Search Results for: гахам

«Молитва Гахама»

«Молитва Гахама» — легенда из сборника Соломона Самуиловича Крыма «Крымские легенды», изданного им в эмиграции в Париже в 1925 году на русском языке. По ряду признаков считается, что автором легенды является сам С.С. Крым (1867-1936), иносказательно рассказавший в ней о судьбе России в годы революций, Гражданской войны и голода (1917-1922) и о своей личной судьбе. «Данная легенда — пишет историк М.Б. Кизилов, — несомненно, не является народным преданием, но относится к типу так называемых литературных сказок, т.е. сказок, сочиненных самим автором с применением элементов народного колорита». Действительно, в образах легенды «Молитва Гахама» легко угадываются известные исторические события. Например, в центральном образе  Шайтан-Чокрака (Чертов родник, Чертов ключ), помрачающего разум человека, видна аллегория на Октябрьскую революцию и последующие за ней события: «И сановники хана Ратмира стали поденщиками, все поденщики сановниками, и люди, которых Бог благословил достатком, стали босяками, а босяки уродуют себе ноги, стараясь одеть на одну ногу два сапога…И стали все равны и все голодны».

 

Содержание легенды:

В давние времена, еще до прихода потомков Чингис-Хана, правил в Крыму мудрый и справедливый хазарский хан Ратмир, повелевший запечатать Шайтан-Чокрак, помрачающий человеческий разум. К концу 25-ти летнего царствования хана Ратмира подул страшный северо-восточный ветер, который дул 7 лет и иссушил всю землю. Наступила засуха, и люди стали умирать от жажды и голода. Советники хана Ратмира предложили распечатать Чертов ключ, чтобы дать людям напиться, но хан Ратмир колебался: «Как же я буду управлять людьми, которые сошли с ума?» — спрашивал он у своих придворных. В то время в городе Солхат (ныне Старый Крым) жил ученый караим Гахам Шемуэль, который записывал на пергаменте великие дела хана Ратмира. Гахам Шемуэль горячо советовал не открывать опасного ключа и хан Ратмир прислушался к его совету. Однако, когда бедствие достигло крайних пределов под давлением своих придворных хан Ратмир велел распечатать Чертов ключ. Люди, измученные жаждой, стали пить прохладную воду и сходить с ума. Лишь Гахам Шемуэль удержался и ушел из города на гору Агармыш, где записывал все, что видел собственными глазами. С тех пор прошло много лет и от пергамента Гахама Шемуэля осталось всего несколько листков, обрывочно рассказывающих о том, чему был свидетель Гахам после того, как был открыт Чертов ключ. Вот, что было написано на одном из них: «Не стало благочестивых и прямодушных. Все делают засаду, ловят друг друга в сети, подозревают всех, ограбившие страшно боятся ограбленных, и бесстыдная, как это бывает всегда, и наглая трусость проливает потоки ненужной, безвинной крови». Семь лет продолжалось в Крыму бедствие, пока Гахам Шемуэль не составил новой молитвы, от которой на листке пергамента осталось только начало. Предание гласит, что после молитвы Гахама подул благодатный западный ветер и принес спасительный дождь — «Открылись источники, очнулись подданные хана Ратмира и в ужасе увидели, что они соделали со своей родиной». «Много разных народов приходило в Крым и переходило через Крым, много мудрецов и ученых всего мира искали затерянный листок пергамента с молитвой, как избавить людей от помешательства, и никто не мог найти до сих пор. Когда найдут и кто найдет этот пергамент, знает один Всевышний, а пути его неисповедимы. Народы проходят — один он бессмертен».

 

После 1925 года легенда «Молитва Гахама» выдержала несколько изданий. В 1939 году легенда была напечатана в журнале литовских караимов «Онармах» в переводе на трокский диалект караимского языка. В этом издании в тексте легенды и в ее названии традиционный термин «гахам» был заменен на псевдоисторический термин «гахан», то есть легенда стала именоваться «Молитва Гахана». В 2002 году легенда была опубликована в сборнике В.З. Тирияки «Легенды и предания крымских караимов» в переводе на русский язык с караимского перевода 1939 года, но с ее оригинальным названием — «Молитва Гахама» (и также в тексте). В примечании к легенде составитель сборника В.З. Тирияки дает толкование некоторых аллегорий, связывая их с революционными событиями в России. В 2004 году с искаженным названием «Молитва Гахана» (и также в тексте) легенда вошла в сборник «Фольклор крымских караимов», составленный Ю.А. Полкановым, А.Ю. Полкановой, Ф.М. Алиевым.  Не рассмотрев аллегорий на Октябрьскою революцию и Гражданскую войну, составители сборника сочли ее за древнюю легенду. В 2005 году легенда была издана в научно-популярном журнале «Историческое наследие Крыма», в статье М.Б. Кизилова «Караим Соломон Крым: жизнь и судьба». М.Б. Кизилов дает идентичное с В.З. Тирияки толкование аллегорий, а в главном действующем лице легенды, Гахаме Шемуэле, он видит автора легенды С.С. Крыма. «На наш взгляд, — пишет М.Б. Кизилов — при более внимательном рассмотрении становится ясно, что в образе печального и внимательного наблюдателя Гахама Шемуэля, единственного, кто сохранил разум в трагическую для страны эпоху, Соломон Крым, вне всякого сомнения вывел самого себя».

При составлении статьи был использован следующий материал: М.Б. Кизилов «Караим Соломон Крым: жизнь и судьба»//Историческое наследие Крыма. №10. Симферополь. 2005. С. 91-94.

Легенда «Молитва Гахама» из сборника «Крымские легенды», Париж, 1925 г.:

легенда 1  легенда 2  легенда 3  легенда 4  легенда 5  легенда 6  легенда 7

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Гахам

Гахам (חכם), «хахам» (в произношении крымских караимов «гахам»), с древнееврейского языка «ученый», «мудрец». Термин имеет два значения.

1. гахам —  ученый, мудрец.

 

2. Гахам — председатель учрежденного в 1837 году Таврического и Одесского Караимского Духовного Правления, Таврический и Одесский Караимский Гахам. В официальной переписке прошлого на караимско-крымскотатарском и древнееврейском языках при обращении к Гахаму использовался титул ראש חכמים «глава мудрецов» и אב בית דין «глава Дома суда».

 

Таврический и Одесский Караимский Гахам являлся духовным главой караимов, права и обязанности  которого были определены законодательством Российской империи. Должность гахама являлась выборной и оплачиваемой караимскими общинами. Гахам мог принимать решение только по вопросам религиозного характера, если же дело касалось одновременно и религиозного закона караимов  и гражданского, то Гахам отвечал только за религиозную сторону, как указано в законе: «Дела, касающиеся и духовной и гражданской части, Гахам разсматривает лишь в отношении духовном, предоставляя все прочее губернскому начальству». Например, при выборе газзана, Гахам мог только одобрить избранную кандидатуру, а утверждалась кандидатура Губернским Правлением.

Некоторые положения о правах и обязанностях Гахама (Свод законов Российской империи. Издания 1857 года. Том XI. Часть I. Уставы духовных дел иностранных исповеданий. Глава II. О духовных делах евреев-караимов. СПб. 1857. С. 204-207):

Статья 1098. Гахам есть духовный глава евреев-караимов, обитающих в Одессе и в губерниях Таврической и Западных. Он избирается всеми обществами сих евреев.

 

Статья 1099. Место жительство Гахама в Евпатории.

 

Статья 1100. Гахам свое содержание получает от караимских обществ, по их акту 25 сентября 1835 года.

 

Статья 1119. Гахам, имея надзор за Таврическим караимским духовенством и синагогами, печется о приличном сих последних содержании, о соблюдении надлежащего порядка в богослужении, и об учреждении училищ при синагогах, наблюдая при том как за учением, так и за нравственностью учителей и учеников.

 

Статья 1124. Гахам разсматривает возникающие в приходах дела о порядке богослужения и обрядов, исправлении духовных треб, заключении и расторжении браков и назначении депутатов к защищению имуществ, принадлежащим синагогам и училищам.

Таврические и Одесские Караимские Гахамы и годы их службы:

1. Евпаторийский купец I гильдии Симха Соломонович Бобович (1839-1855).

2. Исполняющий обязанности Гахама старший газзан Бахчисарая Соломон Авраамович Бейм (1855-1857).

3. Евпаторийский купец I гильдии Бабакай Соломонович Бобович (1857-1879) (младший брат Симхи Соломоновича Бобовича).

4. Евпаторийский купец I гильдии Самуил Моисеевич Панпулов (1879-1912).

5. Исполняющий обязанности Гахама старший газзан Евпатории Самуил Моисеевич Нейман (1912-1915).

6. Сотрудник МИД России, преподаватель Петербургского Университета, переводчик Серайя Маркович Шапшал (1915-1920).

7. Исполняющий обязанности Гахама старший газзан Евпатории Борис Саадьевич Ельяшевич (1920-1925).

 

з1

з

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

Дуван, Семен Эзрович

Семен Эзрович Дуван (1 (14) апреля 1870, Евпатория – 5 февраля 1957, Больё-сюр-Мер, Франция) – один из самых ярких представителей городского самоуправ­ления Таврической губернии, горячий патриот родного города – Евпатории.

С.Э. Дуван родился в состоятельной караимской семье потомственного почетного гражда­нина города Евпатории, купца II гильдии Эзры Исааковича Дувана. Его мать, Биче Симовна, дочь Симы Соломоновича Бобовича — первого Гахама, председателя Таврического и Одесского кара­имского духовного правления, утвержденного в России высочайшим указом от 1837 года.

Отец Семена, Эзра Исаакович (1844 – 1906) почти сорок лет – до самой своей кончины – постоянно избирался гласным в Городскую Думу, был также гласным Евпаторийского Земского Собра­ния, последние годы (1903 – 1906) – гласным Губернского Земского Собрания, членом уездного Врачебного совета, состоял почетным мировым судьей, почетным попечителем Евпаторийской мужской и председателем попечительского совета женской гимназий. Будучи губернским гласным, Э.И. Дуван принял активное участие в заготовлении материалов для постройки нового ванного отделения Сакской грязелечебницы. Прославился Эзра Исаакович и благотворительностью: жертвуя  средства на строительство муж­ской и женской гимназий, храмы Кирилло – Мефодиевскую цер­ковь, Свято – Николаевский православ­ный собор, Александровское караимское духовное и городское начальное училища, си­нагоги, выделил 8,5 тысяч рублей на стипендию в высшем учебном заведении для детей малосостоятельных граждан. Своим духовным завещанием он оставил Евпатории 25 тысяч рублей благотворительного ка­питала и на такую же стоимость два магазина, проценты и доход с которых должны были расходоваться на материаль­ную помощь. В 1911 году на деньги, пожертвованные городу Э.И. Дуваном, в Евпатории была построена городская богадельня, названная его именем.

Естественно в семье, в которой был культ служения своему народу, помощи беднейшему населению города без различия национальностей, старшему сыну нужно было продолжить дело  столь уважаемого отца.  С.Э. Дуван учился в Симферопольской мужской гимназии. Но, как писал   Б.С. Ельяшевич, «караимского образования не получил и был воспитан своим отцом в общеевропейском духе». [Ельяшевич Б. С. Караимский биографический словарь (от конца XVIII века до 1960 г.) // Караимы. Кн. 2 / Материалы к серии «Народы и культуры». — М.,1993. — Вып. 14. — С. 46].

Некоторое время отец и сын вместе заседали в Городской Думе Евпатории. С 1898 года он гласный Евпаторийской Думы, с 22 мая 1902 года по 18 апреля 1906 года – член (один из двух) Городской Управы при Городском Голове Н.А. Мамуне. После избрания его в местное самоуправление С.Э. Дуван становится наиболее активным его членом. В 1899 году С.Э. Дуван удостоился первой благодарности Думы за то, что добился вместе с двумя другими гласными в Санкт-Петербурге выделения 250 тысяч рублей, благодаря чему было замощено две трети городских улиц.

В 1903 году Дуван проделал большую работу по полной переоценке для нового налогообложения всего городского недвижимого имущества, в соответствии с генеральным планом города упорядочил частную его застройку, санитарное дело и водоснабжение, провел первые дороги и улицы в дачном районе, улучшил работу базаров.

3 мая 1906 года Семен Эзрович стал Городским Головой. Именно тогда небольшой уездный город Евпатория, с его кривыми узкими улочками и преимущественно одноэтажной застройкой, начинает приобретать черты курортного города, его сравнивают с итальянским городком Виареджио. С.Э. Дуван про­чил Евпатории, имеющей уникальные природно–кли­матические условия большое курортное будущее, роль Всероссийской здравницы. Современный город должен был развиваться, по мнению С. Дувана, в западном направлении, в так называемом дачном районе, между Карантинным мысом и Мойнакским целительным озером. Для решения этой задачи, С.Э. Дуван за чисто символическую цену в 9 600 рублей, стал владельцем участка казенной земли, чуть более двух тысяч десятин, под названием «Каран­тинное озеро» (в пределах теперешнего сквера имени Н. В. Гоголя).

От продажи под за­стройку участков новых распланированных кварталов Упра­ва получила 200 тысяч рублей, чем и финансировала стро­ительство театра, о котором давно мечтал С.Э. Дуван. Здание  этого культурного центра было возведено в течение двух лет в 1908–1910 гг. В считанные годы здесь возник и современный район с оригинальными в архитектурном от­ношении постройками в весьма распространенном в то вре­мя стиле модерн.

Популярный  путеводитель Григория Москвича за 1912 г. так писал  о качественных преобразованиях патриархального города: «Прежде чем перейти к описанию Евпатории, необходи­мо сказать несколько слов о новой части города, или, вер­нее, новом городе, возникшем с американской быстротой бла­годаря прозорливости, энергии и настойчивости бывшего Го­родского Головы С. Дувана. Город этот – миниатюрная ко­пия благоустроенных европейских городов, сказочно вырос на запущенном казенном пустыре между «стареющим» горо­дом и дачами… Тому же г. Дувану город обязан постройкой изящного здания театра, который высится среди прекрасных новых зданий созданного по–американски города. И какой провинцией кажется теперь старая Евпатория сравнительно с новой!» [Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. — 23-е изд. — СПб.,1912. — С. 80–81.].

Семен Эзрович Дуван

Семен Эзрович Дуван

Однако, многих общественных деятелей города раздражала такая энергичная работа Городского Головы. Подавляющее большинство гласных Думы в своих патри­архальных представлениях замыкалось в пределах старого города, не видело новых перспектив развития городских территорий. Против С.Э. Дувана была развязана кампания по его дискредитации, несмотря на  признание его несомненных заслуг. С.Э. Дуван не был переизбран на повторный срок. Следующим городским Головам – А. И. Нейману, затем М. М. Ефету для продолжения преобразований в городе не хватало настойчивости, энергии, да и личных связей С.Э. Дувана в столице, а с отстранением С.Э. Дувана Евпатория потеряла исторический шанс сделать новый, качественно зримый скачок в своем развитии.

Являясь одним из самых состоятельных граждан в уезде, С.Э. Дуван находился на службе не ради жалованья, а по призванию, с желанием принести как можно больше пользы родному городу. Свое кредо он изложил в следующих словах, произнесенных на обеде в его честь 19 июня 1911 года в отеле «Дюльбер»: «Да, господа, вместе с вами я люблю Евпаторию, люблю так горячо, как только можно любить родину. Я верю, в светлое будущее Евпатории и твердо уповаю, что будущее это не за горами, ибо зерна, брошенные на евпаторийскую почву, попадают на почву благоприятную». [Евпаторийские новости.–1911.–21 июня.–№ 26.–С.2].

Уже, будучи рядовым гласным, С.Э. Дуван  и тут проявил себя человеком, для которого главное – любовь к городу. 15 февраля он предложил возвести в городе библиотеку имени императора Александра II Освободителя в рамках программы празднования 50-летия Ве­ликой реформы – отмены крепостного права в России, и указал наиболее подходящее для нее место – восточная сторона Театральной площади. Дуван выска­зал пожелание построить и оборудовать библиотеку полно­стью за свой счет (11 – 12 тысяч рублей), пожертвовав при этом для ее собрания 500 собственных книг. Данное учрежде­ние, окончательной стоимостью в 25 тысяч рублей, было пе­редано в собственность управы 29 октября 1913 года. Тогда же Дума вынесла решение поместить на здании надпись: «Соо­ружено на средства гласного Городской Думы Семена Эзровича Дувана». Открытие библиотеки состоялось лишь 19 июля 1916 года уже после того, как Дуван был повторно избран главой управы.

26 сентября 1911 года С.Э.Дуван был избран председателем Земской уездной управы, и 5 января 1913 года был утвержден на этот пост губернатором. В этом же году С.Э. Дуван был избран в действи­тельные члены Таврической ученой архивной комиссии, со­стоявшей из известных в России ученых и общественных дея­телей. В качестве председателя Земской управы Дуван и тут проявил свою неукротимую энергию: школы, больницы, землеустройство, улучшение коневодства и овцеводства, распространение племенных производителей, устройство уездной телефонной сети, создание сельскохозяйственной школы супругов Тонгур в урочище Кара-Тобе на пожертвованные ими деньги. В мае 1914 года, раньше, чем в губерн­ском городе, в Евпатории было открыто трамвайное движение.

В годы первой мировой войны на муниципальных выборах 25 сентября 1915 года гласные Думы снова выдвинули на пост Городского Голо­вы одного кандидата – С.Э. Дувана, который и был избран подавляющим большинством голосов. Несмотря на продолжающуюся войну,  С.Э. Дуван изыскал средства и, наконец, открыл построенную им же библиотеку имени Александра II (ныне имени А. С. Пушкина).        С.Э. Дуван пла­нировал создание при ней культурного центра  и научно – исторического музея.

За свою общественную и государственную деятельность С.Э. Дуван был награжден орденами св. Анны 2 и 3 степени, св. Владимира 4 степени, медалью Российского Общества Красного Креста, Романовским знаком отличия 2 степени, а королем эллинов Георгием I ему был пожалован серебряный крест Греческого королевского ордена Св. Спасителя за ассигнование Думой под его председательством пяти тысяч рублей на строительство греческой Свято-Ильинской церкви в Евпатории. За заслуги перед городом еще при жизни С.Э. Дувана, в 1910 году, его именем назвали одну из улиц Нового города, начинающуюся от городского театра.

DSC_0376

С.Э. Дуван в Евпаторийском уезде был крупным зе­мельным собственником, что позволяло ему заниматься благотворительностью: ему принадлежала расположенная в 25 верстах к северо – востоку от города экономия (имение)  Дувановка (ныне село Лушино Сакского района), включавшая в себя 4015 десятин земли общей стоимостью чуть более 400 тысяч рублей. В самом городе С.Э. Дувану принадлежало несколько зданий:  прекрасно выполненный в стиле модерн доходный трехэтажный дом, построенный в 1907 – 1908 гг., прямо напротив православного Свято – Николаевского собора, с одноэтажным флигелем во дворе для собственной семьи. Семейство Дуванов также владело прибрежной фамильной дачей «Мечта»(1900 г.) и виллой «Кармен» (1911 г.) с дешевыми номерами для сдачи отдыхающим.

С.Э. Дуван был хорошим семьянином: его супруга Сарра Иосифовна (урожденная Кальфе) родила ему пятерых детей: трех сыновей (Иосифа, Сергея и Бориса) и двух дочерей (Анну и Лизу, в замужестве Будо и Гелелович).

Будучи несколько раз представленным императорской семье в составе депутаций органов управления Таврической губернии, Дуван умело обращал внимание Николая II на целебные свойства Евпаторийских грязей, мор­ского купания и песчаного пляжа. Императрица остановила  свой выбор на С.Э.Дуване, назначив его Заведующим созданного военного лазарета (Приморской санаторией) в Евпатории еще и по причине его высокого материального положения.

16 мая 1916г., в понедельник,  поезд с  Императором, Императрицей, Наследником, Великими княжнами и свитой прибыл в Евпаторию. С.Э.Дуван встречал царский поезд в качестве Городского Головы. Николай II с семейством посетил достопримечательности уездного города:  Свято-Николаевский православный собор, ханскую мечеть, кара­имскую кенасу, земскую уездную больницу. В санато­рии государь вручил награды выздоравливающим воинам, прогулялся пешком по Дувановской улице.   Всю вторую половину дня августейшие особы провели на при­брежной даче Дувана «Мечта», где в это время отдыхала фрейлина Императрицы А. Вырубова.

Дальнейшие события – Февральская революция, отречение Николая II, падение монархии в России явились, по всей видимости, глубоким по­трясением для С. Э. Дувана. Он приветствовал свершившуюся бескровную революцию, и призвал гласных до созыва Учредительного собрания добросовестно исполнять возложенные на них обя­занности. 16 июля 1917 года прошли досрочные демократические и прямые выборы новых гласных Думы, в результате кото­рых был почти полностью обновлен ее состав. С.Э. Дуван  прошел  туда совместно с И. Б. Шишманом по списку внепартийной деловой группы. Однако, сразу вслед за этим Семен Эзрович, ссылаясь на расшатанное здоровье, слагает с себя обязанности как Го­родского Головы, так и только что подтвержденное звание гласного. Сняв с себя украшавшую его грудь цепь, он покида­ет собрание. Его работа в новом «революционном» составе Думы вряд ли была возможной.

Вскоре, в конце октября 1917 г. С.Э.Дувану удалось эмигрировать за границу. Этот длительный период его жизни не исследован так, как дореволюционный.  В  июне 1950 года, в восьмидесятилетнем возрасте С. Э. Дуваном было составлено  завещание. И здесь он остается верен себе: прежде всего, это общественный деятель, думающий масштабно и высказывающий свои мысли о будущем устройстве Родины. “Верю, что рано или поздно Россия,– пишет он, – избавится от большевиков и в этом случае будет восстановлена как нормальное государство”. В лучших национальных караимских традициях он высказывает заботу об обездоленных, желая устроить на своей вилле «Кармен» приют для стариков. Однако более всего поражает нестерпимая ностальгия по бесконечно любимой  им  Евпатории, в которую он просит перевезти на вечный покой свое бренное тело, в город, где осталась не частица, а вся душа Дувана.

С.Э. Дуван скончался 5 февраля 1957 года в Болье-сюр-Мер (Приморские Альпы) во Франции; погребен по православному обряду.

14 мая 1993 года Исполнительный комитет Евпаторийского городского Совета народных депутатов принял решение № 276 «О возвращении исторического названия улице Дувановской», а 14 – 15 апреля 1995 года Евпатория торжественно отметила 125-летие со дня рождения Семена Эзровича Дувана. Вскоре была утверждена Дувановская премия за вклад в развитие города и курорта, в 2003 году рядом с театром установлен памятник С.Э. Дувану – меценату и созидателю.

Портрет С.Э. Дувана в зале заседаний Городского совета Евпатории (фото с официального сайта газеты "Евпаторийская здравница", публикация 31.07.2015)

Портрет С.Э. Дувана в зале заседаний Городского совета Евпатории (фото с официального сайта газеты «Евпаторийская здравница», 2015 г. )

Использованная литература:

1.Дуван С.Э. «Я люблю Евпаторию…» Слово и дело Городского Головы. Евпатория: Южногородские ведомости,1996,– 199с. ил. Составители и авторы предисловия М.В. Кутайсова, В.А. Кутайсов; Изд. 2-е, расширенное и дополненное.-Симферополь:Феникс, 2013.-204 с.,ил.;

2. Кутайсов В.А.,Кутайсова М.В. Евпатория. Древний мир, Средние века. Новое время. –К.: ИД Стилос, 2007.-284с

3. В.Н. Сухоруков. Крым в лицах и биографиях. Симферополь: Атлас-Компакт, 2008,–с.142-144;

4.Караимы. Кн.2 // Материалы к серии «Народы и культуры». 2-е изд. — М 1993.Вып. 14. — С. 44-49.

© Статью подготовила Марина Кутайсова

Караимский катехизис

Караимский катехизис — книга, содержащая основы караимского вероучения. Караимский катехизис  является продуктом слияния караимской религиозной  и европейской культур, возникшем в самом конце XIX века. Предшественником караимского катехизиса с полным правом можно считать сочинение «Тув таам» (буквально «Приятный вкус», в переводе Б.С. Ельяшевича-  «Благоразумие») караимского вероучителя реби Мордехая Соломоновича Казаса (?-1835) из Чуфут-Кале. «Тув таам» представляет собой краткое изложение основ караимской веры в форме вопросов и ответов (ср. респонсы). Написано на караимско-крымскотатарском языке. Издано в Евпатории в 1835 году вместе с сочинением «Чуф деваш» («Медовый нектар»).

Кроме «Тув таам» известно 4 караимских катехизиса на русском языке:

«Катихизис, основы караимского закона. Руководство к обучению Закону Божию Караимского юношества». Составитель — Яков Вениаминович Дуван (1842-1901), исполняющий обязанности газзана в Санкт-Петербурге в конце 1880-х — начале 1990-х гг. Издан в Санкт-Петербурге в 1890 году. Объем 107 страниц с приложением на 12 страницах.  Катехизис одобрен караимским  Гахамом.

Дуван

«Краткий катихизис. Руководство к начальному обучению караимских детей Закону Божию и краткой истории караимизма». Составитель — Яков Борисович Шамаш (1880-1945), учитель в Евпатории, младший газзан в Харькове в 1917-1928 гг., исполняющий обязанности газзана в Симферополе в 1942-1944 гг. Издан в Евпатории в 1913 году. Объем 27 страниц.

Шамаш

«Караимский катихизис вкратце». Составитель — Моисей Яковлевич Фиркович (1846-1918), внук А.С. Фирковича, учитель, заведующий караимской национальной библиотекой «Карай Битиклиги». Издан в 1915 году в Мелитополе. Объем 28 страниц.

Фиркович 2

«Главные законы караимского вероучения». Составитель — Соломон Авраамович Прик (1843-?), учитель в Одессе. Издан в Одессе в 1917 году. Объем 196 страниц.  По словам караимского биографа Б.С. Ельяшевича  «Основы» С.А. Прика «единственное на русском языке исчерпывающее произведение о догматических и нравственных истинах караимского учения».

Прик

 

© Статью подготовил В.А. Ельяшевич

«Бирлык»

Крымское караимское общество культуры «Бирлык» (с тюрк. «Единство») – общественное объединение караимов, созданное при Крымском областном отделении Советского фонда культуры. Первая национальная общественная организация крымских караимов.

Цели и задачи Общества: возрождение, изучение и сохранение национальной духовной и материальной культуры, истории, этнографии; просвещение и благотворительная деятельность; укрепление и развитие национального и интернационального единства. Организации Общества предшествовала многолетняя просветительская деятельность караимских энтузиастов. 22 марта 1989 г. был создан оргкомитет по проведению учредительной конференции Общества во главе с И. А. Шайтановым. Помощь в организации Общества оказал председатель Крымского областного фонда культуры Б. С. Балаян. Датой создания Крымского караимского общества культуры «Бирлык» является 21 мая 1989 г., когда на учредительной конференции было принято решение о регистрации организации, председателем которой был избран ялтинец Яков Ибраимович Бараш (1929-2007). Заместителями председателя стали: Александр Вениаминович Кискачи, Виктор Захарович Тирияки, Марк Эзрович Хафуз и Игорь Александрович Шайтанов. При Обществе действовал Научно-консультативный совет, возглавляемый доктором геолого-минералогических наук Юрием Александровичем Полкановым.

5 октября 1991 г. Крымское караимское общество культуры «Бирлык» решением его конференции было преобразовано в Крымское национально-культурное караимское общество. В связи с самоотводом Я. И. Бараша председателем Общества был избран симферополец Яков Михайлович Хаджи (1927-1992), а его заместителями были выбраны Виталий Маркович Авах (по идеологическим вопросам), Евгений Маркович Альянаки (по производству), Яков Ибраимович Бараш (по работе с городскими национально-культурными обществами) и Игорь Александрович Шайтанов (по общим вопросам). Тогда же по просьбе Г. С. Ялпачика (Мелитополь) в состав Общества были приняты караимы г Мелитополя. В структурные подразделения Крымского караимского общества вошли 16 населённых пунктов: г. Алупка, г. Бахчисарай, г. Евпатория, г. Керчь, г. Красноперекопск, г. Мелитополь, г. Севастополь, г. Симферополь, г. Старый Крым, г. Феодосия, г. Ялта, пгт Багерово, с. Белоглинка, с. Долинное, пгт Молодежное, пгт Приморский. Общество являлось составной частью Культурно-просветительской ассоциации караимов «ИЛК» при Советском фонде культуры (президент Илья Семёнович Бабаджан (Москва). В связи со смертью 17 июля 1992 г. Я. М. Хаджи новым председателем Общества 11 октября того же года был избран бахчисараец Юрий Борисович Коген.

Среди основных пунктов деятельности Общества «Бирлык» можно отметить:

  1. Обращение к властям Крыма об оказании помощи в восстановлении памятников караимской культуры на Чуфут-Кале и комплекса кенас в Евпатории.
  2. Создание в 1989 г. в Симферополе на базе арендуемой классной комнаты Вечерней сменной школы рабочей молодёжи №7 (бывшего здания Караимского женского бесплатного училища) воскресного клуба Крымского караимского общества по изучению языка (преподаватель феодосиец М. Э. Хафуз), истории и этнографии караимов.
  3. Инициатива восстановления исторических названий улицы в крымских городах (в т. ч. улицы Караимской в Евпатории, Симферополе, Феодосии) и присвоение новым улицам в г. Бахчисарае имён подпольщика Абрама Марковича Болека (1896-1944) и доктора филологических наук, тюрколога, гахама Серайи Марковича Шапшала (1873-1961).
  4. Выделение на новой территории кладбища «Абдал» в Симферополе отдельного сектора для захоронения граждан караимской национальности.
  5. Ходатайство о предоставлении евпаторийскому караимскому обществу помещения бывшей караимской школы с двором при комплексе караимских кенас по ул. Матвеева (Караимской), 68 для проведения культурных мероприятий, собраний, создания школы по изучению караимского языка.
  6. Ходатайство о передаче в пользование Обществу здания Вечерней сменной школы рабочей молодёжи №7.
  7. Передача в пользование Обществу помещения на углу ул. Сергеева-Ценского и Танкистов, где в 1940-е гг. находился караимский молитвенный дом и 2-х кабинетов Вечерней школы №7 в Симферополе.
  8. Установка мемориальных досок на здании бывшей караимской кенасы в Симферополе по ул. Караимской, 6 и на здании симферопольской средней школы №1 (ул. К. Маркса, 32) в память о преподавателе мужской гимназии, поэте и общественном деятеле И. И. Казасе (1832-1912).
  9. Ходатайство перед Мелитопольским горисполкомом о выделении мелитопольскому караимскому обществу помещения для проведения собраний.
  10. Участие Крымского караимского общества в совместном обращении национально-культурных обществ Крыма к его населению о проведении референдума для решения вопроса о воссоздании Крымской АССР.
  11. Учреждение 21 декабря 1990 г. совместно с Крымским фондом культуры премии имени И. И. Казаса за вклад в области просвещения, тюркологии и истории караимского народа. Первым лауреатом премии стала Семита Исааковна Кушуль (1906-1996).
  12. Ходатайства о присвоении участникам Великой Отечественной войны красноармейцу Д. Б. Паша и капитану 3-го ранга Е. Б. Ефета звания Герой Советского Союза.
  13. Оказание материальной и врачебной помощи нуждающимся и престарелым караимам и караимам, возвращающимся из мест принудительной ссылки в 1944 г., а также призрение одиноких и организация похорон умерших караимов.
  14. Издание Русско-караимского разговорника Г. С. Ялпачика и прочей литературы о караимах.
  15. Выход Постановление Совета министров Крымской АССР №5 от 21.01.1992 г. «О мерах по сохранению и возрождению культурного наследия караимов и крымчаков» при активном участии председателя Я. М. Хаджи, членов Общества и их инициативе.
  16. Создание национально-культурных обществ караимов в Бахчисарае, Евпатории, Мелитополе, Симферополе, Феодосии, Ялте.
  17. Создание караимских экспозиций при евпаторийском и феодосийском краеведческих музеях.
  18. Публикация статей и заметок о караимах в СМИ и научно-публицистической литературе, выступления по радио и ТВ.
  19. Проведение дней караимской культуры, конференций и тематических встреч с посещением Чуфут-Кале и других городов и мест, связанных с жизнью караимских общин.

Общество «Бирлык» внесло значительный вклад в дело возрождения караимов и их культуры в Крыму на рубеже 80-90-х гг. XX в. 20 ноября 1993 г. Крымское караимское общество было реорганизовано в Ассоциацию крымских караимов «Крымкарайлар».

 

Выступление первого председателя общества "Бирлык" Я.И. Бараша 21 мая 1889 г.

Выступление первого председателя общества «Бирлык» Я.И. Бараша 21 мая 1989 г.

 

© Статью подготовил С.И. Шайтанов

Бобович, Сима Соломонович

Сима Соломонович Бобович (Бабович), прозванный Хаджи-Ага (1790-1855) — одна из центральных фигур в истории восточноевропейских караимов XIX века, крупный коммерсант и землевладелец, общественно-политический деятель Евпатории, первый  Таврический и Одесский Гахам, общепризнанный лидер и глава караимской общины Российский империи в 1820-1850 гг.

С.С. Бобович родился в Евпатории в семье богатого купца Соломона Бабакаевича Чабака (Бобовича), одного из лидеров караимских общин Крымского полуострова. Пойдя по стопам отца, С.С. Бобович уже в молодые годы стал обладателем большого капитала и принимал активное участие в общественной жизни родного города. Избирался на должность Городского Головы Евпатории на три срока подряд с 1818 по 1827 гг. В 1825 году во время неурожая С.С. Бобович выписал за свои деньги из Одессы в Евпаторию 6 тысяч четвертей зерна, и, продавая его по самым низким ценам, почти по себестоимости, предотвратил приближающийся голод. В этом же 1825 году С.С. Бобович удостоился чести встречать императора Александра I во время его посещения Евпатории. К этому времени он уже выдвинулся в лидеры караимских общин Крыма, защищая и остаивая интересы своих соплеменников перед властьимущими. Способствовал переезду в Евпаторию ученых караимов из Луцка, таких как Иосиф-Соломон Моисеевич Луцкий (Яшар), Мордехай Иосифович Султанский, Авраам Самуилович Фиркович, оказавших большое влияние на интеллектуальное развитие караимов в Крыму.

В 1827 году по выбору караимских общин Крыма С.С. Бобович возглавил делегацию в Санкт-Петербург, направленную для ходатайства об отмене для караимов рекрутской повинности. В российской столице С.С. Бобович добился аудиенции с графом Виктором Павловичем Кочубеем, председателем Государственного Совета Российской империи, а через него и самим императором Николаем I, всемилостивейше повелевшим удовлетворить ходатайство караимской делегации. Из Книги «Тешуат Йисраэль» («Спасение Израиля») (перевод с караимского языка Б.Я. Кокеная):

«В те дни многие из передовых сил народа в городах отсутствовали: кто в виноградниках, кто в садах. А другие в деревне собирали зерно свое или убирали виноград в виноградниках и не было мужа входящего или выходящего перед джамаатом, кроме большого человека нашей эпохи, главы нашей Сыма бен Шеломо Бабовича, ибо у него было в обычае, перенятого от покойного отца своего трудиться на пользу народа и телом и имуществом своим. Помогать как многим, так и единичным лицам, к какому бы народу он не принадлежал, ибо он был милостив ко всем. А в такие тяжкие дни, когда дело касалось всего народа, он не изменил своему обыкновению: он перестал собирать зерно в поле и виноград в виноградниках, а также оставил торговые дела. Все это он поручил брату своему, домашним и служащим. Забросив все, он остался в городе не двинулся с места, чтобы быть крепостью для нас. Хлопотал в государственных учреждениях, был охранителем общественного порядка для джамаата».

Портрет С.С. Бобовича, опубликованный в журнале "Караимская мысль" (1934)

Портрет С.С. Бобовича, опубликованный в журнале «Караимская мысль» (1934)

Состояние  С.С. Бобовича исчислялось миллионами, он владел обширными земельными угодьями в Крыму и за его пределами, фруктовыми садами, виноградниками, судами, на которых вел заграничную торговлю. Капитал С.С. Бобовича, позволявший ему вести диалог с крупными сановниками и влиятельными лицами империи, служил надежным гарантом караимской общины Российской империи. В 1830 году С.С. Бобович с членами своей семьи и А.С. Фирковичем совершил паломничество в Святую Землю. В 1837 году по  инициативе С.С. Бобовича было создано Таврическое и Одесское караимское духовное правление, осуществляющее контроль за всеми караимскими общинами Российской империи. В 1839 году он стал первым Председателем Таврического и Одесского караимского духовного правления — Гахамом. На посту Гахама С.С. Бобович сумел добиться для караимов значительных льгот и освободить их от ряда ограничений, наложенных на еврейское население Российской империи, тем самым подготовив почву для законопроекта 1863 года об уравнивании караимов в правах с русскими поданными.

Начиная с 1840-х годов С.С. Бобович проживал в соем имении под Карасубазаром (современный Белогорск) под названием «Ган Яфе». Во время Крымской войны (1853-1856) предоставил «Ган Яфе»под военный госпиталь. Скоропостижно скончался от холеры летом 1855 года. Похоронен  в Карасубазаре. Вот как описывает свое прибытие в Карасубазар сразу после смерти гахама С.А. Бейм (Известия Караимского духовного правления. — 1919. — Евпатория. — №1. — С. 12):

«В этот самый день, я, Соломон Бейм, по приглашению венца головы нашей, Его Высокостепенства Гахама нашего Хаджи-ага, мудрого и милосердного, глубокочтимого мужа совета и вразумления, прибыл в Карасубазар, и ужас объял душу мою. Явившись для того, чтобы удостоится сладкой беседы Гахама, я увидел внезапно потрясающее зрелище; вместо того, чтобы согреться в лучах света, исходящего от Гахама, как от солнца, я застал могильщиков, обмывающих тело Гахама…».

DSC_0116

Дом С.С. Бобовича в Евпатории на Караимской улице. Фото 2015 года.

Отрывок текста на мраморной стеле, установленной в память о С.С. Бобовиче: (перевод на русский язык Р.Я. Кальфа):

«С молодых лет своих носил печать величия на челе своем и обширностью ума своего и мудростью рук своих превзошел над своими сверстниками, и был назначен главой народа своего и пас овец паствы своей сорок лет и Господь был с ним…Множество раз стоял перед Государем нашим Александром Первым и Николаем Первым, чтобы быть ангелом-хадатаем за нас и добротой назидания своего и приятными устами своими обрел благодать в глазах их и служил сточной трубой дождям их милостей, которые они выливали на нас с высоты престола их».

Мраморная стела, поставленная в память о С.С. Бобовиче во дворе Евпаторийских кенас. Фото 2015 года.

Мраморная стела, поставленная в память о С.С. Бобовиче во дворе Евпаторийских кенас. Фото 2015 года.

Карай Битиклиги

Карай Битиклиги (буквально с караимского языка — «караимская библиотека») — национальная караимская библиотека-музей, основанная С.М. Шапшалом в 1916 году в Евпатории на базе небольшой библиотеки при Караимском духовном правлении. Сразу после ее основания библиотека стала пополнятся за счет приобретений и частных пожертвований. Первым крупным поступлением в «Карай Битиклиги» стала библиотека умершего в 1916 году газзана С.М. Неймана, состоящая из 600 томов. Затем в «Карай Битиклиги» поступили 40 томов из библиотеки Б.М. Шишмана, 400 томов из библиотеки С.М. Луцкого, 75 книг из библиотеки С.Ш. Пигита (Екатеринослав), 440 книг из библиотеки М.С. Сарача (Одесса) и др. От самого С.М. Шапшала в библиотеку поступило более 1000 томов. Таким образом, уже к 1918 году в библиотеке «Карай Битиклиги» насчитывалось около 3000 томов. Это были печатные и рукописные сочинения религиозного характера по большей части на древнееврейском языке, труды по философии, астрономии, словесности, истории, этике, физике, математике, комментарии к Священному Писанию, словари и учебники. Самой старой из датированных рукописей являлось Пятикнижие 1280 года.

Самым большим поступлением в «Карай-Битиклиги» стала библиотека умершего в 1918 году караимского ученого-самоучки Авраама Юфудовича Мичри, состоящая из 17 380 томов. По словам Б.С. Ельяшевича в библиотеке А.Ю. Мичри было около 40 караимских старинных редких рукописей, 10 инкунабул и множество ценных старопечатных книг разных размеров и изданий. Собственно, пожертвованная наследниками А.Ю. Мичри библиотека не вошла в состав «Карай Битиклиги», а образовала новую общественную библиотеку, которой согласно воле покойного было дано название «Библиотека А.Ю. Мичри».

В библиотеке «Карай Битиклиги» был сформирован штат сотрудников, состоящий из заведующего, делопроизводителя, библиотекарей и сторожа. Содержалась библиотека в основном на личные средства Гахама С.М. Шапшала и частных пожертвований. Первым заведующим библиотеки был Моисей Яковлевич Фиркович, внук известного коллекционера рукописей А.С. Фирковича. После его смерти в 1918 году, заведующим библиотекой стал Сима Саадьевич Ельяшевич. После отъезда С.С. Ельяшевича в Москву в 1921 году внештатным заведующим библиотекой до 1929 года был его младший брат Борис Саадьевич Ельяшевич. Последним заведующим библиотеки в 1929 году был Шаббетай Маркович Тиро. Библиотека была публичной, открытой для всех посетителей, при ней работал читальный зал и постоянная музейная экспозиция, на которой выставлялись как предметы старины, так и интересные рукописи. Со времени основания «Карай Битиклиги» находилась в канцелярии Караимского духовного правления, а в 1918 году была перевезена в общественный дом, пожертвованный караимской общине Б.М. Шишманом, по адресу ул. Нижняя, д. 13 (совр. ул. Ефета, 13). Примерный объем «Карай Битиклиги» перед ее расформированием составлял около 5000 экземпляров.

В 1921 году библиотека «Карай Битиклиги» была национализирована и перешла в ведение госучреждения Евпаторийский отдел секции по охране памятников старины и искусства (КрымОХРИС) в качестве фондов Евпаторийского археолого-исторического музея (позже — Евпаторийский краеведческий музей). Сразу после поступления библиотеки в музей, его заведующая Полина Яковлевна Чепурина приступила к научной обработке ее материалов. В течение всего времени пребывания П.Я. Чепуриной в должности заведующего музеем с 1921 по 1928 год, она старалась привлечь внимание ученых и общественности к материалам «Карай Битиклиги» с целью ее сохранения и изучения. Библиотеку «Карай Битиклиги» посещали и работали в ней такие ученые как арабист И.Ю. Крачковский, гебраист М.Н. Соколов, тюрколог В.А. Гордлевский. Во время двух командировок М.Н. Соколова в Евпаторию в 1926 и 1927 годах им совместно с Б.С. Ельяшевичем была сотавлена опись рукописного фонда «Карай Битиклиги», составившего 180 томов. Среди ценных рукописей М.Н. Соколовым был отмечен фрагмент сочинения основателя караимизма Анана Ганаси «Сефер га-мичвот» («Книга заповедей»), дополняющий опубликованные фрагменты А.Я. Гаркави в 1903 году и С. Шехтера в 1910 году. В.А. Гордлевский дал высокую оценку рукописному переводу на караимский язык первых книг Ветхого Завета из коллекции М. С. Сарача. Академик И.Ю. Крачковский после осмотра «Карай Битиклиги» сделал заключение, что караимская библиотека «напоминает собрание Фирковича в Публичной библиотеке, но уступает в качественном отношении».

После увольнения П.Я. Чепуриной и вступления в должность заведующего музеем Я.Г. Благодарного судьба «Карай Битиклиги» сложилась крайне непросто. При попустительстве нового заведующего фонды библиотеки стали расхищаться, а вскоре вообще встал ворос о расформировании «Карай Битиклиги» по разным музеям и библиотекам. Сохранить целостность уникальной библиотеки не удалось. В начале 1931 года основная часть рукописного фонда библиотеки в количестве более 1000 экземпляров была передана  в Ленинград в Институт Востоковедения АН СССР. Затем часть книжного фонда была передана в собрание Российской государственной библиотеки в Москве и Библиотеку Академии Наук. Лишь очень небольшая часть «Карай Битиклиги» осталась в Евпатории и сейчас находится в запасниках Евпаторийского краеведческого музея.

В 1996 году в Евпатории была вновь создана караимская библиотека. В ее основу легла коллекция Б.С. Кокеная, переданная евпаторийской караимской общине С.И. Кушуль.  По традиции новая библиотека получила название «Карай Битиклиги«. Впоследствии фонды новой «Карай Битиклиги» пополнились личными архивами Б.С. Ельяшевича, Д.М. Гумуша и самой С.И. Кушуль, и продолжают пополнятся по сей день старинными и современными изданиями, в первую очередь с караимской тематикой. Библиотека находится на территории комплекса караимских кенас по адресу Караимская, 68.

Здание на улице Ефета, 13, в котором находилась библиотека, с видом на портал комплекса караимских кенас. Фото 2015 года.

Здание на улице Ефета, 13, в котором находилась библиотека, с видом на портал комплекса караимских кенас. Фото 2015 года.

Полка в современной "Карай Битиклиги".

Полка в современной «Карай Битиклиги».

 

 

Гет

Гет (сокращенно от גט פטורין, «гет питтурин» — развод) — разводное письмо или разводной лист. У караимов развод между супругами был разрешен, но считался делом чрезвычайным и позорным. Обоснование для развода находится в Торе, в книге Деварим 24:1, где сказано: «Если возьмет человек жену и войдет к ней, то если не понравится она ему, потому что нашел он в ней какой-либо ущерб (эрват давар), то пусть напишет ей разводное письмо (сефер критут), и даст ей в руку, и отошлет ее из дома своего». В этом стихе упоминается единственое существующее основание для развода — «потому что нашел он в ней какой-либо ущерб (эрват давар)». «Жена не может быть разведена по одному желанию мужа, но только в том случае, если есть «эрват давар» – так начинает 12-я глава «Об условиях развода» раздела «Седдер Нашим» книги «Аддерет Эльягу» Эльягу бен Моше Башиячи. Поскольку в Торе нет никаких пояснений относительно выражения «эрват давар», которое буквально переводиться как «срамное дело» (или «что-то срамное»), то эту задачу пришлось решать богословам. В «Седдер Нашим» «эрват давар» определяется через слово «мум» — ущербность, недостаток или непереносимое увечье. «Мум» делился на два вида: душевный и телесный, которые в свою очередь делились на несколько подвидов. В книге «Аддерет Эльягу» составлена целая классификация «мум».

Право на развод Тора предоставляет только мужчине, но применяя принцип аналогии, Эльягу бен Моше Башиячи дает право на развод также и жене: «И как мужчина может развестись при условии эрват давар, то также и женщина может развестись при условии эрват давар». В «Седдер Нашим» сказано, что жена может развестись с мужем, если он не выполняет условий брачного договора, «лишает ее одежды, пищи и супружеского сожительства», если болен неизлечимой болезнью, бесплоден и имеет нестерпимые душевные и телесные недостатки. Согласно «Аддерет Эльягу» жена могла развестись с мужем даже без его согласия и без разводного письма.

Со временем караимские богословы установили еще одно основание для развода, не указанное Торе — это обоюдное согласие супругов («бе-рачон шенину», буквально «по желанию обоих»). В «Седер Нашим» сказано: «Женщина не разводится иначе, как в доме суда согласно упомянутым условиям в том случае если нет полюбовного согласия на развод, но если есть полюбовное согласие, то не надо условий, только напишет ей разводной лист (сефер критут), как написано «и напишет разводной лист» и даст ей в руки».

Итак, по караимскому закону супруги могли развестись в двух случаях: если есть обоюдное желание (бе-рачон шенину) и если у одного из супругов обнаруживается какой-нибудь недостаток (эрват давар). В давние времена развод производился в доме суда («бет дин га-гадоль»), а с 1839 года — в Таврическом и Одесском Караимском Духовном Правлении в Евпатории, куда разводящиеся супруги, где бы они не проживали, должны были явиться для рассмотрения их дела. Бракоразводное дело вел Гахам и два старших газзана Большой и Малой евпаторийских кенас. Для начала супругам предлагали примириться, и если они на это не соглашались, то тогда приступали к судебному разбирательству. Если с обеих сторон было согласие на развод (бе-рачон шенину), то через 12 месяцев (согласно «Аддерет Эльягу»), составлялось разводное письмо — гет, и на этом бракоразводный процесс и заканчивался, но если одна из сторон не была согласна на развод, то тогда от желающего развестись требовали на то оснований (эрват давар), при отсутствии которых развода могли не дать. Право выдавать разводное письмо-гет принадлежало мужчине. Текст гета был типовым, разработанным караимскими богословами, одной из особенностью которого являлось то, что дата в нем записывалась от разрушения второго Храма, что являлось символом разрушения семьи. Язык гета — древнееврейский.

 

Образец текста гета из книги «Аддерет Эльягу»:

«В (..) день недели, в (..) день месяца (..) в (..) году от разрушения второго Храма, в городе (..), я (имярек), сын (имярек) дал развод, отпустил и оставил (имярек), дочь (имярек), которая была мне женой, потому что нашел в ней эрват давар, и развожусь с ней и отпускаю ее посредством этого гет питтурин, с этого дня и далее она не является моей женой, а я ее мужем, она не имеет ко мне влечения, и я не являюсь ее господином. И она отпускается мною, и свободна и может выходить замуж за того мужчину, за которого пожелает. И муж не может отменить этого сам, с этого дня и далее. И это ей гет питтурин, и сефер критут и аггерет шиббукин согласно религии Моисея и Израиля».

Гет 1878 года (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 269, л. 67).

Гет 1879 года (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 269, л. 67).

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

«Легенды и предания крымских караимов»

«Легенды и предания крымских караимов» — сборник легенд и преданий крымских караимов, изданный в Евпатории в 2002 году при финансовой поддержке Д.В. Паша. Составитель: Виктор Захарьевич Тирияки, газзан кенасы Евпатории (род. в 1955 г.). Несмотря на название, в сборник входят также предания и легенды караимов Литвы и Волыни, чем составитель подчеркивает неразрывную историческую связь западных караимов с караимами Крыма. На сегодняшний день является наиболее полным сборником, включающим 23 легенды и предания, собранных из разных источников, в том числе и устных:

Молитва Гахама

Бешик-тав — гора колыбель

Таш йавгъан йол

Ходжа Синани

Завещание

Ага тумпа

Къанлы дере

Вениамин Ага

Применил постановление Корана

Пчелы-спасительницы

Гулюш-тота

Как человек был спасен виноградной лозой

Ач-кёз

Ходжа Насреддин и воры

Хаджи Сарата

Разгоаор с Шайтаном

Алим — крымский разбойник

Княжья милость

Конь князя Витаутаса

Аланкасар

Эзра га-Рофэ

Проклятье

Набег Гонты

 

Обложка сборника "Легенды и предания крымских караимов"

Обложка сборника «Легенды и предания крымских караимов»

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Крым, Соломон Самуилович

Соломон Самуилович Крым (1867-1936) — общественно-политический деятель, агроном, личный дворянин, надворный советник, член Государственной Думы Российской империи I и IV Созывов,   председатель Таврического земского собрания, глава Второго Крымского краевого правительства, землевладелец Феодосийского уезда (2800 десятин), совладелец «Банкирского дома братьев Крым». Соломон Самуилович Крым принадлежал к знатной и богатой караимской фамилии Крыми из Феодосии. Фамилия Крым является русской формой фамилии «Крыми» (буквально — «из Крыма»), которую носили караимы выходцы из Крыма (одно из исторических названий города Старый Крым в Юго-Восточном Крыму), переехавшие в Феодосию. Дед С.С. Крыма,  Потомственный почетный гражданин Авраам Крым, был одним из предводителей караимской общины Феодосии. Отец С.С. Крыма, Потомственный почетный гражданин Самуил Авраамович Крым (1835-1898), с 1863 по 1869 — городской голова Феодосии, основатель и управляющий «Банкирского дома братьев Крым», шестнадцать лет исполнял должность мирового судьи. У С.А. Крыма и его жены Хаджикей Шаббетаевны было 9 детей, из которых вторым по старшенству был Соломон.

В 1884 году С.С. Крым окончил Феодосийскую гимназию, поступил на юридический факультет Московского университета, но вскоре перешел в Петровскую земледельческую и лесную академию (Петровская сельскохозяйственная академия). В 1890 году был арестован за участие в студенческом движении. Закончив в 1892 г.  Академию со званием Кандидата Сельского Хозяйства, вернулся в Крым и поступил на службу в Таврическую казенную палату сверхштатным чиновником особых поручений, откомандирован в распоряжение податного инспектора Керченско-Феодосийского участка. С 1894 г. — помощник бухгалтера Таврической казенной палаты. С 1896 г.  — сверхштатный чиновник особых поручений, затем податной инспектор. С 1898 г. вышел в отставку и посвятил себя сельскому хозяйству и виноделию в своем родовом имении. Его садово-виноградное хозяйство в Феодосийском уезде справедливо считалось образцовым. Здесь он внедрял новейшие достижения сельскохозяйственной науки, например, передовую технологию зимнего хранения плодов. Выступал с лекциями и докладами по садоводству и виноделию, был постоянным участником научных и практических форумов.  Председатель Сельскохозяйственного общества в Крыму. Вел опытные исследования на Карадагской научой станции. В 1895-1911 годах почётный мировой судья Феодосийского уезда. С 1897 года член учетно-ссудного комитета Феодосийского отделения Государственного банка. Гласный Феодосийской городской думы (1898-1914), гласный Феодосийского уездного (1892-1911) и Таврического губернского (1894-1911) земских собраний. Организовал Пастеровскую станцию в Феодосии. По инициативе и на средства С.С. Крыма в 1897 году в Феодосии была открыта первая публичная библиотека. Один из создателей больницы в Феодосии. В 1900 году был избран председателем Феодосийского сельскохозяйственного общества.  В 1905 году был членом Земских Съездов от Таврического Земства в Москве. В 1906 г. был избран членом Государственной Думы I Созыва от Таврической губернии. Входил в Конституционно-демократическую фракцию. Подписал законопроект «О гражданском равенстве». Активно участвовал в жизни караимской общины Крыма. В 1911 выдвинут кандидатом на пост Таврического и Одесского караимского Гахама, но от баллотировки отказался. В 1912 г. был избран членом Государственной Думы IV Созыва.  В 1915 г. избран членом Государственного совета от Таврического земства; примыкал к левой группе.  Один из руководителей Таврического губернского комитета Конституционно-демократической партии, один из лидеров крымских конституционных демократов (кадетов). В 1918-1919 годах возглавлял Второе Крымское краевое правительство, занимая одновременно посты министра земледелия и государственных имуществ.

С.С. Крым — инициатор создания Таврического университета в Симферополе. 15(28) августа 1916 г. на заседании Таврического губернского земства он сделал обоснованный доклад о необходимости учреждения на полуострове высшего учебного заведения, хлопотал о претворении этой идеи в жизнь, впоследствии являлся постоянным членом и председателем Попечительского совета университета, внося собственные средства для его становления.

Кроме того С.С. Крым:  Почетный член Общества садоводства, Почетный попечитель Феодосийской мужской гимназии, директор Феодосийской публичной библиотеки, пожизненный член Московского общества сельского хозяйста, пожизненный член Общества сельского хозяйства Южной России, член Таврической ученой комиссии (ТУАК), Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы, Бюро Сельскохозяйственного совещания (1916), Финансовой комиссии (1916-1917) и Комиссии по делам сельского хозяйства (1916-1917), Тарического комитета виноградарства и винокурения (1916), а также других общественных, просветительских, благотворительных и кооперативных учреждений.

В 1919 г. С.С. Крым эмигрировал во Францию.  В эмиграции работал в области садоводства и виноградарства. Окончил Высшую сельскохозяйственную школу в Монпелье, учился в лицеях Тулузы и Бордо, работал на русской зоологической станции имени профенссора А.А. Коротнева в Вильфранжи (Франция). С 1926 г. председатель Союза агрономов в Париже. Совершил поездки в Палестину для изучения сельского хозяйства; выезжал в качестве эксперта в Великобританию. В 1929 г. читал лекции на Русских сельскохозяйственных курсах во Франции.  Работал в Институте Пастера. С 1922 г. член правления Крымского землячества в Париже со дня его основания, где прочел доклад «Сельское хозяйство в Крыму», опубликованный в 1925 г. В 1923 г. основал в Париже караимское общество, до отъезда из Парижа его председатель, затем — почётный председатель. Участвовал в издании «Русского альманаха» во Франции. Последние два года жил в своем имении Крым под Тулоном, где и умер.

Автор статей и исследований по культуре винограда и плодовых деревьев на русском и французских языках, таких как «Новый способ хранения винограда и физиологические его основы», «Виноградарство в Феодосийском уезде». Автор драматической хроники «Шагин-Гирей хан». В 1925 г. издал в Париже сборник крымских легенд «Крымские легенды», среди которых легенда собственного сочинения под названием «Молитва Гахама».

Семья: С.С. Крым был женат дважды. Первый раз в 1895 г. на караимке Вере Исааковне Эгиз (доктор медицины, получившая образование в Швейцарии). Второй раз  — в 1919 г. на аптекарше Люси Клари, француженке, проживавшей в Феодосии. Детей у него не было.

Из воспоминаний Винцентия Томашевича о Соломоне Крыме (М.Б. Кизилов. Караим Соломон Крым: жизнь и судьба//Историческое наследие Крыма. №10. Симферополь. 2005. С. 87-88):

«Часто на вечерних встречах местной богемы к общему веселью присоединялся приятный господин более старшего возраста — Саломон Крым. Его принимали с радостью, так как он пользовался всеобщим уважением, о чем свидетельствует тот факт, что он избирался гласным, как жителями города, так и жителями уезда; он был также гласным в земском собрании и уездным делегатом в Думе. Крым принадлежал к конституционно-демократической партии, т. е. к так называемой партии кадетов. В этой партии он имел большое влияние и пользовался уважением. Несмотря на свое караимское происхождение, он был рыжеволос, в то время как все прочие караимы — черноволосы. У него был домик у самого берега моря; когда море гневалось, его волны лизали фундамент дома. На территории уезда у него был земельный участок с фруктовым садом и виноградником. Когда он жаждал уединения, то уезжал туда, в свой двухкомнатный охотничий домик. Его фрукты переправлялись в самые престижные магазины Москвы и Петербурга (в магазины Абрикосова и Елисеева). Крым постоянно размышлял об улучшении возделывания фруктовых садов, о способах сохранения фруктов и винограда до времени нового урожая. По профессии он был агрономом, окончившим Петровско-Разумовскую [сельскохозяйственную академию. —М.К.]. Я любил общаться с ним, ибо он был очень умным человеком, много читал, много ездил по свету. Он носился с замыслом посещения закаспийского края […]. Крым соблазнял меня предложением поехать с ними (с членами исследовательского комитета, занимавшегося закаспийской пустыней. — М.К.) в качестве экспедиционного врача, ну а пока что попросил меня поискать все, что об этом когда-либо было написано […]. Мечты о выезде в закаспийский край весьма сблизили меня с Крымом. Но они развеялись с началом Первой мировой войны. Как делегат в Думу, Крым время от времени посещал своих избирателей. Многие богатые и влиятельные караимы также были его хорошими друзьями. Когда я чувствовал себя уставшим от работы, то просил его, чтобы он брал меня с собой. Он охотно исполнял мои просьбы, и я не только отдыхал, но и заводил новые знакомства и посещал неизвестные мне уголки Крыма… Во время октябрьской революции Крым уехал во Францию и проживал в Париже. Я получил от него несколько писем. Он скучал по Крыму. Писал, что покинул Россию по той причине, что волна революции неминуемо смела бы его, человека известного и богатого. Он собирался переждать и вернуться, ведь, писал он, он никогда не был врагом народа. Но смерть не позволила ему осуществить этот замысел».

Опубликовано по изданиям: Б.Ю. Иванов, А.А. Комзолова, И.С. Ряховская.Государственная дума Российской империи: 1906-1917. Москва. РОССПЭН. 2008. С. 304; Зарубин В.Г. Соломон Крым и Второе Крымское краевое правительство//Историческое наследие Крыма. №10. Симферополь. 2005; Кизилов М.Б. Караим Соломон Крым: жизнь и судьба//Историческое наследие Крыма. №10. Симферополь. 2005, и др.

Соломон Самуилович Крым

Соломон Самуилович Крым

Памятная доска С.С. крыму на здании Центральной городской библиотеки им. А. Грина в Феодосии. Установлена в 2007 г. на средства караимской общины.

Мемориальня доска С.С. Крыму на здании Центральной городской библиотеки им. А. Грина в Феодосии Установлена в 2007 г. на средства караимской общины.

Симферополь. Июнь 2016 г.

К 110-летию Государственной Думы Российской империи. Симферополь. Июнь 2016 г.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

 

« Older Entries