Tag Archive for Терминология

Сенек ве къалкан тамгъасы

Сенек ве къалкан тамгъасы (в переводе с караимского (крымскотатарского) языка «знак вил и щита») — название двух знаков («сенек» — вилы, и «къалкан» — щит), изображенных на мраморной плите над Большими воротами (Биюк-къапу) в Чуфут-Кале. Название встречается в сочинения Б.Я. Кокеная «Записки по этнографии караимов Крыма» (запись 1946 года). По свидетельству Б.Я. Кокеная сенек ве къалкан тамгъасы изображался на бытовых предметах караимов Чуфут-Кале, например, на ключе от кенасы.

Происхождение и значение знаков неизвестны. Для караимов, последних жителей Чуфут-Кале, это были «таинственные знаки», которые толковались по разному. Самое раннее из известных толкований принадлежит газзану и учителю Соломону Авраамовичу Бейму, много лет прожившему в Чуфут-Кале. В своей книге «Память о Чуфут-Кале» (1862) С.А. Бейм объясняет эти знаки как «вилы и «стремена», символизирующие победу сорока семейств караимов над неприятелем во времена крымского хана Менгли Герая и Тохтамыша.

Еще одно известное толкование принадлежит Семену Саадьевичу Ельяшевичу, по мнению которого два знака являются начальными буквами названия Чуфут-Кале на древнееврейском языке — סלע עברים «Села Иврим», «Скала евреев», где «къалкан» (щит) — это буква ס , а «сенек» (вилы) — это буква ע . (смотрите: Таинственная надпись // Караимская жизнь. Книга 3-4.  1911. С. 114).

Вот, что пишет об этих знаках М.Я. Фиркович в брошюре «Старинный городок Калэ, называемый ныне Чуфут-Калэ» (Вильна. 1907. С. 33-34): «Выходите за ворота, взгляните на вершину их, и вы увидите над воротами мраморную доску, на которой начерчены знаки в виде вилы и сердца. Эти знаки наверное что-то означали или служили эмблемой, но об этом предание молчит».

Этнограф и археолог Осман Акчокраклы о знаке сенек ве къалкан тамгъасы (Осман Акчокраклы. Этнографические находки//Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Том III. Симферополь. 1929. С. 184-185):

Заслуживает особого внимания знак с изображением, напоминающим вертикально поставленные вилы, и рядом нечто в роде изображения сердца (над большими воротами). Следы этой же тамги обнаружены на блоке, в кладке древней оборонительной стены, около средних ворот; тот же знак, только без сердца, изображен на скале, у входа в пещеру-цистерну (копка кую), и на надгробной плите, найденной в сентябре 1929 года на южном склоне Чуфут-Кале, близ больших ворот. Эта тамга по всему играла здесь важную роль и принадлежала, видимо, одному из народов, обитавших здесь. Нахождение части этой тамги (Y) на саркофаге с арабскими надписями указывает на то, что она принадлежала какому-то татарскому роду.

Долгое время  сенек ве къалкан тамгъасы являлся у караимов символом Чуфут-Кале. Впервые широкое распространение знаки получили в 1916 году, когда их изображение появилось в утвержденной Гахамом С.М. Шапшалом новой однотипной печати караимских кенас. Позже сенек ве къалкан тамгъасы, вероятно по инициативе того же С.М. Шапшала, был включен в герб польских караимов. С конца XX века в результате милитаризации караимской истории знак «вил и щита» стал осмысливаться западными и крымскими караимами как символика их военного прошлого.

"Таинственная надпись" над воротами Биюк-къапу в Чуфут-Кале.

«Таинственная надпись» над воротами Биюк-къапу в Чуфут-Кале.

 

Печать образца 1916 года с изображением в центре знаков "сенек" и "къалкан".

Печать образца 1916 года с изображением в центре знаков «сенек» и «къалкан» (ГАРК. Ф. 241. Оп. 1. Д. 1345. Л. 3).

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

Габбай

Габбай (евр. גבאי, в дореволюционных источниках на русском языке термин переводился как «староста» или «ктитор») — должностное лицо, заведующее общественным движимым и недвижимым имуществом (кенаса и принадлежащие ей здания, мидраш). Должность габбая была выборной и неоплачиваемой, как правило ее занимал состоятельный член общины. В крупных общинах габбаев могло быть несколько.

О правах и обязанностях габбая из архива Таврического и Одесского Караимского Духовного Правления, 1917 год (ГАРК. Ф. 241. Оп. 2. Д. 40):

В виду избрания и утверждения Вас в должности Габбая Бахчисарайской Кенасы Таврическое и Одесское Караимское Духовное Правление уполнамачивает Вас охранять и оберегать в целости принадлежащее означенной Кенасе движимое имущество, и равно управлять недвижимым имуществом, для чего последние имеете право сдавать в аренду на сроки и за плату по Вашему усмотрению, получать арендные деньги, продавать означенные имущества, и если надобность укажет, вести дела в судебных установлениях и выступать во всех правительственных, общественных установлениях и у должностных лиц в защиту интересов означенных имуществ и доверять это полномочие от себя другим лицам по Вашему усмотрению в частях и полностью.

 

Доверенность эта принадлежит Старосте Бахчисарайской Караимской Кенасы Исааку Абрамовичу Прику.

«О габбаях» (Известия Таврического и Одесского караимского духовного правления. №4. Евпатория. 1917. С. 12):

Каждая община избирает на Общем Собрании прихожан одного или нескольких габбаев, которые заведуют имуществом и капиталами кенасы и общины, а также суммами, поступающими в виде пожертвований в пользу храма или отдельных учреждений общины.

Каждую субботу в кенасах читали специальную молитву о здравии габбаев, задачей которых была забота о материальном благополучии общины. Текст «Благословения габбаев» (ברכה לגבאים) из караимского молитвенника, изданного в Вильно в 1891 году:

יהוה אלהי ישראל ברחמיו הרבים ובחסדיו הגדולים ובטוביו הנעימים והנאמנים הוא יברך וישמך וינצר ויעזר ויפאר ויגדל וירומם וינשא את מעלת (פלוני) שהם גבאים על הצדקה ועל ההקדש ועל הפזור ועל צרכי הצבור ובשכר זה אלהי ישראל יברך וישמך וינצר ויעזר ויפאר ויקים עליהם מקרא שכתוב והמשכילים יזהירו כזהר הרקיע ומצדקי הרבים כככבים לעולם ועד

«Господь Бог Израиля по великой милости Своей и по большой благодати Своей, да благословит, хранит, оберегает, помогает, возвышает (имярек) габбаев, заботящихся освященном имуществе, оплате, пожертвованиях и нуждах общины. Бог Израиля да благословит, хранит, оберегает, помогает, возвышает их. Да сбудется над ними, написанное в Священном Писании: «А мудрые будут сиять, как сияют небеса, и ведущие многих по пути справедливости — как звезды, во веки веков».

От названия должности габбай произошла караимская фамилия Габбай (Габай, Габаев).

 

Печать габбая Исаака Иосифовича Оксюза. В центре печати на еврейском языке написано "габбай".

Печать габбая Исаака Иосифовича Оксюза. В центре печати на еврейском языке слово «габбай» (ГАРК, ф 241, оп. 1, д. 1251, л. 1).

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

Духан

Духан (евр. דוכן) — высокий и узкий столик для нужд газзана (для молитвенника и подсвечника), находящийся в алтарной части кенасы, называемой гехал. Во время молитвы  газзан или митпаллель находится возле духана спиной к молящимся и лицом к алтарю (арон hа-кодеш). Духан обычно накрывается специальным покрывалом — парохетом или масахом. В кенасе как правило было три духана. Один напротив арон hа-кодеш по центру кенасы – для газзана, который вел службу; два других, справа и слева от него, — для его помощников (в 1920-х годах встречается название на русском языке боковой алтарный столик), реже – один, два или четыре.

Три духана, накрытые парохетом в кенасе Феодосии (фото Б.Я. Кокеная)

Три духана, накрытые парохетом в кенасе Феодосии (фото Б.Я. Кокеная)

Духан в Большой кенасе Евпатории

Духан в Большой кенасе Евпатории без парохета

О духане читайте также: Ельяшевич В.А. Традиционная караимская терминология по материалам описей имущества кенас и других источников // Вопросы крымскотатарской филологии, истории и культуры. 2018. Вып. 6. С. 23-24.

Кальфа

Кальфа (с турецкого языка kalfa — «подмастерье», «помощник учителя») — помощник учителя в караимском мидраше.

И.И. Казас «Общие заметки о караимах» (Караимская жизнь. Книга 3-4. Москва. 1911. С. 61.):

Ученики делились на старших и младших. Каждый из младших учеников имел одного из старших своим кальфою (монитор), который приготовлял его к долженствовавшему быть данным уроку, а учитель в упомянутые выше немногие минуты только проверял то, что сделано монитором.

От термина кальфа произошла караимская фамилия Кальфа (иногда Кальфе, Калиф).

Караим (самоназвание)

Караим (קראים) — термин древнееврейского происхождения, образованный от корня «кара» (קרא) со значениями «читать», «звать», «призывать» и окончания множественного числа «-им» (ים). Общепринятый перевод — «читающие (Тору)». В русском языке термин утратил значение множественного числа, для образования которого прибавляется уже русское окончание множественного числа «-ы» — «караим-ы» (сравните «караим-ка», «караим-ский»).

Происхождение термина караим связано с возникновением религиозного течения внутри иудаизма, последователи которого  (היהודים הקראים «га-йегудим га-караим»)  признавали  авторитет только Священного Писания (письменной Торы  или ТаНаХа) и отвергали устное предание (устную Тору или Талмуд). Отсюда название «читающие», то есть придерживающиеся только письменного закона. Первоначально и вплоть до  XX века термин караим имел религиозно-этническое значение, в котором этнос и религия были неразрывно связаны между собой. Однако, в современном мире произошел распад термина на два значения: для религиозных караимов — прежнее религиозно-этническое значение, для атеистов, караимов с нейтральной религиозной позицией, и караимов, перешедших в другую религию, — только этническое значение. Другими словами, в наши дни часть караимов считает себя таковыми, не исповедуя при этом караимской религии, что было невозможно раньше, еще в начале XX века.

Впервые термин встречается в в сочинениях ранних караимских богословов Даниэля бен Моше аль-Кумиси (IX в.), Йефета бен Эли и Якуба аль-Киркисани (X в.) (Ликкуте кадмониот. Часть II. Зихрон ларишоним. СПб. 1903. С. 176; Zvi Ankori. Karaites in Byzantium. The formative years, 970-1100. New York. 1968. P. 219.). Помимо общепринятого толкования термина караим существуют и другие. Например, еврейский ученый Симха Пинскер (1801-1864) на основе собственных исследований средневековых караимских рукописей пришел к выводу, что термин караим происходит от корня «кара» со значением «звать, призывать» и первоначально использовался в значении «призывающий» или «проповедник» (Пинскер Симха. Ликкуте кадмониот. Приложения. Вена. 1860. С. 16). Средневековый комментатор Талмуда Раши (1040-1105) определяет термин караим как בעל מקרא ויודעה בגרסא ובקי בתעמיה, что буквально переводится как «знаток Писания, знающий текст и сведущий в пунктуации». Антология мидрашей «Ялкут Шимони» объясняет термин кара через слово דרשן даршан – «проповедник» или «толкователь», а Талмуд через арамейское выражение בדיוקא דקרי אורייתא נביאי וכתובי, что можно перевести как «умеющие правильно читать Тору, Пророков и Кетувим» (Furst Julius. Geschichte des Karaerthums. Leipzig. 1862. P. 129).

Некоторые примеры толкований термина караим караимскими авторами:

М.И. Султанский «Зехер чаддыким» (Варшава. 1920 (по рукописи 1838 года). С. 98-99 (перевод с древнееврейского языка В.А. Ельяшевич)):

Это слово имеет два значения. Во-первых, оно производится от слова «Микре кодеш» (Святые писания), по той причине, что мы основываемся не на предании, то есть на устной Торе, а только на «га-Микра», то есть на письменной Торе Моше, данной нам Господом на горе Синай для распространения по всему миру. Потому что Тора называется словом «Микра», как написано: «…и объясняли Микра» (Нехэмьйа 8:8). Такое же толкование слову «караим» дает Чацкий в его книге о караимах, которые у него носят название «секта караирум». Во-вторых, оно производится от слова «микрей», «призываемые», как написано: «…призываемые на собрание» (Бемидбар 16:2).

Я. Дуван «Катехизис, основы караимского закона» (СПб. 1890. С. 6):

Происходя из потомства Авраама, народа Израиля, мы, Караимы, исповедуем закон Моисеев. Название же Караим происходит от корня глагола (karo קרא) читать, слово же (karaj קראי) — читающий, (karaim קראים) множ. число: читающие, т.е. придерживающиеся Св. Писания. Называемся также (bene mikra בני מקרא), т.е. сыны Св. Писания. Придерживаясь точного смысла Св. Писания, мы никаких толкований, которым нет подтверждения в самом Св. Писании, не принимаем. Таким образом, мы сохраняем Моисеев Закон в том виде, как он был до появления Талмуда в народе Израиля. Эпитет же (karaim קראים) «караим» стали мы придавать себе со времени появления Талмуда, для отличия от талмудистов.

Ю.Д. Кокизов «Караимы. Краткий исторический очерк» (СПб. 1898. С.13):

Название «караимы», или «караиты» (как иногда они называются) произошло от корня семитического слова «Кара», что означает «читать писание», а во множественном «караим» — «читающие св. писание», то есть верующие письменному закону.

Я.Б. Шамаш «Краткий катехизис» (Евпатория. 1913. С. 25):

Что означает слово караим? — Название «караим» происходит от библейского корня קרא (кара) читать, слово же קראי «карай» обозначает «читающий», а קראים (караим) — множественное число, т.е. «читающие». Караимы называются еще בני מקרא (бене микра), т.е. сыны Св. Писания.

И.И. Казас «Общие заметки о караимах» (Общие заметки о караимах//Караимская жизнь. Книга 3-4. Москва. 1911. С. 37):

Слово караим производится от еврейского глагола кара — читать, и карай — чтец, человек, который в религиозных вопросах держится чтения, т. е. Св. Писания, признаёт авторитет только писанного закона, в противоположность талмудистам, которые кроме писанного закона признают и устный закон, устные предания, устные его толкования, основанные, по их мнению, на божественном откровении и равносильные Пятикнижию.

Т.С. Леви-Бабович «Три странички» (Севастополь. 1926. С. 11):

…стали именовать себя «Бене Микра», то есть приверженцы только чистого учения Моисея и Пророков. Потом же вместо прозвища «Бене Микра», для краткости стали употреблять слово «Кара» (единственное число) и «Караимы» (множественное число).

Б.С. Ельяшевич «Что должен знать каждый караим» (Евпатория. 60-е годы. Рукопись):

Слово «караим» происходит от древнебиблейского корня «кара», что означает «читать Писание». От этого же корня имеется еще другое древнебиблейское слово «микра». Оно означает «священное писание Старого Завета» или кратко «Старый завет». Отсюда название «карай» (во множественном числе «караимы») означает «читающий священное писание Старого Завета», или «старозаветник», т. е. придерживающийся священного писания только одного Старого Завета.

С.М. Шапшал «К вопросу об этногенезе крымских караимов». (С. 3. (рукопись)):

Слово караим, как известно, происходит от семитического корня кара(а). Причем, в древнееврейском языке означает: восклицать, призывать, называть, а также читать, а от него происходит форма карай — в значении читающий (св. писание), т.е. придерживающийся (св. писания). В виде окончания множественного числа придается к форме карай древнееврейское -им, или же тюркское -лар, и, таким образом, мы имеем форму караим, и наряду с ней карайлар.

Симон Шишман «Караимизм» (Лозанна. 1980. С. 14. Перевод с французского языка А.Н. Кондратьевой):

Для названия приверженности караимской доктрине дают несколько этимологий. 1) Одно от глагола «кара» — читать и изучать (Священное Писание). Итак, караимы были сторонниками Писания. 2) Другое значение от глагола: приглашать, призывать, откуда значение: «тот, кто призывает, миссионер». 3) От арабского слова «каариб» — читатель. Следовательно, «караим» — означает опытного читателя Священного Писания.

Несмотря на некоторые различия в толкованиях термина, все караимские авторы едины во мнении, что  он происходит от семитского корня «кара». В то же время известны спекулятивные (антинаучные) попытки не караимских авторов толкования термина и через другие языки. Экстравагантную и совершенно необоснованную теорию происхождения термина караим предлагает  историк А.И. Полканов, выделяющий в нем два значения: религиозный и этнический. По мнению А.И. Полканова изначально термин караим имел этническое значение и предположительно восходил к названию монгольского племени «тумат-караит», но со временем был вытеснен религиозным термином, со значением «читающие» (Полканов А.И. Крымские караимы. Париж, 1995. С. 19-20). Этническую теорию происхождения термина продолжает развивать и его сын геолог Ю.А. Полканов, со временем полностью исключивший его религиозное значение. Если его отец только предполагал монгольское происхождение термина, то Ю.А. Полканов уже утверждает, что термин караим (ед. ч. карай) происходит от тюркско-монгольских этнонимов и дает его в переводе «черный, простой народ». В связи с этим он заявляет, что правильнее в русском языке произносить не караим/караимы, а карай/караи, вводя в оборот совершенно новую лексическую форму этого термина (Полканов Ю.А. Караи – крымские караимы-тюрки. История. Этнография. Культура. Симферополь, 1997. С. 14). Несмотря на невероятность такого толкования, оно получило дальнейшее распространение.  Например, дочь Ю.А. Полканова, А.Ю. Полканова, в книге «Антропонимы крымских караимов» (Симферополь. 2012), развивая мысль своего отца, считает, что самоназвание «карай» происходит «от имени народообразующего племени» кераитов. Кроме того, А.Ю. Полканова предлагает свое толкование термина караим, которым, видимо, пытается объяснить не вписывающееся в толкование ее отца древнееврейское окончание «-им». Согласно этому толкованию слово караим раскладывается на корень «карай» и окончание «-м», что по ее мнению переводится с тюркского языка как «я карай».  Еще одна попытка объяснить древнееврейское окончание «-им» в якобы тюркском этнониме «карай» принадлежит Н.В. Кропотовой, высказавшей мысль, что слово караим состоит из тюркского слова «карай» (тюркский этноним) и древнееврейского окончания «-им» (Н.В. Кропотова. К вопросу об этимологии этнонимов «караим» и «крымские караимы»//Тезисы докладов международной конференции, посвященной 130-летию со дня рождения Полканова Александра Ивановича (1884-1971). Симферополь. 2014. С. 23-25).

Относительно попыток толкований термина караим не через древнееврейский язык можно высказаться словами Т.С. Леви-Бабовича, с иронией писавшего о гипотезе профессора А.А. Башмакова, по мнению которого термин происходит от названия народа киммерийцев(!) (письмо Т.С. Леви-Бабовича С.М. Шапшалу. 1938.):

Самая большая ошибка некараимских ученых, занимающихся историей караимов, является, по моему мнению, незнание ими священного языка Библии, и поэтому, они расхаживают по ложным переулкам. Если бы этот проф. знал какими железными цепями связано слово «караим» с его историей, конечно, он уберег бы себя от этой ошибки.

© Статью подготовил В.А. Ельяшевич

Лешон кодеш

Лешон кодеш (евр. לשון קודש в переводе с древнееврейского языка «священный язык») — в караимской терминологии древнееврейский язык, язык Священного Писания караимов — ТаНаХа (Ветхий Завет).

О большом значении лешон кодеш в религиозной жизни караимов говорит шестой догмат веры «О знании верующим языка Торы и ее толкований» (Эльягу Башиячи. Аддерет Эльягу. Константинополь. 1531. С. 27). Знание лешон кодеш вменялось в обязанность всей мужской составляющей караимов, и потому он изучался в караимских религиозных школах (мидрашах) с 5-6 лет. В первую очередь лешон кодеш для караимов являлся языком Священного Писания и богослужения, но в более широком смысле термин применялся к литературному языку караимов, хотя и существовало такое понятие как «лешон хахамим» (לשון חכמים), буквально «язык мудрецов» — язык богословия. На священном языке лешон кодеш написаны все без исключения караимские религиозные трактаты, велась переписка, составлялись юридические акты и многое другое. Область его применения была достаточно большой. Иногда в псевдонаучных статьях священный язык караимов путают с арамейским языком, которым караимы никогда не пользовались. Смотрите, например, брошюру «Здесь живут облака. Я их трогал рукою» (2011. С. 39), изданную Ассоциацией крымских караимов «Крымкарайлар», где язык эпитафий надгробных памятников Чуфут-Кале назван «древнебиблейским» с пояснением в скобках — «арамейский», в то время как все без исключения эпитафии на памятниках написаны на древнееврейском языке, языке лешон кодеш.

Из катехизиса Я. Дувана «Основы караимского закона», глава «Об обязательном изучении Торы и ее священного языка» (СПб. 1890. С. 47):

«Закон Моисеев постановляет в обязанность каждому последователю его: изучать и понимать Завет  с объяснением. Так как Завет написан и дан нам на древне-еврейском языке, то язык этот называется священным языком (לשון הקדש). Для понимания же точного значения читаемого Завета, также и молитв, которые установлено совершать на этом священном языке, является необходимым знание его. Поэтому наши законоучители постановили в обязанность каждому караиму: изучение и знание священного языка с его грамматикой, на столько, чтобы каждый, читая мог понимать и объяснять Св. Писание и установленные наши молитвы».

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Recent Entries »