Archive for 01.07.2015

Сефер Тора

Сефер Тора (евр. ספר תורה буквально «книга Торы») — рукописный свиток Торы (Пятикнижия). Сефер Тора хранится в специальном деревянном футляре (евр — «тик», и тюрк. — «къап») с двумя деревянными стержнями-ручками, на которые при прочтении наматывается свиток. Такой деревянный стержень называется «эч хаим» (евр. עץ חיים) — «древо жизни». Верхняя часть «эч хаим» украшается навершием из дорогого метала, которое у караимов называлось таппувах, что в переводе с древнееврейского языка значит «яблоко». Сефер Тора, обычно пожертвованные богатыми караимами, хранились в кенасе в «арон га-кодеш» (ארון הקודש), закрытые  парохетом. В старину  Сефер Тора выносили из «арон га-кодеш» во время субботней молитвы и читали по нему недельную главу — параша, но со временем этот обычай стал соблюдаться только в праздничные и особенные субботние дни, а в шаббат стали читать по напечатанным экземплярам Торы. У крымских караимов свиток Торы, футляр которого отделан серебром, называется Кумуш Тора, то есть «Серебряная Тора» (тюрк. «кумуш» — серебро, и евр. Тора). И.И. Казас о Сефер Тора (Казас И.И. Богослужение караимов // Караимская жизнь. Книга 3-4. М. 1911. С.83-84):

Рукописная Тора представляет длинный пергаментный свиток, вложенный в деревянный ящик цилиндрической формы и намотанный на две палки, концы которых выходят наружу сверху и снизу и посредством которых он развертывается и свертывается по желанию читающего. Ящик изящно разрисован или обложен бархатом или серебром. На верхние концы палок вдеваются серебряные украшения, называемые таппухим (яблоки), и к ним привешены на тонких цепочках бубенчики, издающие приятный звук при каждом движении ящика. Такой рукописный экземпляр Закона, в отличие от печатного, караимы называют не просто Тора, а Сефер Тора. Он считается верным списком с оригинала, в котором, как известно, упомянутые выше гласные и нотные знаки совершенно отсутствовали. Рукописному списку караимы придают более святости, чем печатному, и потому он вынимается из ковчега только в известные субботы и другие праздничные и высокоторжественные дни.

Караимский Сефер Тора из фондов Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника

Караимский Сефер Тора из фондов Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника (Фотография И. Сальникова и В. Темной)

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Панпулов, Самуил Моисеевич

Самуил Моисеевич Панпулов (или Пампулов) (1831-1911) — евпаторийский купец, общественный деятель города Евпатории, бургомистр евпаторийского городского магистрата с 1861 по 1869 год, городской голова Евпатории с 1869 по 1881 год, Таврический и Одесский Караимский Гахам с 1879 по 1911 год. На посту бургомистра и городского головы С.М. Панпулов занимался восстановлением Евпатории после Крымской войны. В 1904 году именным Высочайшим указом импратора Николая II , данным правительствующему сенату, возведен в потомственное дворянское сословие Российской империи. К его заслугам относится открытие в Евпатории мужской и женской прогимназий, учреждение Общества взаимного кредита, Общества вспомоществования бедным караимам в 1904 году, устройство телеграфного сообщения.

Городской голова Евпатории А.И. Нейман о С.М. Панпулове как о городском общественном деятеле Евпатории (Отклики на смерть С.М. Панпулова//Караимская жизнь. Книга 7. Москва. 1911. С. 109):

Высокочтимый Самуил Моисеевич Панпулов был одним из самых выдающихся общественных деятелей Евпатории. Он в продолжении 12-ти лет состоял в должности городского головы г. Евпатории, а именно с 1869 по 1881 год; ранее он состоял бургомистром в местном магистрате. Был несколько трехлетий избираем в уездные земские гласные, а также в губернские гласные Таврического земства. Состоял почетным мировым судьей по Евпаторийскому уезду. Был почетным попечителем мужской гимназии и членом попечительского совета женской гимназии.

Будучи городским головой г. Евпатории, он весьма усиленно проводил в жизнь те благие начинания, которые зарождались в городской думе; благодаря его инициативе и энергии полуразрушенная во время Севастопольской войны Евпатория начала вновь возрождаться.

Многие просветительные учреждения открыты в г. Евпатории при его усиленном ходатайстве; можно сказать почти с уверенностью, что нет в Евпатории ни одного просветительного и благотворительного учреждения, где он не состоял бы или членом учредителем, или ходатаем при его открытии.

Местные мужская и женская гимназии были открыты в бытность С.М. Панпулова городским головой, и он не мало труда и энергии вложил в это дело.

 

Б.С. Ельяшевич о С.М. Панпулове как о Таврическом и Одесском Караимском Гахаме (Ельяшевич Б.С. Караимский биографический словарь//Материалы к серии Народы и культуры. Выпуск XIV. Караимы. Книга 2. Москва. 1993. С. 157):

Панпулов своей неподкупной преданностью и безукоризненным образом жизни завоевал симпатии в высших  правительственных органах, относившимся к нему, а через него и к караимам с исключительным доверием и уважением; он же был верным стражем и защитником добытых его великим предшественником гражданско-политических прав караимского народа; затем он всячески способствовал учреждению в караимских общинах множества разного рода благотворительных обществ, сооружению в ряде городов великолепных кенас (храмов), постройке общественных домов и училищ, и, наконец, открытию новых мидрашей и школ, в том числе караимского ремесленного училища им. С.А. Когена и Александровского караимского духовного училища, служившего рассадником высшего национального образования и учреждением для подготовки кадров народных учителей и наставников.

Панпулов

Фото экспозиции «Караимская слобода» Феодосийского Музея древностей.

Фото из журнала "Караимская жизнь"

Фото из журнала «Караимская жизнь»

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Recent Entries »