Могар

Могар (евр. מהר — вено, выкуп за невесту) — выкуп, вносимый женихом за невесту, в качестве которого обычно выступали золотые монеты и украшения из золота и серебра, как то серьги, кольца, браслеты и др. Иначе могар назывался «кыньян» (евр. קנין — покупка, приобретение). Могар платился дважды: первый раз при обручении и назывался «могар мукдам» (евр. מהר מוקדם — букв. «предварительный могар») — «задаток приданого»; второй являлся как-бы долгом жениха, который он должен был выплатить в случае развода «могар моахар» (евр. מהר מואחר — букв. «последний могар») — «последнее приданое». «Могар моахар» обычно был в два раза больше, чем «могар мукдам». Могар обязательно указывался во второй части брачного договора-шетара «Шетар кеттубин» перед списком приданого невесты в качестве ее имущества, но не всегда разделялся на «могар мукдам» и «могар моахар». Текст «Шетар кеттубин» 1896 года (Бахчисарай), в котором упоминаются оба могара:

«И вот драгоценности «могар мукдам», которые дал жених (имярек) невесте (имярек) для приобретения жены: одни золотые часы с цепочкой ценой в шестьдесят рублей серебром. А «могар моахар», который остается в долгу за женихом, в два раза больше «могар мукдам». Невеста же сирота без отца и матери ничего не принесла в дом мужа своего, совершенно никакого приданого, потому что жених взял ее по желанию души даром. Да благословит их Бог».

Текст "Шетар кеттубин" из брачного договора 1896 года г. Бахчисарай

Текст «Шетар кеттубин» из брачного договора 1896 года г. Бахчисарай (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1473)

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Женские имена крымских караимов

Женские имена крымских караимов. По своему происхождению все женские имена крымских караимов можно разделить на 3 группы:

  1. Древнееврейские, заимствованные из Священного Писания (ТаНаХа).
  2. Тюркские, заимстованные из тюркоязычной среды (самая многочисленная). В эту группу входят также имена арабского и персидского происхождения в качестве заимствованных тюркскими языками.
  3. Греческие, принесенные в Крым выходцами из Стамбула (самая малочисленная, всего несколько имен).

Особенностью караимской ономастики является наличие большого количества женских имен тюркского происхождения в отличие от мужских имен, среди которых имена тюркского происхождения встречаются редко. Проофессор Д.А. Хвольсон объясняет это явление следующим образом: «Причину этого явления составляет, вероятно, относительно небольшое число встречающихся в Библии и в других произведениях древнееврейской литературы женских имен собственных, в то время как мужских там сотни» (Д.А. Хвольсон. Восемнадцать еврейских нагробных надписей из Крыма//Сборник статей по еврейской истории и литературе. Книга I. СПб. 1866). Итак, по мнению Д.А. Хвольсона  именами тюркского происхождения караимы восполняли недостаток женских имен из Священного Писания. В XX веке, особенно после того, как «хазарская теория» происхождения крымских караимов заняла твердые позиции, пласт тюркских имен в караимской ономастике стал трактоваться как наиболее древний и исконно караимский, а не заимствованный у тюркоязычного населения. Самостоятельный караимский исследователь из Феодосии М.Э. Хафуз объясняет рассматриваемое нами явление тем, что в отличие от мужчин, которых при совершении обряда обрезания нарекали именами из Священного Писания, женщинам давали имена без участия газзана. «Женщины же вообще более консервативны и являются носителями старых «адэтов» (традиций, преданий) — пишет М.Э. Хафуз, — то давая имена девочкам, без газзана, сохраняли более древние имена». В настоящее время в результате ассимиляции крымских караимов, в основном, с русскими женские имена всех трех перечисленных групп совершенно вышли из употребления. В последнее время в Крыму известно всего лишь несколько случаев наречения новорожденных детей караимов древнееврейскими именами. Наиболее полный анализ женских имен крымских караимов тюркского происхождения представлен в статье А. Дубинского «Караимские женские имена в Крыму и их семантико-этимологический анализ», опубликованной в журнале «Советская тюркология» в 1979 году.

Некоторые наиболее распространенные женские имена крымских караимов и их значение:

 

1 группа:

Беруха — евр. ברוכה («благословенная»)

Милка — евр. מלכה («царица»). Имя жены брата патриарха Авраама Нахора. Произносится еще как Мильке.

Мирьям — евр. מרים («госпожа», «горькая»). Сестра пророка Моисея.

Рахель — евр. רחל («овца»). Жена патриарха Якова.

Ревекка — евр. רבקה Жена патриарха Исаака. Произносится еще как Ривка.

Сарра — евр. שרה («госпожа, владычица»). Жена патриарха Авраама.

Хана — евр. חנה («милая»). Мать пророка Самуила. Русская форма — Анна.

Эстер — евр. אסתר (от имени Астарта — «звезда»). Приемная дочь Мордухая.  Произносится еще как Стира. Русская форма — Эсфирь.

 

2 группа (по А. Дубинскому):

Аджикей — фонетическая трансформация первоначального Хаджике — «жена хаджи»

Айтолу —   «полная луна» («ай» — луна, «толу» — полный) в значении «красавица»

Акбике — «белая (или чистая) госпожа» («ак» — белый, «бике» — госпожа)

Алтын — «золото», «золотце» (возможно сокращенная форма имени Алтын кыз — «золотая девушка»)

Арзу — слово персидского происхождения со значением «желание», возможно «желанная»

Бибюш — «маленькая госпожа», «хозяюшка»

Бикенеш — «советница господина» («бий» — господин (рус. «бей»), «кенеш» совет)

Биче — стяженная форма от «бий-че» — «госпожа»

Бияна — «госпожа-мать» («бий» — госпожа, «ана» — мать)

Гулеф — от персидского «гуль-аб» — «розовая вода»

Гулюш — «маленькая роза», «розочка»

Девлет — слово арабского происхождения со значением «государство» в турецком языке означает также «счастье», «благополучие»

Мурат — слово арабского происхождения со значанием «желание», возможно «желанная»

Назлы — «кокетливая» (сочетание заимствованного персидского слова «наз» — «кокетливость», «жеманство» и тюркского аффикса принадлежности «лы»). Примечание: персидское слово «наз» имеет несколько значений: 1. «кокетство», «жеманство»; 2. «нега», «блаженство», «благополучие»; 3. «нежность», «ласка»; 4. «утонченность», «изящество», «красота».

Султан — слово арабского происхождения перед именем собственным означает «государь» или «султан», после имени собственного переводится как «жена султана» или «дочь султана»

Тотеке — «тетя»

Тотеш — «старшая сестричка» (уменьшительно-ласкательная форма слова «тота» — старшая сестра)

Тохтар — от тюркского корня «тохта» — «останавливаться». Этим именем чаще всего нарекался ребенок, после которого родители не хотели иметь детей, или же в тех случаях, когда новорожденные умирали

Ханыш — «маленькая госпожа», «жена» (от «ханым» — госпожа, жена)

 

3 группа:

Фирсин — фонетическая разновидность греческого имени Эвросиния, в разговорном произношении звучавшем Эфросини

Фумла — возможно женская форма мужского имени Фома

 

Караимка Эстер Коген

Караимка Эстер Коген

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Пенджере-исар

Пенджере-исар (в переводе с крымскотатарского языка «стена с окном», где «пенджере» — «окно», «исар» — «стена», «укрепление», «каменная ограда») — название оборонительной стены, пересекающей узкую расселину на юго-западном склоне плато Бурунчак (Чуфут-Кале). В левой стороне стены (если смотреть снизу) находится окно, от которого и произошло название Пенджере-исар — Стена с окном. В письменных источниках название впервые зафиксировано в статье Османа Акчокраклы «Новое из истории Чуфут-Кале», опубликованной в «Известиях Таврического общества истории, археологии и этнографии» в 1928 году.

Вид на стену Пенджере-исар

Вид на стену Пенджере-исар с подножия плато Бурунчак

Вид на плпто Бурунчак и стену Пенджере-исар со скалы Газы-мансур бурун

Вид на плато Бурунчак и стену Пенджере-исар со скалы Газы-мансур бурун

Шалом

Шалом (евр. שלום со значением «мир», «благополучие» или в качестве привествия «здравствуйте», скорее всего использовалось в значении «встреча» ) — общественное торжество по поводу какого-либо знаменательного события или в честь кого-то. В русском языке слово шалом употреблялось со словом «устроить» — устроить шалом. Например, в рассказе А.И. Катыка «Учитель» шалом был устроен по случаю приезда нового учителя, в «Известиях караимского духовного правления» (№1. Евпатория. 1918. С. 36) сообщается о шаломе в честь окончивших курс обучения в Александровском караимском духовном училище: «По окончании службы в квартире родителей одного из окончивших было устроено общеее торжество (шалом), на которое была приглашена местная община». О том, как был устроен шалом в честь прибытия нового газзана в Севастополе (Прибытие нового газзана//Караимская жизнь. №5-6. М. 1911. С. 143):

Наконец после долгих ожиданий прибыл новый севастопольский газзан Т.С. Леви. В субботу 29 октября был устроен «шалом» для ознакомления нового газзана с общиной: с 1-4 ч. дня был «стол для взрослых» (мужчин и женщин), а вечером была приглашена вся молодежь общины. Говорились речи, из которых отметим речи М.И. Казаса, Ф.И. Харченко, Э. Троицкаго и И.И. Челеби. Новый газзан Т. Леви выступил перед своими прихожанами с речью.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А

Казас, Юфуда

Юфуда Казас — единственное сохранившееся имя камнерезчика, мастера по изготовлению эпитафий на могильных памятниках караимского кладбища Иосафатова долина. Имя сохранилось благодаря случайной встречи с мастером на кладбище участников экспедиции Н.А. Демидова в 1837 году. Один из членов экспедиции, художник Дени Огюст Мари Раффе, составил портрет сидящего за работой Юфуды Казаса с подписью: «Juguda Kazaz Misiz. Sculpteur de tombeuax de la Vallee de Josaphat pres Tchioufout-Galeh. 1837». Со слов самого Ю. Казаса нам известно, что в период примерно с 1800 по 1837 год все эпитафии на кладбище Иосафатова долина сделаны его рукой. Описание встречи с камнерезчиком Юфудой Казасом из книги «Путешествие в Южную Россию и Крым через Венгрию, Валахию, Молдавию, совершенное в 1837 году под руководством Анатолия Демидова» (Э. Петрова, Т. Прохорова. Крымские путешествия: Н.Н. Мурзакевич, А.Н. Демидов. Симферополь. 2011. С. 152):

Продолжая идти по узкой тропинке, мы увидели вдруг старичка небольшого роста, который, усевшись в кустах, высекал на памятнике, вновь поставленном, еврейскую надпись. Костюм этого старика отличался странностью: на голове у него была надета круглая как шар синяя шапка, глаза защищены от солнца и пыли круглыми очками, привязанными сзади головы посредством двух шнурочков; он сидел на корточках, сжавшись под тенью зонтика, который защищал его от солнца. На вопросы наши он отвечал следующее: «Вот уже более сорока лет здесь не воздвигается ни одного памятника, на котором надпись не была бы сделана моей рукой. Все те, кому я оказал эту последнюю честь, были мои друзья, мои родственники. Я работаю не для одной только прибыли; в этом ремесле, сорок лет доставлявшем мне хлеб насущный, для меня заключаются многие воспоминания. Я знал, я любил большую часть людей, покоящихся здесь, теперь и сам приближаюсь к смерти, и там, под этими деревьями, которые вы видите справа, выбрал себе место для могилы. Не знаю, кто окажет мне последнюю услугу, которую я так часто оказывал другим; может быть, на моем надгробном камне сделает надпись какой-нибудь неискусный человек». Между тем как переводчик мало-помалу передавал нам философический монолог старого рассказчика, Раффе срисовал в свой альбом его почтенные черты. Старичок заметил это и охотно способствовал работе своего собрата, как он назвал нашего живописца; а когда рисунок был закончен, то подписал под ним свое имя на еврейском языке.

Юфуда Казас за работой. Рисунок из альбома О. Раффе.

Юфуда Казас за работой. Рисунок из альбома О. Раффе.

Оставленный на памятнике 1810 года автограф юфуды Казаса: "Написано рукой Юфуды".

Оставленный на памятнике 1810 года автограф Юфуды Казаса: «Написано рукой Юфуды».

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Шербиет

Шербиет — буквально «куплет», «стих», а также песня-импровизация с печальным мотивом о суетности человеческой жизни, горечи бытия и беспомощности всего живого перед смертью.  Шербиет исполнялся во время поста «чом шива ба-ав вэ-чом асара ба-ав» с 7 по 10 ава и в день недава, когда у караимов принято посещать могилы умерших родственников. По мнению собирателя караимского фольклора Б.Я. Кокеная слово шербиет восходит к персидскому «чар» — четыре, и «бейт» — стих, то есть «четверостишье» (Б.Я. Кокенай. Крымские караимы. Рукопись. С. 32). Б.С. Ельяшевич о традиции исполнения шербиет (Б.С. Ельяшевич. Караимы Крыма//Материалы к серии «Народы и культуры. Выпуск XIV. Караимы. Книга 3. Б.С. Ельяшевич. Историко-этнографические очерки. М. 1994. С. 68-69):

Также в большом ходу были распевание грустных мотивов и импровизация траурных надмогильных песен, известных под названием «шербиет»…Невыразимо тяжелую картину представляли кладбища караимов в течение 4-х дней «недава», их известного поста с жертвоприношением, когда там совершалось поминовение усопших. Но больше всего тогда поражала посетителя Иосафатова долина — эта древняя усыпальница караимского народа близ г. Бахчисарая, куда к тому времени со всех концов съезжались женщины для оплакивания своих умерших. Усевшись под тенистыми ветвями громадных вековых деревьев, они, начиная с легких всхлипывний, переходили постепенно к горькому плачу, и, наконец, среди отчаянных рыданий затягивали душераздирающие мелодии с тут же симпровизированными  куплетами «шербиет»а о суетности мира сего, о недолговечности бытия человека на земле, о злодеяних мачехи и т.д.

Шербиет исполнялся на караимско-крымскотатарском языке. Традиционно он начинался с куплета: Начало стиха такое: конец света/Не говори, что мир достанется нам/Не достанется он и Соломону, сыну Давида. Затем сочинитель (чаще всего женщина) продолжал песню рассказом о своем личном горе, например, о разлуке с умершим родственником или о несправедливом обращении мачехи. Образец шербиета из фольклорного сборника А.В. Кефели:

 

Шербиет баши бу дыр —

Ахыр зэман.

Бу дуньйа кумэ къалган —

Бизгэ аман.

Къалмады Давид огълу —

Сулеймангъа

Алты аршиш шэмбэз илен —

Аман гургъа.

 

Куйудан сув чэкэрлер

Тулум илен

Йарымдан айырдылар

Зулум илен.

Йарымдан айыргъанны

Зулум илен.

Олюсин кётерсинлер

Килим илен…

 

Перевод с караимско-крымскотатарского языка:

 

Начало стиха такое: конец света.

Не говори, что этот мир достанется нам,

Не достанется он и Соломону, сыну Давида.

Ах, для всех нас один конец:

Могила и шесть аршинов ситца.

 

Достанут воду из колодца

Бурдюком.

Оторвали меня от любимой

Несправедливо,

Оторванного от любимой

Несправедливо —

Пусть отнесут мертвого,

Завернутого в ковер…

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Шетар

Шетар (евр. שטר — буквально «письменное свидетельство», «вексель», «документ») — письменное свидетельство о заключении брака, брачный договор. По своему содержанию шетар делится на две части, каждая из которых имеет свое название:

  1. «Шетар ниссуин» שטר נשואין  («брачный договор») — изложение обряда брачной церемонии с перечислением взаимных обязательств супругов. Текст первой части является типовым, он был разработан еще в XV веке караимским богословом Эльягу Башиячи в трактате «Аддерет Эльягу», главе «Нашим», и с тех пор практически не изменился.
  2. «Шетар кеттубин» שטר כתובין («брачная запись») — запись приданного невесты и могара, вносимого женихом, подписи свидетелей-шошбинов, старейшин-поручителей и газзана (Б.С. Ельяшевич выделяет подписи свидетелей и старейшин в третью часть шетара).

Весь шетар записывался на древнееврейском языке газзаном, проводившим обряд «ниссуин» (венчание), или «шева берахот» («семь благословений»). Исключение составляли только названия предметов из списка приданного в «Шетар кеттубин», которые в основном записывались еврейской графикой на языке той местности, где проживали караимы. С появлением в середине XIX века типографиских шетаров от руки записывали имена, даты и место бракосочетания в «Шетар ниссуин» и весь «Шетар кеттубин». На газзане также лежала обязанность художественного оформления шетара, что, впрочем, мог исполнить и другой человек, обладающий художественными способностями. Шетар оформлялся растительным орнаментом, образующим его рамку, в более ранних шетарах орнаментальная композиция воспроизводила форму «долапа» — открытого стенного шкафа. Орнаментальное оформление шетара было подчинено его двойной структуре, с  делением на «Шетар ниссуин» и «Шетар кеттубин».

Текст «Шетар ниссуин» на древнееврейском языке:

ביום (…) לשבוע (…) לחדש (…) שנת (…) שנה לבריא העולם: כפי המני והספר שאנחנו מונים וסופרים בו בקהל הקראים: בעיר (…) בממשלת מלכנו המלך הרחמן הקיסר הגדול (…) יחי לעד: ביום הזה בא כמ»ע (…) לפני הזקנים עדת הקראים: ויאמר אליהם היו עלי עדים וקנו ממנו בכל לשון זכות: וכתבו וחתמו במה שאני אומר לפניכם: ואני לא אנוס ושוגה ותועה ומכרח כי אם בתם לבבי וגמר דעתי ורצוני וצביוני אני מודה בפניכם ומעיד אתכם על נפשי: כי נשאתי וקדשתי את מרת (…) הנערה הבתולה היות לי לאשה על טהרה וקדשה במהר בכתב ובביא כתורה משה איש האלהים וכדת ישראל הטהרים והקדושים: ואני אלביש ואכסה ואוקיר ואפרנס ואכלכל אותה ואעבד לה בכל צרכיה וחפציה הראוים לה כדי כחי וכהשגת ידי: ולא אעשק ולא אבזה אותה ואף לא אבגד בה ולא אגרע שארה כסותה ועונתה ככתוב בתורה: ואתנהג עמה באמת וחיסה ורחמים ואהיה לה כבני ישראל המכלכלים ומכבדים ומוקירים ומלבישים את נשיהם הכשרות ועשים להז כל הראוי באמונה ובישר: והמהר שהתניתי וקצבתי וקימתי לה על נפשי מהר בתוליה האמור בתורה כראוי לה אתן: ותשמע מרת (…) זאת הכלה את דברי כמ»ע (…) זה החתן ותרצה בתם לבב להיות אשתו וחברתו ואשת ברית לשמוע בקולו ולהוקירו ולכבודו ולעשות בביתו כל שבנות ישראל עושות בבתי בעליהן ולהיות תחת ממשלתו ואליו תשוקתו: ועוד רצו והתנו שניהם במבחר לבם בברית הר סיני ובחקי הר חרב לשמר את מועדי יוי המקדשים בראית הירח ובמציאת האביב בארץ ישראל הקדושה אם ידם משגת במציאתו: ותכרת ברית מאת כמ»ע (…) זה החתן אל מרת (…) זאת הכלה בכל מה שכתוב ומפרש לעיל וחמר שטר תנאי זה יהא כחמר כל שטרי ישראל הברורים ומחזקים ונהגים ובדקים מיום זה עד לעולם: ואשר היה בפנינו ונשמע ונראה כתבנו ונחתם ונתן בידי זאת הכלה היות בידה לראיה ולזכות בכל בית דין ישראל שיציא אמת ויציב ונכון שריר בריר וקים ויבנו ויצליחו אמן:

Перевод текста «Шетар нисуин» с  древнееврейского языка:

В (…) день недели, в (…) день месяца (…), в (…) год от сотворения мира согласно летоисчислению, которого мы придерживаемся здесь, в общине города (…), в правление (имярек), да здравствует он век. В сей день явился достойный и почтенный рибби (имярек), жених, сын почтенного рибби (имярек), пред старейшинами общины караимов и сказал им: «Будьте моими свидетелями и по представляемому мною полномочию, запишите и подпишитесь под тем, что я заявляю перед вами: «Не по насилию, не по ошибке, не по заблуждению и не по принуждению, но от чистого сердца и с полным разумением, по своей воле и по своему желанию я признаю перед вами и ставлю вас свидетелями в том, что я избрал и обручил госпожу (имярек), дочь почтенного рибби (имярек), юную и девственную, и желаю, чтобы стала она мне женою в чистоте и святости с внесением вена, письменного свидетельства и исполнением супружеского долга согласно закону Моше, человека Божьего и согласно чистой и святой религии Израиля. Я буду одевать ее, наряжать и уважать, кормить и содержать, и буду служить ей во всех ее нуждах и желаниях по мере сил и средств моих. Я не буду ни обижать, ни унижать ее, не буду изменять ей и не лишу ее пищи, одежды и супружеской близости как предписано Торой. Я буду обращаться с ней по справедливости, с милосердием и любовью, как подобает сыновьям Израиля, содержащим, одевающим и уважающим законных жен своих и поступающим с ними по вере и правде. Условленное же, определенное и принятое мною на себя за ее девственность вено, предписанное Торой, как подобает ей я дам». 

Выслушала госпожа (имярек) все обязательства, данные ей рибби (имярек), женихом ее, и изъявила чистосердечное желание быть его женой по завету и подругой, слушаться его, уважать его и делать в его доме все то, что дочери Израиля делают в домах своих мужей, подчинятся ему и иметь к нему свое влечение. Затем оба пожелали и условились в согласии с союзом горы Синай и законами горы Хорив соблюдать священные праздники Господни, наблюдая луну и всходы колосьев в святой земле Израиля насколько это будет для них возможным. И был заключен союз рибби (имярек), жениха, с госпожой (имярек), невестой, в согласии с тем, что написано выше. Условия этого брачного договора имеют такую же силу, как все брачные договоры Израиля, разъясненные, утвержденные, рассмотренные и введенные в обычай в Израиле с сего дня и навеки. И то, что свершилось в нашем присутствии, было услышано и увидено нами, мы записали и подписались, и дали невесте этой для доказательства ее прав во всяком суде Израиля, чтобы была соблюдена справедливость во всей ее ясности и строгости. Да устроятся и будут счастливы. Аминь.

 

Шетар являлся юридическим документом, обеспечивающим женщине сохранность и неприкосновенность ее собственного капитала — приданного, принесенного в дом мужа, и называемого в караимской традиции «керен кейамат». В случае развода или смерти мужа, предъявив шетар в «доме суда», женщина имела право потребовать  возврат всего ее приданного вместе с могаром, указанным в «Шетар кеттубин». По караимскому обычаю шетар хранился в доме родителей невесты и погребался вместе с ней. С упразднением в 1920 году всех духовных институтов крымских караимов Российской империи, шетар утратил свою юридическую силу, и его составление стало данью традиции. К середине XX века эта традиция угасает и начинает возраждатся только в начале XXI века в Евпатории. В XX веке караимский шетар становится объектом исторического и этнографического исследования. Первой работой, с которой началось научное исследование шетара стала совместная статья П.Я. Чепуриной и Б.С. Ельяшевича «Караимские брачные договоры «шетары», опубликованная в 1927 году в «Известиях Таврического общества истории, археологии и этнографии».

 

При составлении статьи был использован следующий материал: П.Я. Чепурина, Б.С. Ельяшевич. Караимские брачные договоры «шетары»//Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Том IV. Симферополь. 1927. С. 181-195; Тирияки В.З. Караимские брачные договоры в фондах МИЭКК им С.И. Кушуль//Известия Духовного управления религиозных организаций караимов. №15. Евпаторий. 2015. С. 11-14.

Рукописный шетар 1831 года (Евпатория).

Рукописный шетар 1831 года г. Евпатория (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1473)

Типографский шетар 1895 года (Феодосия).

Типографский шетар 1895 года г. Феодосия (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1473)

Подписание шетара. Евпатория 2014 год.

Подписание шетара. Евпатория 2014 год.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

«Лерегель гайладим»

«Лерегель гайладим» (евр. לרגל הילדים) — практический учебник древнееврейского языка, составленный караимским педагогом Ильей Ильичем Казасом (1832-1911). Полное название учебника: לרגל הילדים ללמוד לנערי בני  מקרא לשון עבר — «Руководство для детей. Для обучения юношей караимов еврейскому языку» с переводом его на русский язык «Учебник древне-еврейского языка для караимских школ». В караимской среде обычно используется сокращенное название на еврейском языке «Лерегель гайладим». Традиционно название «Лерегель гайладим» переводится как «Руководство для детей», однако солгласно эпиграфу к учебнику, представляющему собой цитату из Торы (Бытие, 33:14), точнее будет перевести его как «Поступью детей». Кстати, такой перевод наиболее отражает главный педагогический метод И.И. Казаса «от малому к большому», при котором ученик постепенно, шаг ша шагом, как-бы поступью, изучает предмет.  «Лерегель гайладим» — первый караимский учебник древнееврейского языка европейского образца, составленный по грамматико-переводному методу Г.Г. Оллендорфа. Издан в Одессе в  1869 году в типографии М. Бейленсона в двух частях: 1. грамматики и 2. хрестоматии. Язык учебника караимский крымскотатарский. По замыслу И.И. Казаса учебник носил исключительно практический характер без изложения грамматики и был составлен таким образом, чтобы обучающийся сам логическим путем выводил грамматические и другие правила. В 1896 году в Евпатории, в соответствии с требованием времени, было осуществлено издания учебника в переводе на русский язык. Новое издание И.И. Казас снабдил ссылками на «Еврейскую грамматику» В. Гезениуса (СПб. 1874). По словам Б.С. Ельяшевича учебник «Лерегель гайладим» «значительно облегчил обучение священному языку и стал классической настольной книгой в наших школах, являясь и поныне необходимой принадлежностью преподавния во всех наших «мидрашах»» (Б.С. Ельяшевич. И.И. Казас. Его жизнь, научно-литературная, педагогическая и общественная деятельность. Евпатория. 1918. С. 13).

"Лерегель гайладим" издания 1869 года

«Лерегель гайладим» издания 1869 года

"Лерегель гайладим" издания 1896 года

«Лерегель гайладим» издания 1896 года

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

Азара

Азара — 1. Согласно «Еврейскому и халдейскому этимологическому словарю Ветхого Завета» О.М. Штейнберга слово עזרה «азара» означает «притвор», «предхрамие» (см. 2 Паралипоменон, 4:9 с переводом этого слова как «большой двор»). 2. Портик, крытая галерея с колоннами, примыкающая к зданию караимской кенасы с северной стороны. Традиционная часть архитектурной композиции караимских храмов Крымского полуострова до начала XIX века. Азара служила местом ожидания начала молитвы, а также местом сбора членов общины для обсуждения различных вопросов. Караимский газзан и ученый С.А. Бейм определяет азара как «духовное седалище». Из книги С.А. Бейма «Память о Чуфут-Кале», 1862, С. 46-47 (о кенасе Чуфут-Кале):

С давних времен в Чуфут-Кале избрано место между Орта и Кичик-капу для Богослужения в главной синагоге или Кенасе (т.е. соборе), снаружи которого устроено седалище духовное, называемое азара, с стенами, высечеными вокруг него. Здесь собирались старшины общества для разбирательства жалоб по делам религии.

М.Я. Фиркович. Старинный караимский городок Кале, называемый ныне Чуфут-Кале. Вильна. 1907. С. 11-12.:

Еще вы видите с каменными столбами корридор, в нем кругом сиденья и под ними частые перегородки. Корридор — передняя храма и называется «Азара», здесь собирались прихожане и до начала Богослужения сидели на сиденьях, а в перегородках оставляли свою обувь, когда заходили молиться.

Б.С. Ельяшевич. Евпаторийские караимские кенасы. Краткое описание. Евпатория. 1928. С. 10 (о кенасе Евпатории):

Из дворика ожидания — вход в выстланный мрамором портик-азара Соборной Кенасы. Этот портик прилегает к кенасе с северной и частью восточной стороны и имеет 13 белых мраморных колонн, внизу и вверху опоясанных бронзовыми кольцами и связанных рядом полукруглых арок…По стенам внутри кругом устроены каменные сиденья, сверху обшитые досками, а под сиденьями — помещения для обуви, которую прежде, при входе в храм, снимали.

Б.Я. Кокенай. Записки по этнографии караимов Крыма. Ростов-на-Дону. 1930-1948 гг. (о кенасе Феодосии):

Перед началом службы прихожане собирались во дворе храма или его предверии, называемом «Азара». Здесь вдоль стен шли лавочки-сиденья. Внизу — сиденья были разделены перегородками, куда ставили обувь молящиеся…В ожидании наступления момента, когда можно будет начать вечернюю службу, старики рассказывали друг другу последние события, новости дня и политики, а мы, сидя в отдалении, прислушивались к этим разговорам, не смея принять в них участие, чтобы не прослыть невежей и невоспитанным мальчиком. Мы могли только задавать вопросы. Сейчас же после захода солнца священник поднимался, разговоры прекращались, и все заходили в храм.

Азара возникла в культурном пространстве Крымского ханства, и с распространением в XIX веке на Крымском полуострове евпропейской архитектуры исчезла из тектоники караимских храмов. Сейчас в мире сохранилось всего 4 кенасы с азара: две на Чуфут-Кале и две в Евпатории. По уже сложившейся традиции в азара Большой кенасы Евпатории проходят караимские конференции.

Азара большой кенасы Чуфут-Кале

Азара большой кенасы Чуфут-Кале

Азара Большой кенасы Евпатории.

Азара Большой кенасы Евпатории.

Официальная часть конференции посвященной воостановлению Большой кенасы Евпатории (13. 09.2015), проходящая внутри азара этой кенасы.

Официальная часть конференции посвященной 10-ти летию воостановления Большой кенасы Евпатории (13. 09.2015), проходившая внутри азара этой кенасы.

Симферопольская кенаса

Караимская кенаса Симферополя. Памятник архитектуры и градостроительства местного значения. Здание сохранилось. Годы постройки: 1891-1896. Архитектурный стиль: эклектический, сочетающий черты готической, мавританской и византийской архитектуры. Имя архитектора неизвестно. Адрес: ул. Караимская, 6 (в Советское время – ул. Пархоменко, 6).

В конце XIX в. численность караимского населения г. Симферополя стала расти, в связи с чем местная община решает построить для своих религиозных потребностей новое здание кенасы, которое вместило бы больше молящихся, чем старая кенаса, уже порядком обветшавшая. 4 (16) февраля 1889 г. симферопольские караимы обращаются к Таврическому губернатору А.Н. Всеволжскому с просьбой о разрешении постройки нового здания кенасы. Рядом со старым караимским молитвенным домом у местного купца и табачного фабриканта Абрама Осиповича Шишмана за 1500 руб. была куплена земля площадью 160 кв. саженей. Своё согласие на строительство храма дал Гахам С.М. Панпулов. Симферопольским газзаном Исааком Мордехаевичем Султанским был объявлен сбор средств на постройку кенасы. Всего было собрано 15 тыс. рублей. В созданный оргкомитет по постройке здания вошли видные деятели местной караимской общины: Шаббетай Вениаминович Дуван, Самуил Соломонович Исакович, Илья Ильич Казас, Яков Самуилович Майкапар, Абрам Исаакович Пастак, Абрам Яковлевич Прик, Яков Абрамович Хаджи, Самуил Езекиилевич Черкез и др. Основные пожертвования в фонд постройки кенасы сделали известные в городе купцы и мещане: Каракоз, Абрам Яковлевич Прик, Абрам Исаакович Пастак, Давид Ефраимович Сарибан, Яков Абрамович Хаджи, Самуил Езекиилевич Черкез, Юфуда Мордехаевич Шапшал и др. Возведение кенасы началось в мае 1891 г. на ул. Караимской, 6. Основным строительным материалом служил т.н. бодрацкий камень, добываемый на берегах р. Бодрак, левом притоке р. Альмы. Площадь кенасы составляет 8×5 кв. саженей. Строительство храма завершилась в 1896 г., а 26 августа этого же года состоялось его освящение. Интересно отметить, что симферопольская кенаса ориентирована алтарём на юго-восток, а не на юг, как это принято у крымских караимов. Газзан И.М. Султанский, непосредственно принимавший участие в постройке здания, объясняет это следующим образом: «… в Законе Моисея нет никаких указаний на то, чтобы алтарь в синагогах был непременно обращён на юг, что ни в построенной св. пророком Скинии, ни в Соломоновом храме место, называемое Святая Святых, не было обращено на эту сторону, и что установившийся в этом отношении у нас, караимов, обычай не имеет для нас обязательного религиозного значения». И.М. Султанский указывает на то, что в данных условиях с архитектурно-инженерной точки зрения невозможно было ориентировать алтарь согласно обычаю на юг, а только на юго-восток и с согласия и ведома Гахама.

В 1922 г. здание кенасы было национализировано и по договору было сдано в бесплатную аренду симферопольской караимской религиозной общине. 5 марта 1930 г. КрымЦИК постановил: «Ввиду требования трудящихся караимов и отказа верующих от пользования кенасой, ликвидировать караимскую кенасу в г. Симферополе и использовать её под клуб». В 1934-1936 гг. кенасу внутри перестроили, разделив ее на три этажа, и разместили в ней радиоузел. Во время немецко-фашистской оккупации Симферополя в здании кенасы находился немецкий штаб. С 1945 года здание кенасы занимал Крым Радиоцентр, с 1959 года — Крымский комитет телевидения и радиовещания (с 1992 года — Государственная телерадиовещательная компания «Крым» (ГТРК «Крым»)). 30 декабря 1992 года на фасаде симферопольской кенасы была открыта мемориальная доска с надписью: «Памятник архитектуры конца XIX века / Здание кенаса – караимский храм / Построено на средства караимов г. Симферополя / Время постройки 1891-1896 гг.» С 1996 г. караимы добились разрешения о возможности проведения во дворе кенасы праздничных богослужений. В 2012 г. руководством ГТРК «Крым» караимской общине был выделен 3-й этаж кенасы для исполнения религиозных потребностей.

Распоряжением Совета министров Республики Крым от 15 июля 2014 г. здание кенасы было передано в безвозмездное пользование религиозной организации «Симферопольская караимская религиозная община «Чолпан».

 

Газзаны караимской кенасы Симферополя и годы их службы:

  • Шаббетай Берахович Койчу (1896-1900)
  • Иосиф Моисеевич Кефели (1900-1904)
  • Юфуда Шелумиэлевич Безикович (1905-1907)
  • Борис Саадьевич Ельяшевич (1909-1915)
  • Исаак Юфудович Ормели (1915-1928)

 

Вид на кенасу с улицы Караимская. Фото 2015 года.

Вид на кенасу с улицы Караимская. Фото 2015 года.

Макет симферопольской кенасы в парке миниатюр "Крым в миниатюре" в Бахчисарае. 2015 г.

Макет симферопольской кенасы в парке миниатюр «Крым в миниатюре» в Бахчисарае. 2015 г.

Симферопольская караимская кенаса. Рисунок Е. Бадусева.

Симферопольская караимская кенаса. Рисунок Е. Бадусева.

© Статью подготовил Шайтанов С.И.

« Older Entries Recent Entries »