Tag Archive for Литература

Карай Битиклиги

Карай Битиклиги (буквально с караимского языка — «караимская библиотека») — национальная караимская библиотека-музей, основанная С.М. Шапшалом в 1916 году в Евпатории на базе небольшой библиотеки при Караимском духовном правлении. Сразу после ее основания библиотека стала пополнятся за счет приобретений и частных пожертвований. Первым крупным поступлением в «Карай Битиклиги» стала библиотека умершего в 1916 году газзана С.М. Неймана, состоящая из 600 томов. Затем в «Карай Битиклиги» поступили 40 томов из библиотеки Б.М. Шишмана, 400 томов из библиотеки С.М. Луцкого, 75 книг из библиотеки С.Ш. Пигита (Екатеринослав), 440 книг из библиотеки М.С. Сарача (Одесса) и др. От самого С.М. Шапшала в библиотеку поступило более 1000 томов. Таким образом, уже к 1918 году в библиотеке «Карай Битиклиги» насчитывалось около 3000 томов. Это были печатные и рукописные сочинения религиозного характера по большей части на древнееврейском языке, труды по философии, астрономии, словесности, истории, этике, физике, математике, комментарии к Священному Писанию, словари и учебники. Самой старой из датированных рукописей являлось Пятикнижие 1280 года.

Самым большим поступлением в «Карай-Битиклиги» стала библиотека умершего в 1918 году караимского ученого-самоучки Авраама Юфудовича Мичри, состоящая из 17 380 томов. По словам Б.С. Ельяшевича в библиотеке А.Ю. Мичри было около 40 караимских старинных редких рукописей, 10 инкунабул и множество ценных старопечатных книг разных размеров и изданий. Собственно, пожертвованная наследниками А.Ю. Мичри библиотека не вошла в состав «Карай Битиклиги», а образовала новую общественную библиотеку, которой согласно воле покойного было дано название «Библиотека А.Ю. Мичри».

В библиотеке «Карай Битиклиги» был сформирован штат сотрудников, состоящий из заведующего, делопроизводителя, библиотекарей и сторожа. Содержалась библиотека в основном на личные средства Гахама С.М. Шапшала и частных пожертвований. Первым заведующим библиотеки был Моисей Яковлевич Фиркович, внук известного коллекционера рукописей А.С. Фирковича. После его смерти в 1918 году, заведующим библиотекой стал Сима Саадьевич Ельяшевич. После отъезда С.С. Ельяшевича в Москву в 1921 году внештатным заведующим библиотекой до 1929 года был его младший брат Борис Саадьевич Ельяшевич. Последним заведующим библиотеки в 1929 году был Шаббетай Маркович Тиро. Библиотека была публичной, открытой для всех посетителей, при ней работал читальный зал и постоянная музейная экспозиция, на которой выставлялись как предметы старины, так и интересные рукописи. Со времени основания «Карай Битиклиги» находилась в канцелярии Караимского духовного правления, а в 1918 году была перевезена в общественный дом, пожертвованный караимской общине Б.М. Шишманом, по адресу ул. Нижняя, д. 13 (совр. ул. Ефета, 13). Примерный объем «Карай Битиклиги» перед ее расформированием составлял около 5000 экземпляров.

В 1921 году библиотека «Карай Битиклиги» была национализирована и перешла в ведение госучреждения Евпаторийский отдел секции по охране памятников старины и искусства (КрымОХРИС) в качестве фондов Евпаторийского археолого-исторического музея (позже — Евпаторийский краеведческий музей). Сразу после поступления библиотеки в музей, его заведующая Полина Яковлевна Чепурина приступила к научной обработке ее материалов. В течение всего времени пребывания П.Я. Чепуриной в должности заведующего музеем с 1921 по 1928 год, она старалась привлечь внимание ученых и общественности к материалам «Карай Битиклиги» с целью ее сохранения и изучения. Библиотеку «Карай Битиклиги» посещали и работали в ней такие ученые как арабист И.Ю. Крачковский, гебраист М.Н. Соколов, тюрколог В.А. Гордлевский. Во время двух командировок М.Н. Соколова в Евпаторию в 1926 и 1927 годах им совместно с Б.С. Ельяшевичем была сотавлена опись рукописного фонда «Карай Битиклиги», составившего 180 томов. Среди ценных рукописей М.Н. Соколовым был отмечен фрагмент сочинения основателя караимизма Анана Ганаси «Сефер га-мичвот» («Книга заповедей»), дополняющий опубликованные фрагменты А.Я. Гаркави в 1903 году и С. Шехтера в 1910 году. В.А. Гордлевский дал высокую оценку рукописному переводу на караимский язык первых книг Ветхого Завета из коллекции М. С. Сарача. Академик И.Ю. Крачковский после осмотра «Карай Битиклиги» сделал заключение, что караимская библиотека «напоминает собрание Фирковича в Публичной библиотеке, но уступает в качественном отношении».

После увольнения П.Я. Чепуриной и вступления в должность заведующего музеем Я.Г. Благодарного судьба «Карай Битиклиги» сложилась крайне непросто. При попустительстве нового заведующего фонды библиотеки стали расхищаться, а вскоре вообще встал ворос о расформировании «Карай Битиклиги» по разным музеям и библиотекам. Сохранить целостность уникальной библиотеки не удалось. В начале 1931 года основная часть рукописного фонда библиотеки в количестве более 1000 экземпляров была передана  в Ленинград в Институт Востоковедения АН СССР. Затем часть книжного фонда была передана в собрание Российской государственной библиотеки в Москве и Библиотеку Академии Наук. Лишь очень небольшая часть «Карай Битиклиги» осталась в Евпатории и сейчас находится в запасниках Евпаторийского краеведческого музея.

В 1996 году в Евпатории была вновь создана караимская библиотека. В ее основу легла коллекция Б.С. Кокеная, переданная евпаторийской караимской общине С.И. Кушуль.  По традиции новая библиотека получила название «Карай Битиклиги«. Впоследствии фонды новой «Карай Битиклиги» пополнились личными архивами Б.С. Ельяшевича, Д.М. Гумуша и самой С.И. Кушуль, и продолжают пополнятся по сей день старинными и современными изданиями, в первую очередь с караимской тематикой. Библиотека находится на территории комплекса караимских кенас по адресу Караимская, 68.

Здание на улице Ефета, 13, в котором находилась библиотека, с видом на портал комплекса караимских кенас. Фото 2015 года.

Здание на улице Ефета, 13, в котором находилась библиотека, с видом на портал комплекса караимских кенас. Фото 2015 года.

Полка в современной "Карай Битиклиги".

Полка в современной «Карай Битиклиги».

 

 

Вавилонский кодекс

Вавилонский кодекс — принятое в науке название рукописи на древнееврейском языке «Поздние пророки» (15 книг от Исаии до Малахии), датируемой по колофонной записи  916 годом. Свое название рукопись получила из-за того, что имеет вавилонскую (надстрочную) вокализацию, разработанную Вавилонской масоретской школой (в отличие от классической и общепринятой вокализации, разработанной Тивериадской масоретской школой). Рукопись хранится в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге (https://vivaldi.nlr.ru/ob000000094/view). Еще в 1876 году ввиду ее уникальности было подготовлено факсимильное издание. Рукопись была обнаружена  А.С. Фирковичем в генизе Малой кенасы Чуфут-Кале в 1838 году. О находке рукописи в книге «Авнэ зиккарон» («Авнэ зиккарон». Путевые заметки Авраама Фирковича//Караимская жизнь. Кн. 12. М. 1912. С.13, 16):

«И открыл Господь глаза мои… Я неожиданно заметил отверстие, которое было прикрыто небольшой дверцей над верхним полом алтаря. Я раскрыл эту дверцу и сунул в отверстие голову, осветив его фонарем. Передо мной предстала такая картина. На нижнем полу алтаря лежала огромная книга, завернутая в шелковый старый-престарый парохет. Быстро вытащил я ее оттуда, развернул и вижу последняя «Книга Пророков», написанная на очень хорошем и дорогом пергаменте. С первого взгляда ея письмо показалось мне не очень древним, так столетнего происхождения. На последнем листе ея, счетом 224, тем же самым почерком, каким была написана книга, имелась надпись: «1228 год» — что по христианской эре составил 916 или 917-й г.

 

Оставшись один, сильно уставши после розысков на Мангуп-Кале, я стал пересматривать «Книгу Пророков», которую вез из Чуфут-Кале в чемодане. Меня интересовало, не обнаружу ли я каких-либо особенностей в тексте этой книги. И, вдруг, неожиданное чудо: я увидел знаки препинания и пунктуацию совсем особенные, каких никогда и нигде мне не приходилось видеть до этого дня. Их форма была так необычна, что я остолбенел от удивления. Я не верил своим глазам. И думал, не болен я уж, не страдаю ли галлюцинациями, благодаря чрезмерному утомлению и трудам. Я поспешил на воздух, чтобы освежиться и успокоиться. Через некоторое время я вернулся к книге и опять стал ее пересматривать. Все было по-прежнему, то же самое, что я видел и раньше…».

Образец вавилонской вокализации (Вавилонский кодекс, факсимильное издание)

Образец вавилонской вокализации (Вавилонский кодекс, факсимильное издание)

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

«Легенды и предания крымских караимов»

«Легенды и предания крымских караимов» — сборник легенд и преданий крымских караимов, изданный в Евпатории в 2002 году при финансовой поддержке Д.В. Паша. Составитель: Виктор Захарьевич Тирияки, газзан кенасы Евпатории (род. в 1955 г.). Несмотря на название, в сборник входят также предания и легенды караимов Литвы и Волыни, чем составитель подчеркивает неразрывную историческую связь западных караимов с караимами Крыма. На сегодняшний день является наиболее полным сборником, включающим 23 легенды и предания, собранных из разных источников, в том числе и устных:

Молитва Гахама

Бешик-тав — гора колыбель

Таш йавгъан йол

Ходжа Синани

Завещание

Ага тумпа

Къанлы дере

Вениамин Ага

Применил постановление Корана

Пчелы-спасительницы

Гулюш-тота

Как человек был спасен виноградной лозой

Ач-кёз

Ходжа Насреддин и воры

Хаджи Сарата

Разгоаор с Шайтаном

Алим — крымский разбойник

Княжья милость

Конь князя Витаутаса

Аланкасар

Эзра га-Рофэ

Проклятье

Набег Гонты

 

Обложка сборника "Легенды и предания крымских караимов"

Обложка сборника «Легенды и предания крымских караимов»

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

«Авнэ зиккарон»

«Авнэ зиккарон» (евр. אבני זכרון — буквально «Камни памяти») — сочинение Авраама Самуиловича Фирковича (1787-1874) на древнееврейском языке, или лешон кодеш. Название, вероятно, заимствованно из стихов второй книги Торы «Шемот» (в Синодальном переводе «Исход», 39:7), в которых упоминаются 12 драгоценных камней на священной одежде Аарона по 12 коленам Израиля — אבני זכרון לבני ישראל, «камни памяти для сынов Израиля». На это указывает также и полное название первой части книги — אבני זכרון לבני ישראל בארץ קירים, «Камни памяти (для) сыновей Израиля в Крыму». Являясь лишь аллюзией на стихи Торы, название «Авнэ зиккарон» содержит в себе совершенно иной смысл: «камни памяти» — это надгробные памятники на караимских кладбищах, исследованные и описанные в книге А.С. Фирковичем. Название книги, скорее всего, не является оригинальным. В 1841 году, еще до того, как была написана книга А.С. Фирковича, в Праге вышла в свет книга Йосефа Алманзи и Самуила Давида Луцато «Авней зиккарон», в которой были опубликованы наиболее интересные надгробные надписи еврейского кладбища в Толедо, а после выхода в свет этой книги был написан целый ряд сочинений с таким же названием. Книга А.С. Фирковича была написана, вероятно, еще в 1840-х годах, вскоре после совершенных им экспедиций по Крыму и Кавказу, но долгое время по разным причинам А.С. Фиркович не мог издать ее. Книга была издана лишь в 1872 году в городе Вильна (Вильнюс) и Одессе, за два года до смерти А.С. Фирковича.

 

Содержание. Книга «Авнэ зиккарон» состоит из двух самостоятельных частей, объедененных одной темой — открытие древних караимских памятников в Крыму:

1 часть. Предисловие. Представляет собой подробное описание поездок А.С. Фирковича по Крыму и Кавказу в 1838-1839 годах в поисках следов древнего пребывания караимов. Состоит из 133 коротких глав.

2 часть. Основная. Имеет также свое название ספר המאסף רשימות אבני זכרון לבני ישראל בחצי האי קירים — «Собрание надписей (на) камнях памяти (для) сыновей Израиля на полуострове Крым». Представляет собой собрание эпитафий наиболее интересных по мнению А.С. Фирковича памятников с разделами: Чуфут-Кале (у А.С. Фирковича «Села-Йегудим») — 562 памятника, Мангуп — 71, Солхат (Старый Крым) — 18, Кефе (Феодосия) — 29, Гезлев (Евпатория) — 100. Внутри каждого раздела эпитафии памятников расположены в хронологическом порядке. Самый ранний памятник А.С. Фиркович датирует 6 г. н.э (раздел «Села-Йегудим»).

Приложение. Состоит из 18 эстампажей («темунот»), сделанных А.С. Фирковичем с памятников Чуфут-Кале.

В книге «Авнэ зиккарон» А.С. Фиркович рассказал о своих открытиях, сделанных в Крыму и на Кавказе, некоторые из которых носили сенсационный характер, как например открытие Маджалисского документа,  книги «Поздние пророки» X века с вавилонской вокализацией и надгробного памятника Исаака Сангари. Однако, в силу того, что многие открытия А.С. Фирковича не были признаны наукой, книга является спорной и неоднозначной, требующей критического подхода при ее прочтении. Практически со времени выхода в свет и до наших дней книга «Авнэ зиккарон» является предметом дисскусий, но не потеряла своего исторического значения, в первую очередь благодаря ее первой части, представляющей собой описание поездок А.С. Фирковича. Книга «Авнэ зиккарон» легла в основу новой караимской историографии, согласно которой предки караимов поселились в Крыму еще до нашей эры. Эта концепция с некоторыми поправками была принята караимскими авторами, которые основывались на ней в своих исторических изысканиях. О большом историческом значении «Авнэ зиккарон» для караимов говорит тот факт, что эта книга была единственной, которая переводилась на русский язык, причем ни о дин раз. Впервые книга «Авнэ зиккарон» в переводе И.Я. Круглевича начала публиковаться в журнале «Караимская жизнь» за 1911-1912 гг. (8-37 главы первой части книги), но в связи с закрытием журнала публикация была не закончена. Затем, в переводе А.И. Катыка книга публиковалась в журнале «Известия Таврического и Одесского Караимского Духовного Правления» за 1917-1918 гг. (1-24 главы первой части книги), но снова в связи с закрытием и этого журнала публикация прервалась. В 1930-е году книгу продолжил переводить караимский общественный деятель Б.Я. Кокенай. Его перевод книги «Авнэ зиккарон» на русский язык с 38 по 92 главу остался в рукописи. В 1960-е годы книга была полностью переведена на русский язык караимским общественным деятелем Д.М. Гумушем, но ее публикация так и не была осуществлена. И, наконец, в издании «Известия Духовного управления религиозных организаций караимов Украины» за 2012-2014 гг. была опубликована первая часть книги, с 38 по 133 главу, в переводе В.А. Ельяшевича.

Отрывок из «Авнэ зиккарон» главы 53-57 (перевод В.А. Ельяшевича):

«Я понимаю, что всякому услышавшему об этих находках, они могут показаться удивительными, да и у меня самого было несколько причин для удивления, потому что моим глазам внезапно открывались вещи доселе невиданные. Во-первых, стало известно о древних поселениях сыновей Израиля в Крыму, о чем свидетельствуют даты на 49 памятниках (помимо тех, которые были найдены в Солхате), найденных в течение десяти дней поисков с 14 до 24 хешвана, кроме шаббата. Самый древний из них – это памятник почтенному рибби Йичхаку-маскилу, сыну Йакова, душа его в саду Эден, умершему в 4400 году, т.е. в 7 веке христианской эры. А самый молодой из них – это памятник высокочтимому Давиду, газзану общины Мангупа, умершему в 4972 году, т.е. в 13 веке христианской эры…Эти 49 удивительных памятников находятся на двух склонах поросшей лесом горы, рассеянные по всему кладбищу среди множества других памятников, поэтому я дал задание рабочим изготовить каменные столбы и поставить их в изголовье этих надгробий, чтобы таким образом отметить их и облегчить труд тому, кто пожелает исследовать их. Потому что я уверен в том, что после того, как об этих памятниках станет известно в мире, многим любителям древностей захочется исследовать их, чтобы убедиться в правдивости слышанного ими. Ведь обнаружились такие вещи, в которые трудно поверить, если не увидеть их собственными глазами».

 

Титульный лист книги А.С. Фирковича "Авнэ зиккарон"

Титульный лист книги А.С. Фирковича «Авнэ зиккарон»

Перевод "Авнэ зиккарон" И.Я. Круглевича в журнале "Караимская жизнь"

Перевод «Авнэ зиккарон» И.Я. Круглевича в журнале «Караимская жизнь»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рукопись перевода "Авнэ зиккарон" Д.М. Гумуша (архив национально-культурного общевства караимов Севастополя "Фидан")

Рукопись перевода «Авнэ зиккарон» Д.М. Гумуша (архив национально-культурного общевства караимов Севастополя «Фидан»)

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Шербиет

Шербиет — буквально «куплет», «стих», а также песня-импровизация с печальным мотивом о суетности человеческой жизни, горечи бытия и беспомощности всего живого перед смертью.  Шербиет исполнялся во время поста «чом шива ба-ав вэ-чом асара ба-ав» с 7 по 10 ава и в день недава, когда у караимов принято посещать могилы умерших родственников. По мнению собирателя караимского фольклора Б.Я. Кокеная слово шербиет восходит к персидскому «чар» — четыре, и «бейт» — стих, то есть «четверостишье» (Б.Я. Кокенай. Крымские караимы. Рукопись. С. 32). Б.С. Ельяшевич о традиции исполнения шербиет (Б.С. Ельяшевич. Караимы Крыма//Материалы к серии «Народы и культуры. Выпуск XIV. Караимы. Книга 3. Б.С. Ельяшевич. Историко-этнографические очерки. М. 1994. С. 68-69):

Также в большом ходу были распевание грустных мотивов и импровизация траурных надмогильных песен, известных под названием «шербиет»…Невыразимо тяжелую картину представляли кладбища караимов в течение 4-х дней «недава», их известного поста с жертвоприношением, когда там совершалось поминовение усопших. Но больше всего тогда поражала посетителя Иосафатова долина — эта древняя усыпальница караимского народа близ г. Бахчисарая, куда к тому времени со всех концов съезжались женщины для оплакивания своих умерших. Усевшись под тенистыми ветвями громадных вековых деревьев, они, начиная с легких всхлипывний, переходили постепенно к горькому плачу, и, наконец, среди отчаянных рыданий затягивали душераздирающие мелодии с тут же симпровизированными  куплетами «шербиет»а о суетности мира сего, о недолговечности бытия человека на земле, о злодеяних мачехи и т.д.

Шербиет исполнялся на караимско-крымскотатарском языке. Традиционно он начинался с куплета: Начало стиха такое: конец света/Не говори, что мир достанется нам/Не достанется он и Соломону, сыну Давида. Затем сочинитель (чаще всего женщина) продолжал песню рассказом о своем личном горе, например, о разлуке с умершим родственником или о несправедливом обращении мачехи. Образец шербиета из фольклорного сборника А.В. Кефели:

 

Шербиет баши бу дыр —

Ахыр зэман.

Бу дуньйа кумэ къалган —

Бизгэ аман.

Къалмады Давид огълу —

Сулеймангъа

Алты аршиш шэмбэз илен —

Аман гургъа.

 

Куйудан сув чэкэрлер

Тулум илен

Йарымдан айырдылар

Зулум илен.

Йарымдан айыргъанны

Зулум илен.

Олюсин кётерсинлер

Килим илен…

 

Перевод с караимско-крымскотатарского языка:

 

Начало стиха такое: конец света.

Не говори, что этот мир достанется нам,

Не достанется он и Соломону, сыну Давида.

Ах, для всех нас один конец:

Могила и шесть аршинов ситца.

 

Достанут воду из колодца

Бурдюком.

Оторвали меня от любимой

Несправедливо,

Оторванного от любимой

Несправедливо —

Пусть отнесут мертвого,

Завернутого в ковер…

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

«Лерегель гайладим»

«Лерегель гайладим» (евр. לרגל הילדים) — практический учебник древнееврейского языка, составленный караимским педагогом Ильей Ильичем Казасом (1832-1911). Полное название учебника: לרגל הילדים ללמוד לנערי בני  מקרא לשון עבר — «Руководство для детей. Для обучения юношей караимов еврейскому языку» с переводом его на русский язык «Учебник древне-еврейского языка для караимских школ». В караимской среде обычно используется сокращенное название на еврейском языке «Лерегель гайладим». Традиционно название «Лерегель гайладим» переводится как «Руководство для детей», однако солгласно эпиграфу к учебнику, представляющему собой цитату из Торы (Бытие, 33:14), точнее будет перевести его как «Поступью детей». Кстати, такой перевод наиболее отражает главный педагогический метод И.И. Казаса «от малому к большому», при котором ученик постепенно, шаг ша шагом, как-бы поступью, изучает предмет.  «Лерегель гайладим» — первый караимский учебник древнееврейского языка европейского образца, составленный по грамматико-переводному методу Г.Г. Оллендорфа. Издан в Одессе в  1869 году в типографии М. Бейленсона в двух частях: 1. грамматики и 2. хрестоматии. Язык учебника караимский крымскотатарский. По замыслу И.И. Казаса учебник носил исключительно практический характер без изложения грамматики и был составлен таким образом, чтобы обучающийся сам логическим путем выводил грамматические и другие правила. В 1896 году в Евпатории, в соответствии с требованием времени, было осуществлено издания учебника в переводе на русский язык. Новое издание И.И. Казас снабдил ссылками на «Еврейскую грамматику» В. Гезениуса (СПб. 1874). По словам Б.С. Ельяшевича учебник «Лерегель гайладим» «значительно облегчил обучение священному языку и стал классической настольной книгой в наших школах, являясь и поныне необходимой принадлежностью преподавния во всех наших «мидрашах»» (Б.С. Ельяшевич. И.И. Казас. Его жизнь, научно-литературная, педагогическая и общественная деятельность. Евпатория. 1918. С. 13).

"Лерегель гайладим" издания 1869 года

«Лерегель гайладим» издания 1869 года

"Лерегель гайладим" издания 1896 года

«Лерегель гайладим» издания 1896 года

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

«Молитва Гахама»

«Молитва Гахама» — легенда из сборника Соломона Самуиловича Крыма «Крымские легенды», изданного им в эмиграции в Париже в 1925 году на русском языке. По ряду признаков считается, что автором легенды является сам С.С. Крым (1867-1936), иносказательно рассказавший в ней о судьбе России в годы революций, Гражданской войны и голода (1917-1922) и о своей личной судьбе. «Данная легенда — пишет историк М.Б. Кизилов, — несомненно, не является народным преданием, но относится к типу так называемых литературных сказок, т.е. сказок, сочиненных самим автором с применением элементов народного колорита». Действительно, в образах легенды «Молитва Гахама» легко угадываются известные исторические события. Например, в центральном образе  Шайтан-Чокрака (Чертов родник, Чертов ключ), помрачающего разум человека, видна аллегория на Октябрьскую революцию и последующие за ней события: «И сановники хана Ратмира стали поденщиками, все поденщики сановниками, и люди, которых Бог благословил достатком, стали босяками, а босяки уродуют себе ноги, стараясь одеть на одну ногу два сапога…И стали все равны и все голодны».

 

Содержание легенды:

В давние времена, еще до прихода потомков Чингис-Хана, правил в Крыму мудрый и справедливый хазарский хан Ратмир, повелевший запечатать Шайтан-Чокрак, помрачающий человеческий разум. К концу 25-ти летнего царствования хана Ратмира подул страшный северо-восточный ветер, который дул 7 лет и иссушил всю землю. Наступила засуха, и люди стали умирать от жажды и голода. Советники хана Ратмира предложили распечатать Чертов ключ, чтобы дать людям напиться, но хан Ратмир колебался: «Как же я буду управлять людьми, которые сошли с ума?» — спрашивал он у своих придворных. В то время в городе Солхат (ныне Старый Крым) жил ученый караим Гахам Шемуэль, который записывал на пергаменте великие дела хана Ратмира. Гахам Шемуэль горячо советовал не открывать опасного ключа и хан Ратмир прислушался к его совету. Однако, когда бедствие достигло крайних пределов под давлением своих придворных хан Ратмир велел распечатать Чертов ключ. Люди, измученные жаждой, стали пить прохладную воду и сходить с ума. Лишь Гахам Шемуэль удержался и ушел из города на гору Агармыш, где записывал все, что видел собственными глазами. С тех пор прошло много лет и от пергамента Гахама Шемуэля осталось всего несколько листков, обрывочно рассказывающих о том, чему был свидетель Гахам после того, как был открыт Чертов ключ. Вот, что было написано на одном из них: «Не стало благочестивых и прямодушных. Все делают засаду, ловят друг друга в сети, подозревают всех, ограбившие страшно боятся ограбленных, и бесстыдная, как это бывает всегда, и наглая трусость проливает потоки ненужной, безвинной крови». Семь лет продолжалось в Крыму бедствие, пока Гахам Шемуэль не составил новой молитвы, от которой на листке пергамента осталось только начало. Предание гласит, что после молитвы Гахама подул благодатный западный ветер и принес спасительный дождь — «Открылись источники, очнулись подданные хана Ратмира и в ужасе увидели, что они соделали со своей родиной». «Много разных народов приходило в Крым и переходило через Крым, много мудрецов и ученых всего мира искали затерянный листок пергамента с молитвой, как избавить людей от помешательства, и никто не мог найти до сих пор. Когда найдут и кто найдет этот пергамент, знает один Всевышний, а пути его неисповедимы. Народы проходят — один он бессмертен».

 

После 1925 года легенда «Молитва Гахама» выдержала несколько изданий. В 1939 году легенда была напечатана в журнале литовских караимов «Онармах» в переводе на трокский диалект караимского языка. В этом издании в тексте легенды и в ее названии традиционный термин «гахам» был заменен на псевдоисторический термин «гахан», то есть легенда стала именоваться «Молитва Гахана». В 2002 году легенда была опубликована в сборнике В.З. Тирияки «Легенды и предания крымских караимов» в переводе на русский язык с караимского перевода 1939 года, но с ее оригинальным названием — «Молитва Гахама» (и также в тексте). В примечании к легенде составитель сборника В.З. Тирияки дает толкование некоторых аллегорий, связывая их с революционными событиями в России. В 2004 году с искаженным названием «Молитва Гахана» (и также в тексте) легенда вошла в сборник «Фольклор крымских караимов», составленный Ю.А. Полкановым, А.Ю. Полкановой, Ф.М. Алиевым.  Не рассмотрев аллегорий на Октябрьскою революцию и Гражданскую войну, составители сборника сочли ее за древнюю легенду. В 2005 году легенда была издана в научно-популярном журнале «Историческое наследие Крыма», в статье М.Б. Кизилова «Караим Соломон Крым: жизнь и судьба». М.Б. Кизилов дает идентичное с В.З. Тирияки толкование аллегорий, а в главном действующем лице легенды, Гахаме Шемуэле, он видит автора легенды С.С. Крыма. «На наш взгляд, — пишет М.Б. Кизизилов — при более внимательном рассмотрении становится ясно, что в образе печального и внимательного наблюдателя Гахама Шемуэля, единственного, кто сохранил разум в трагическую для страны эпоху, Соломон Крым, вне всякого сомнения вывел самого себя».

При составлении статьи был использован следующий материал: М.Б. Кизилов «Караим Соломон Крым: жизнь и судьба»//Историческое наследие Крыма. №10. Симферополь. 2005. С. 91-94.

Легенда «Молитва Гахама» из сборника «Крымские легенды», Париж, 1925 г.:

легенда 1  легенда 2  легенда 3  легенда 4  легенда 5  легенда 6  легенда 7

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Мангуб тюркюси

Мангуб тюркюси (в переводе с крымско-татарского языка «Мангупская песня» или «Песня о Мангупе») — песня на караимском крымско-татарском языке, рассказывающая о душевных переживаниях автора (называющего себя «дертли Симха» — «страдающий Симха»), вызванных нападением на Мангуп неизвестных врагов («душманлар») и разрушением его в 1793 году. На песню «Мангуб тюркюси», как на интересный исторический источник, впервые обратил внимание собиратель караимского фольклора Борис Яковлевич Кокенай (1893-1967), обнаружив ее в рукописном наследии своего отца. Дальнейшее распространение песня получила в 1960-х годах через караимского общественного деятеля Давида Марковича Гумуша, который сделал транслитерацию текста песни, написанного еврейской графикой, и перевел его на русский язык.  Как исторический источник песня «Мангуб тюркюси» была использована в его неизданной статье «Мангуп и караимы».  Впервые «Мангуб тюркюси» была опубликована в статье Дана Шапира на английском языке «A karaim poem in Crimean-Tatar from Mangup: a Source for Jewish-Turkish History» (Judaeo-Turcica III. 2001). Вскоре после этого, в 2002 году, в Вестнике Еврейского университета была опубликована статья Дана Шапира на русском языке «Караимская «Песнь о Мангупе» 1793 года: новый источник для истории караимов Крыма», в который автор приводит сразу три списка песни, уже известный благодаря Б.Я. Кокенаю и Д.М. Гумушу и два вновь найденных: из личного фонда С.М. Шапшала в Отделе Библиотеки Литовской Академии Наук в Вильнюсе и из личного фонда Шемайи Авраамовича Фирковича. Такое внимание к песне со стороны как караимских, так и еврейских исследователей, объясняется тем, что ее автор, караим по имени Симха, рассказывает о нападении на Мангуп и его разграблении и указывает дату этого события (и одновременно написания песни) — 5553 год от сотворения мира, или 1793 год. Таким образом, историкам впервые становится известно о времени и обстоятельствах ухода караимов с Мангупа и их переселении в другие города, такие как Чуфут-Кале, Кезлев (Евпатория) и Кефе (Феодосия). «Ни один из известных нам источников — пишет Д.М. Гумуш, — не говорит о том, когда именно и почему караимы окончательно покинули Мангуп. Только эта песня дает ответы на эти вопросы и указывает точно год и причину ухода». Однако, приоткрыв одну тайну, песня «Мангуб тюркюси» задает историкам новую загадку: кто же были те безымянные враги («душманлар»), которые напали на Мангуп? По этому вопросу высказывались разные предположения. Например, Дан Шапира, считает, что упоминаемыми в песне врагами могли быть русские, а историк М.Б. Кизилов в своей статье «К истории караимской общины Мангупа» предлагает читателю сразу несколько версий. Согласно одной из них, это были представители знатного татарского рода Балатуковых, которые владели землями Мангупа в XIX — нач. XX века. Песня «Мангуб тюркюси» является ценным источником по истории одной из самых древних и в тоже время одной из самых малоизученных караимских общин Крыма.

 

Текст песни «Мангуб тюркюси» в транслитерации Д.М. Гумуша:

 

Мангуп туркусы

 

Ходжа, ходжа!

Къарлы дагълар витанын дан

Айырылан – агълар

Дерхунума бир от душ ди

Джигерчигим йанар агъларым

 

Бири бирилен савушта

Акъыл да къалмады башда

Беш бинъ беш йуз элли уч дэ

Бузул ды-йанар агъларым

 

Ашкъын дересини ашдым

Вардым йат эллере душ дим

Мал дан , мелал дан ваз геч дим

Гидерим – йанар агъларым

 

Къонджа дерлер, дигиль гуль ден

Гоньлюм хъеч айырылмаз сен ден

Иншаллахъ йапулыр тез ден

Денерим – йанар агълары

 

Йоллары гечильмез даш тан

Гозим йаши гечер баш дан

Айырылмаз дост дан эш ден

Денерим – йанар агъларым

 

Сувы вэ мевахъсы оксек дагълар

Эшитенлер бевле севлер:

Ибадет игдигим эвлер,

Виран дыр — йанар агъларым

 

Сагъындыгъым оксек дагълар

Йузум кулер къальбим агълар

Виран къалды Мангуп дер лер

Витан дыр — йанар агъларым

 

Сагъындыгъым оксек дагълар

Йузум кулер къальбим агълар

Хакъ назарын олан агълар

Виран дыр – йанар агъларым

 

Дилегим вар хъер гун санъа

Душманларым хакъ дан була

Банъа дер лер дертли Симха

Олунче йанар агъларым

 

Перевод Д.М. Гумуша:

 

Песня о Мангупе

 

Учитель, учитель! От снежной горной долины

Отторгнутый — будет плакать.

Мне внутрь огонь проник,

Легкие горят – я плачу.

 

Друг с другом прощаются

В голове не осталось ума

В пять тысяч пятьсот пятьдесят третьем

Разорен – я горько плачу.

 

Быстро я пересек долину его,

Пошел, и в руки чужие попал.

Расстался со всем, что имел,

Ухожу – и горько плачу

 

Говорят бутон, но не розы,

Мысли никак не оторвутся от тебя.

Бог даст быстро восстановят,

Но я вновь горько плачу

 

Пути-дороги его непролазны из-за камней,

Слезы глаз моих стали выше головы моей.

От друзей с кем никогда бы не расставался,

Расстался – и горько плачу.

 

Вода его и плоды на высоких горах.

Слышавшие так говорят

Дома, в которых я молился

Разрушены – я горько плачу

 

Я вспоминаю высокие горы

Лицо мое смеется, а сердце плачет.

Разрушенным остался Мангуп, говорят.

Это родина моя – я горько плачу

 

Я вспоминаю высокие горы,

Лицо смеется, а сердце плачет.

Обиженный судьбой будет плакать.

Разрушен – я горько плачу

 

Просьба моя каждый день к Тебе –

По заслугам пусть получат враги мои.

Одержимый Симха обо мне говорят,

Но до смерти я буду горько плакать.

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

«Зехер чаддыким»

«Зехер чаддыким» (евр. זכר צדיקים, в переводе на русский язык «Память праведников») — сочинение Мордехая Иосифовича Султанского (1771-1862) на древнееврейском языке, написанное им в 1838 году, в то время, когда он был газзаном в Чуфут-Кале. Полное название: זכר צזיקים או קצור אגדה в переводе на русский язык «Память праведников или краткое повествование». Название сочинения имеет двойное значение: 1) во-первых, словами зехер чаддыким начинается поминальная молитва караимов, в которой поминаются имена известных и уважаемых караимских деятелей — «Память праведников да будет благословенна…»; 2) во-вторых, согласно поздней караимской традиции предки караимов, жившие еще во времена второго Храма, назывались «чаддыким», то есть «праведники» (не путать с «саддуким» — саддукеи). Об этом значении названия своей книги  М.И. Султанский пишет в самом ее начале: «И поскольку в этом рассказе я буду рассказывать только о караимах, которые назывались раньше именем чаддыким, я назвал его ПАМЯТЬ (о) ЧАДДЫКИМ».

По словам М.И. Султанского книга была написана им с целью вкратце рассказать об истории караимов и  пояснить их отличие от евреев-талмудистов людям не караимского и не еврейского происхождения. По имеющимся сведениям предполагался перевод книги на русский язык, который, однако, так и не был осуществлен. О  причинах написания книги и ее задачах из предисловия «Почему было написано это краткое повествование» (Султанский М.И. Зехер чаддыким. Варшава. 1920. С. 71-72. Перевод на русский язык В.А. Ельяшевич):

В наше время Творец, благословен Он, пробудил дух многих ученых из народов земли к изучению различных наук. И стали они исследовать события прошлого, происходившие в каждом народе, и отправились странствовать по земле, чтобы увидеть все собственными глазами и получить знания из первых рук. Через наш город Бахчисарай проезжали знатные и известные люди из разных стран, из Франции, Германии, Англии и др., и особенно из страны Государя нашего великого Императора Российского, да возвысится слава его, почтенные и уважаемые люди из Петербурга и Москвы и других больших городов. Когда им становилось известно о том, что недалеко от Бахчисарая есть скала Кале, на которой обособленно от всех живут одни только караимы, то у них возникало благое намерение пойти посмотреть на нас. Желая как можно больше узнать о нас, они посещали наш дом молитвы и гостили в одном из наших домов, где мы их угощали, как могли. Беседуя с нами, они задавали вопросы о караимах, говоря: «Кто такие караимы? Откуда и при каких обстоятельствах пришли сюда? Сколько лет прошло с тех пор как они здесь поселились? В каких еще странах живут караимы? Когда появилась религия караимов, и каковы ее основы? Что означает имя караимов и что означает имя раввинистов? Каковы основы религии раввинистов? Почему караимы отделились от раввинистов и в какое время это произошло?» И так далее. Мы отвечали им то, что знали, но ведь слова, произносимые устами, уносятся ветром и исчезают. Поэтому решил я записать в книгу рассказ, в котором будут кратко даны ответы на все вопросы о караимах и раввинистах, от возникновения и до наших дней, чтобы всякий интересующийся караимами смог составить о них полное представление.

Сочинение М.И. Султанского представляет собой первый опыт исследования истории караимов с письменной фиксацией устной караимской исторической традиции. В 54-х коротких главах сочинения М.И. Султанский рассказывает о времени и обстоятельствах появления караимских общин в разных уголках мира, начиная свой рассказ с общих сведений о караимах, с указанием на их отличие от евреев-талмудистов, и истории разделения израильского народа на караимов и раввинистов (талмудистов):

1-32 главы — отличие караимов от раввинистов, история разделения израильского народа на караимов и раввинистов (талмудистов), история возникновения караимских общин на Ближнем Востоке.

33-39 главы — история возникновения караимских общин в Крыму.

40-54 главы — история возникновения караимских общин в Польше (Литва, Западная Украина).

Слабой стороной книги является часто встречаемое несоответствие хронологии описываемых событий с общепринятой в науке хронологией (встречаются расхождения в несколько веков), так как М.И. Султанский основывался на известных ему сочинениях раввинистов и караимов и еврейскую средневековую историческую традицию. Кроме того книга отличается бросающейся в глаза тенденциозностью и намеренной демонстрацией превосходства караимов над раввинистами, с резкой критикой последних. Впрочем, книга написана вполне в духе своего времени со свойственным как караимам, так и раввинистам полемическим характером. Сочинение «Зехер чаддыким» впервые было издано в 1920 году в Варшаве по рукописи, хранящейся в Большой синагоге Варшавы, с обширным историческим предисловием Самуила Авраамовича Познанского.

Титульный лист "Зехер чаддыким" издания 1920 года.

Титульный лист «Зехер чаддыким» издания 1920 года.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

 

 

«Тешуат Йисраэль»

«Иггерет Тешуат Йисраэль» (אגרת תשועת ישראל), с древнееврейского языка «Послание «Спасение Израиля»» — сочинение на древнееврейском языке Йосефа Шеломо бен Моше Луцкого (более известного под акронимом Яшар), представляющее собой описание поездки караимской делегации в 1827 году из Крыма в Санкт-Петербург с целью ходатайства об освобождении караимов от рекрутской повинности. Впервые было издано в 1833 году в типографии М.И. Тришкана. Вместе с переводом на караимский крымско-татарский язык, выполненным А.С. Фирковичем, сочинение было издано в 1841 году в Евпатории. В 1962 году караимским общественным деятелем Б.Я. Кокенаем сделан перевод сочинения на русский язык с татарского текста под названием «Освобождение караимов от рекрутщины в 1827 году».

 

26 августа 1827 года вышел указ императора Николая II о рекрутской повинности для евреев, который распространился также и на караимов, в то время еще окончательно не отделенных законом от евреев. Из перевода Б.Я. Кокеная (рукопись):

При издании этого закона было неясно написано общим названием «иудеи», а дальше в некоторых местах было ясно указано, что закон касается всех иудейских сект и т.к. караимы не были выделены отдельно (как не иудеи), то власти Крыма причислили и караимов в общее число, благодаря чему и нас сосчитали за иудейскую секту. Из губернии прислали приказы властям крымских городов, чтобы и караимов внесли в число подлежащих выделению из своей среды рекрутов от каждых 500 человек двух молодых людей от 12 и до 25 лет.

 

После обнародования нового указа караимы на собранные от общин деньги снарядили делегацию для поездки в Санкт-Петербург по примеру делегации 1795 года, когда караимам удалось добиться освобождения от двойной подати, наложенной на евреев. Состав делегации: С.С. Бобович, Йосеф Шеломо бен Моше (Яшар, автор сочинения), секретарь Лео Яворский, Соломон Мичри, татарин Абдулла и его сын Фаттаха в качестве повара. Результатом поездки караимской делегации стало освобождение караимов от рекрутского набора, одной из главных причин которого послужила малочисленность караимов. Из указа Его Императорского Величества Николая II от 27 ноября 1827 года (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1, л. 89):

Караимов, как малое племя, остающееся на лице земли от рекрутства, также от рекрутских денег и солдатского постоя на всегда освободить.

 

В честь освобождения караимов от рекрутского набора в 1829 году справа и слева от входа в Большую кенасу Евпатории были установлены две мраморные стелы с надписями на древнееврейском и русском языках. Текст надписи на русском языке:

Господи, силою Твоей возвеличится царь. Положи еси на главе от каменетесца. Евпатория 1829 года свидетельствует сей столп в храме Божьем во век быть память премного благодарному дому Израиля, сонму караимов яко последовало слово Монарше об освобождении сынов их от рекрутской повинности милостию Всеавгустейшего Великого Государя Императора Николая Павловича Самодержца всероссийского и проч. Да поживет вовек и престол Его яко во дни неба, возвышится слава Его и превознесется Монархия его тако и буди буди аминь.

Две мраморные стелы в честь освобождения от рекрутского набора у входа в Большую кенасу Евпатории

Две мраморные стелы в честь освобождения от рекрутского набора у входа в Большую кенасу Евпатории

Первая страница "Тешуат Йисраэль"

Первая страница «Иггерет Тешуат Йисраэль»

© Стать подготовил Ельяшевич В.А.

« Older Entries