — «пятница» (перс.) со ссылкой на Codex Cumanicus (Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. Том I. СПб. 1893. С. 19-20). В прошлом большая часть пятницы у караимов была посвящена приготовлению к шаббату: уборке дома и двора и приготовлению праздничной еды.

Из воспоминаний А.И. Баккал (Баккал А.И. Джамаат идет! Материалы к серии «Народы и культуры». Выпуск XIV. Караимы. Книга I. М. 1993. С. 64-65):

Как-то в пятницу во время уборки я вынесла коврики на улицу и стала их трясти. Мама мне сделала замечание: «Нельзя в пятницу трясти коврики на улице, напротив нас живет татарская семья, а у татар праздничный день — пятница. Надо уважать чужие обычаи.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Вайсенберг, Самуил Абрамович

Самуил Абрамович Вайсенберг (1867-1928) — врач и антрополог. С 1895 года занимался в Елисаветграде частной медицинской практикой и одновременно проводил антропологические исследования. В 1904 году в «Русском антропологическом журнале» было опубликовано антропологическое  исследование С.А. Вайсенберга караимов Елисаветграда под названием «Данные о караимах», в котором он приходит к выводу, что караимы являются помесью двух народов: евреев и татар.  Результаты этого исследования были опубликованы во 1-м номере журнала «Караимская жизнь», в статье «Антропология караимов» (Антропология караимов//Караимская жизнь. Книга I. М. 1911. С. 17-24).

С.А. Вайсенберг занимался также ономастикой и в этой области провел ряд исследований собственных имен евреев Южной России, такие как «Имена южнорусских евреев», «Прозвища южнорусских евреев. Этнографический очерк с экскурсом в области ономастики». С.А. Вайсенберг является автором первого словаря караимских фамилий (296 фамилий), опубликованного в статье «Фамилии караимов и крымчаков». По словам С.А. Вайсенберга в работе над составлением словаря караимских фамилий ему помогали караимы: евпаторийский газзан С.М. Нейман, предоставивший ученому метрические книги караимов, и А.Ю. Мичри, разъяснивший значение большинства фамилий. Прилагаем словарь караимских фамилий С.А. Вайсенберга из журнала «Еврейская старина (Вайсенберг С.А. Фамилии караимов и крымчаков//Еврейская старина. Том VI. СПб. 1913. С. 384-399):

фам 1фам 2 фам 3фам 5

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Сенек ве къалкан тамгъасы

Сенек ве къалкан тамгъасы (в переводе с караимского (крымскотатарского) языка «знак вил и щита») — название двух знаков («сенек» — вилы, и «къалкан» — щит), изображенных на мраморной плите над Большими воротами (Биюк-къапу) в Чуфут-Кале. Название встречается в сочинения Б.Я. Кокеная «Записки по этнографии караимов Крыма» (запись 1946 года). По свидетельству Б.Я. Кокеная сенек ве къалкан тамгъасы изображался на бытовых предметах караимов Чуфут-Кале, например, на ключе от кенасы.

Происхождение и значение знаков неизвестны. Для караимов, последних жителей Чуфут-Кале, это были «таинственные знаки», которые толковались по разному. Самое раннее из известных толкований принадлежит газзану и учителю Соломону Авраамовичу Бейму, много лет прожившему в Чуфут-Кале. В своей книге «Память о Чуфут-Кале» (1862) С.А. Бейм объясняет эти знаки как «вилы и «стремена», символизирующие победу сорока семейств караимов над неприятелем во времена крымского хана Менгли Герая и Тохтамыша.

Еще одно известное толкование принадлежит Семену Саадьевичу Ельяшевичу, по мнению которого два знака являются начальными буквами названия Чуфут-Кале на древнееврейском языке — סלע עברים «Села Иврим», «Скала евреев», где «къалкан» (щит) — это буква ס , а «сенек» (вилы) — это буква ע . (смотрите: Таинственная надпись // Караимская жизнь. Книга 3-4.  1911. С. 114).

Вот, что пишет об этих знаках М.Я. Фиркович в брошюре «Старинный городок Калэ, называемый ныне Чуфут-Калэ» (Вильна. 1907. С. 33-34): «Выходите за ворота, взгляните на вершину их, и вы увидите над воротами мраморную доску, на которой начерчены знаки в виде вилы и сердца. Эти знаки наверное что-то означали или служили эмблемой, но об этом предание молчит».

Этнограф и археолог Осман Акчокраклы о знаке сенек ве къалкан тамгъасы (Осман Акчокраклы. Этнографические находки//Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Том III. Симферополь. 1929. С. 184-185):

Заслуживает особого внимания знак с изображением, напоминающим вертикально поставленные вилы, и рядом нечто в роде изображения сердца (над большими воротами). Следы этой же тамги обнаружены на блоке, в кладке древней оборонительной стены, около средних ворот; тот же знак, только без сердца, изображен на скале, у входа в пещеру-цистерну (копка кую), и на надгробной плите, найденной в сентябре 1929 года на южном склоне Чуфут-Кале, близ больших ворот. Эта тамга по всему играла здесь важную роль и принадлежала, видимо, одному из народов, обитавших здесь. Нахождение части этой тамги (Y) на саркофаге с арабскими надписями указывает на то, что она принадлежала какому-то татарскому роду.

Долгое время  сенек ве къалкан тамгъасы являлся у караимов символом Чуфут-Кале. Впервые широкое распространение знаки получили в 1916 году, когда их изображение появилось в утвержденной Гахамом С.М. Шапшалом новой однотипной печати караимских кенас. Позже сенек ве къалкан тамгъасы, вероятно по инициативе того же С.М. Шапшала, был включен в герб польских караимов. С конца XX века в результате милитаризации караимской истории знак «вил и щита» стал осмысливаться западными и крымскими караимами как символика их военного прошлого.

"Таинственная надпись" над воротами Биюк-къапу в Чуфут-Кале.

«Таинственная надпись» над воротами Биюк-къапу в Чуфут-Кале.

 

Печать образца 1916 года с изображением в центре знаков "сенек" и "къалкан".

Печать образца 1916 года с изображением в центре знаков «сенек» и «къалкан» (ГАРК. Ф. 241. Оп. 1. Д. 1345. Л. 3).

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

Ага Думпа

Ага Думпа (в переводе с турецкого языка «ага (господин) опрокинулся»)  —  праздник,  установленный в память о чудесном избавлении караимской общины Кефе (Феодосии) от неминуемой гибели. Празднуется 1 адара по караимскому (еврейскому) календарю исключительно феодосийскими караимами. На протяжении многих лет, из года в год караимы Феодосии устраивали веселый праздник с песнями и танцами, и с характерным, изготавливаемым только в Феодосии, блюдом ступеч. Лишь в советское время традиция празднования Ага Думпа прервалась. «Этот праздник праздновали только феодосийские караимы, – писал караимский общественный деятель Феодосии Марк Эзрович Хафуз в 80-х годах прошлого века, – он в настоящее время почти забыт, только пожилые люди смутно его помнят». В последние годы усилиями активистов феодосийской караимской общины веселое общественное празднование Ага Думпа стало возрождаться. В 2013 году караимская религиозная община Феодосии в день праздника поставила любительский спектакль «Ага Думпа» для караимов из Феодосии и Симферополя (сценарист и режиссер А.С. Альянаки).

Достоверно неизвестно какие исторические события легли в основу предания. «Давно, давно это было, – писал М. Э. Хафуз, – караимы Феодосии не помнят, то ли при франках (генуэзцах), то ли во времена владычества в Кафе турок». Устное предание не сохранило для нас никаких временных ориентиров, кроме одного – события происходили в то время, когда в Кефе жил наместник турецкого султана — паша. Это значит, что спасение караимской общины Кефе могло произойти в довольно широком временном диапазоне от 1475 года по 1783 год, когда Кефе, нынешняя Феодосия, находилась под протекторатом Османской империи. Письменная фиксация легенды также не вносит ясности, оставляя вопрос о более точном времени происходивших событий открытым.

Предание под одноименным названием известно многим караимам. Его самая ранняя сохранившаяся письменная фиксация принадлежит газзану и историку Исааку Иосифовичу Синани, который около восьми лет прожил в Феодосии. Однако, наибольшее распространение легенда получила в более подробном пересказе феодосийца Бориса Яковлевича Кокеная

Содержание предания:

Турецкий наместник в Кефе Ахмет-паша, узнав о том, что крымский хан вопреки его воле назначил начальником монетного двора караима, пришел в ярость и задумал уничтожить караимов. Он вызвал к себе своего придворного Кара-Темира, чтобы посоветоваться с ним как ему погубить караимов, да так, чтобы кара, обрушившаяся на них, выглядела как наказание за неповиновение его воле. Выслушав Ахмет-пашу, Кара-Темир сообщил своему господину, что он и сам давно желает гибели караимам и рассказал о том, что однажды он с большим трудом приобрел для своего гарема трех караимских девушек из Кырк-Йера, но старейшина караимов донес об этом хану, и ему пришлось покинуть Бахчисарай. Кара-Темир велел Ахмет-паше позвать за караимскими старейшинами и сообщил ему свой план, который с радостью был одобрен наместником. Явившимся ко двору старейшинам, Ахмет-паша приказал, чтобы в течение одного круга солнца каждая караимская семья соткала по полотну для турецкого войска из пряжи весом в три ока (1 ока – примерно 1.2 кг). «Если веление мое не будет исполнено – гневно изрек наместник – погибнет от меча весь ваш народ в пределах вверенной мне земли». Старейшины караимов, понимая невыполнимость поставленной задачи, стали молить Ахмет-пашу о пощаде и предлагали ему богатый дар, но паша был непреклонен. В глубокой скорби старейшины вернулись к своей общине и сообщили волю паши. Караимские женщины даже не подошли к прядильному станку в виду немыслимости исполнить в срок возложенное на них дело, и вся община приготовилась к неотвратимой гибели. Видя, какая страшная беда постигла караимов, глава общины призывает своих собратьев отказаться от пищи и собраться всем в кенасе для молитвы к Богу. «Словно вымерла караимская слобода. Замолкли в домах беззаботные песни. Не раздаются детские голоса. Оставлены ненужные заботы о хлебе насущном. Весь джамаат в кенаса, откуда доносятся звуки печальных молитв о спасении души и приглушенные рыдания женщин» — повествует легенда. С наступлением утра, воспользовавшись хорошей погодой, Ахмет-паша отправился на морскую прогулку по заливу, чтобы ускорить томительное ожидание долгожданной расправы. Но вдруг погода резка меняется, на небе появляются тучи, и начинается шторм. Поднявшиеся волны опрокидывают лодку паши, и он тонет, не успев добраться до берега. Гибель турецкого паши увидели с высоты караимской слободы дети караимов, не выдержавшие долгой молитвы и покинувшие кенасу. С радостными криком «Ага думпа», что значит «Господин опрокинулся», дети вбегают в кенасу, и весь народ воздает хвалу Богу за спасение от неминуемой гибели.

С тех пор караимы Феодосии в честь этого события ежегодно 1 адара отмечают праздник, получивший название «Ага думпа». На празднике распеваются песни о чудесном избавлении и готовится блюдо под названием «ступеч», символизирующее пряжу, из которой караимские женщины должны были соткать полотно.

 

Из пьесы в стихах А.С. Альянаки «Ага Думпа»:

 

— Большая беда у нас, дорогие друзья,

Но нам падать духом никак нельзя.

Видно, ослабла в нас наша вера,

от заповедей святых мы отступили,

стали беспечными мы не в меру,

видно, перед Всевышним мы согрешили.

Чтобы жизнь джамаата в Кефе продлилась

Осталась надежда лишь на Превечного милость.

Давайте откажемся мы все от пищи,

посыплем головы пеплом и в храме соберемся,

в молитвах покаянных мы все сомкнемся,

ведь с чад смиренных наш Бог не взыщет…

 

Словно вымерла караимская слобода,

беззаботные песни замолкли в домах,

не горят очаги, и не льётся вода,

только женщин рыдания еле слышны,

да лишь вой иногда заунывный собак.

В кенасе же средь мертвенной всей тишины

джамаат покаянные шепчет молитвы.

Теперь Дух, а не меч, вылетает на битву!

 

Спектакль "Ага Думпа": Ахмет-паша и Кара-Темир.

Спектакль «Ага Думпа»: Ахмет-паша и Кара-Темир. Фото В. Батхан

Использованная литература: Ельяшевич В.А. Веселый праздник Ага Думпа. Об одной самобытной традиции феодосийских караимов // Караимы Феодосии: история, религия, культура. Симферополь-Феодосия, 2018. С. 89-99.

Выставка «Караимская слобода»

Выставка «Караимская слобода» — музейная этнографическая экспозиция, названная по историческому району Феодосии — Караимская слобода — места компактного проживания караимов. Открыта в 1990 году в Феодосийском краеведческом музее (ныне Феодосийский музей древностей). Автор научной концепции выставки — старший научный сотрудник музея А.Н. Гуров, архитектор и художник — С.М. Арефьева.  На выставке представлены предметы материальной культуры крымских караимов и других народов (например, русских, армян) из коллекции музея и собранные научными сотрудниками у жителей города. Участие в создании выставки принимал караимский общественный деятель Феодосии Марк Эзрович Хафуз, консультировавший организаторов по вопросам караимской культуры и предоставивший для нее экспонаты. В настоящее время выставка занимает зал №4 Феодосийского музея древностей: http://old-museum.org/halls/history_hall_25.htm

 

Выставка "Караимская слобода"

Выставка «Караимская слобода»

Караимские книги на выставке "Караимская слобода"

Караимская литература на выставке «Караимская слобода»

Recent Entries »