Archive for 25.10.2015

Фиркович, Авраам Самуилович

Авраам Самуилович Фиркович (1787-1874) — караимский общественный деятель, учитель, газзан, коллекционер рукописей. Известен также под акронимом Эвен Решеф אבן רשף (Авраам бен рибби Шемуэль Фиркович), что в переводе с древнееврейского языка значит «метеор». Пожалуй, нет такого караима, о котором писали и спорили больше, чем о А.С. Фирковиче. Для большинства ученых он был коллекционером рукописей и фальсификатором, для караимов — главным караимским учителем, историком и археологом.

А.С. Фиркович родился в г. Луцке в семье землепашца. Как и его отец, занимался сельским хозяйством, однако, после ряда неудач, он оставляет это занятие и поступает на учебу к луцкому газзану М.И. Султанскому. Быстро освоив караимскую науку, А.С. Фиркович в 1818 году становится учителем, а затем и газзаном в Луцке. В 1822 году вслед за своим учителем переезжает в Крым, в Евпаторию, где по приглашению караимской общины становится главным учителем и газзаном. Видимо, в Крыму началось увлечение А.С. Фирковича коллекционированием караимских и еврейских книг и рукописей, которое впоследствии станет его основным занятием. В 1830 году вместе со своим покровителем, будущим караимским Гахамом С.С. Бобовичем совершает паломничество в Святую Землю и Иерусалим. По возвращении из паломничества, он остановился в Стамбуле, где два года работал учителем в караимском мидраше. В 1832 году вернулся в Евпаторию и занял должность учителя. С 1835 года состоял членом Общества издания караимской книги, и принимал активное участие в издании караимской литературы. В 1838 году А.С. Фиркович служил учителем сыновей С.С. Бобовича и жил в его имении в Карасубазаре «Ган яфе».

В 1838 году А.С. Фиркович был командирован С.С. Бобовичем в экспедицию по Крыму с целью «розыскания достопримечательных памятников и древностей». Необходимость таких «розысканий» возникла после того, как Таврический Губернатор М.М. Муромцев потребовал от Таврического и Одесского Караимского Гахама С.С. Бобовича объяснить отличие караимов от евреев. Во время экспедиции по Крыму А.С. Фиркович находит на караимских кладбищах ранее неизвестные надгробные памятники VIII-XII веков и древние свитки Торы в генизах караимских кенас и крымчакских синагог. В 1839 году с той же целью А.С. Фиркович отправился на Кавказ и привез оттуда Маджалиский документ — древний текст, сообщающий о переселении предков караимов в Крым персидским царем Камбисом в VI веке до н.э.  Сразу после возвращения из экспедиции по Кавказу, А.С. Фиркович был принят член-корреспондентом в Одесское общество истории и древностей, куда передал найденные им материалы. В 1841 году А.С. Фиркович сделал доклад президенту Общества Д.М. Княжевичу о найденных им древних рукописях и памятниках, после которого в Крым отправился археолог Г.Э. Караулов, который обнаружил на древних памятниках свежие надписи. В 1842 году с целью проверить на месте находки А.С. Фирковича и сделать о них окончательное заключение Одесское общество истории и древностей совместно с другими научными сообществами командировало в Крым директора еврейского училища в Одессе Бецалеля Штерна. Исследовав караимское кладбище Чуфут-Кале, на котором были найдены самые древние памятники, Б. Штерн подтвердил их древность. Однако, несмотря на заключение, сделанное Б. Штерном, среди ученых было немало скептиков, сомневающихся в подлинности сделанных А.С. Фирковичем открытий, одним из которых был еврейский историк и деятель гаскалы Шеломо Йегуда Раппопорт (1790-1867). «Известие об этих открытиях — пишет Д.А. Хвольсон — возбудило сильный интерес не только в Крыму и Одессе, но и между учеными евреями Запада. Тем не менее новизна содержания открытых г. Фирковичем надгробных надписей и приписок, а затем отрывочночность и неточность полученных о них в Германии сведений, вызвали против них некоторое сомнение».

После заключения Б. Штерна А.С. Фиркович решает полностью посвятить себя исследовательской деятельности и продолжает поиски в Крыму, во время которых находит караимские памятники первых веков нашей эры, самым древним из которых оказался памятник Исаака Буки-когена 6 года н.э. В 1843 году он оставляет должность учителя и газзана. В 1849-1850 годах совершает неудачное путешествие на Кавказ. В 1852 году с целью издания результатов своих исследований А.С. Фиркович совершил поездку в г. Вильна (совр. Вильнюс), где в то время находилась одна из двух еврейских типографий в Российской империи,  но из-за начавшейся Крымской войны задержался здесь на несколько лет. В Вильне А.С. Фиркович вел активную исследовательскую деятельность и был избран членом-сотрудником Виленской археологической комиссии. В 1853 году А.С. Фиркович посетил Санкт-Петербург, где встретился с молодым ученым Даниилом Авраамовичем Хвольсоном (1819-1911), впоследствии возглавившим кафедру еврейской, сирийской и халдейской словесности на восточном факультете Санкт-Петербургского университета. А.С. Фиркович ознакомил Д.А. Хвольсона с копиями своих находок в Крыму, которые чрезвычайно заинтересовали ученого. Впоследствии, на основе копий этих находок Д.А. Хвольсон напишет сочинение «Восемнадцать еврейских надписей из Крыма» (1866), в котором представит доказательства подлинности найденных А.С. Фирковичем надгробных надписей в Крыму. Еще позже, в 1884 году отдельной книгой выйдет его фундаментальный труд «Сборник еврейских надписей», в котором Д.А. Хвольсон будет полемизировать с А.Я. Гаркави, опровергавшем подлинность древних надгробных надписей. Однако, во второй книге, посвященной находкам А.С. Фирковича, Д.А. Хвольсон уже будет высказывать сомнения относительно подлинности некоторых древних надписей.

Во время своих поездок в Иерусалим и Стамбул, по Крыму, Кавказу и западным губерниям Российской губернии А.С. Фирковичем была собрана большая коллекция книг и рукописей. В 1859 году А.С. Фиркович предложил приобрести собранную им коллекцию директору Императорской публичной библиотеки Санкт-Петербурга М.А. Корфу. Коллекция А.С. Фирковича в течении года изучалась специальной комиссией Российской Академии наук и получила самую высокую оценку. После чего, в 1862 году по указу императора Александра II Министерством двора на приобретение коллекции была выделена сумма в 125 000 рублей. Эту коллекцию принято называть Первым собранием А.С. Фирковича, содержащим более 1. 500 рукописей, книг и документов в основном на древнееврейском языке. Через год в библиотеку поступили рукописи, переданные А.С. Фирковичем на хранение в Одесское общество истории и древностей.

В 1863 году А.С. Фиркович вместе со своей женой Ханой отправляется в путешествие по Ближнему Востоку, снабженный рекомендательными письмами Министерства иностранных дел России к своим резидентам на Востоке. Цель путешествия — собирание рукописей. А.С. Фиркович посещает Стамбул, Иерусалим, Яффу, Наблус, Алеппо, Бейрут, Каир и другие места. Во время пребывания в Иерусалиме А.С. Фиркович за собственный счет сделал ремонт древней караимской кенасы. Из путешествия по Ближнему Востоку А.С. Фиркович привозит еще более обширную коллекцию, в которую вошли древние рукописи из Каирской генизы и уникальная Самаритянская коллекция. Вся коллекция, насчитывающая 17 000 экземпляров, была приобретена за 50 000 рублей Императорской публичной библиотекой уже после смерти А.С. Фирковича у его наследников в 1876 году (Самаритянская коллекция была приобретена отдельно в 1870 году). Первое и Второе собрание А.С. Фирковича являлись в то время крупнейшим в мире собранием рукописей на древнееврейском языке. «Почти все отрасли средневековой науки, философии и богословия — пишет советский гебраист К.Б. Старкова — отражены в этой огромной библиотеке. Здесь обширное поле деятельности для многих поколений исследователей».

В 1865 году А.С. Фиркович вовзращается с Ближнего Востока и поселяется жить в Чуфут-Кале, где предпринимает попытки возродить жизнь в оставленном караимами городе. На свои деньги А.С. Фиркович построил вокруг кладбища каменную ограду и занимался ремонтом дороги. В 1870 году он обратился к Таврическому Губернатору с ходатайством о перемещении Караимского Духовного Правления в Чуфут-Кале, которое, впрочем, не было удовлетворено. В 1866 году умер его второй сын Яков (в Евпатории) и жена Хана (в Чуфут-Кале). В 1870-1871 годах А.С. Фиркович совершил поездку в Восточную Европу, главным образом в Австро-Венгрию, на территории которой проживала увядающая община Галича и его родного города Луцка. Добившись аудиенции у императора Франса Иосифа I, А.С. Фиркович обратился с ходатайством об отмене повинностей для караимов подданных Австро-Венгрии, которое было удовлетворено. В 1870 в Луцке А.С. Фиркович вторично женился. В 1872 году в Вильне вышла в свет книга А.С. Фирковича «Авнэ зиккарон» («Камни памяти») на древнееврейском языке, в которой были обширно представлены результаты его исследований караимских некрополей Крыма. В 1874 году жизнь караимского исследователя оборвалась и он был похоронен рядом с первой женой на кладбище Чуфут-Кале.

А.С. Фиркович оказал неоценимую услугу науке, собрав множество редких средневековых рукописей на древнееврейском языке и спасши их от забвения. Однако слава великого коллекционера и неутомимого исследователя была омрачена обвинением в фальсификации исторических памятников Крыма. «Однако, нельзя обойти вниманием того факта, что имя его сопровождается печальной славой фальсификатора» — пишет К.Б. Старкова. С основательной критикой подлинности древних надгробных надписей и колофонных надписей, найденных А.С. Фирковичем в Крыму, выступил гебраист А.Я. Гаркави (1839-1919), заведующий отделом еврейской литературы и восточных рукописей Императорской публичной библиотеки. В 1875 году А.Я. Гаркави вместе с немецким гебраистом Г. Штраком опубликовал труд «Каталог еврейских рукописей Библии в Императорской публичной библиотеке в Санкт-Петербурге», в котором доказывал поддельность большинства колофонных записей в рукописях, найденных А.С. Фирковичем в Крыму. В 1876 году вышел в свет его фундаментальный труд «Древнееврейские памятники из Крыма», в котором доказывалась поддельность надгробных эпитафий и колофонных надписей Крыма. В следующей работе «По вопросе о иудейских надписей, найденных Фирковичем в Крыму» (1877) А.Я. Гаркави доказывал поддельность Маджалисского документа. Большинство ученых согласилось с доказательствами А.Я. Гаркави, и за А.С. Фирковичем закрепилась слава фальсификатора. Однако, надо заметить, что обвинения в фальсификации касаются только находок А.С. Фирковича в Крыму и Маджалисского документа, найденного в Дагестане. Что же касается обширной коллекции рукописей, привезенной А.С. Фирковичем с Ближнего Востока, то их подлинность никогда не вызывала у ученых сомнений.

С А.С. Фирковича начинается новая историография крымских караимов. На основе своих находок А.С. Фиркович выдвинул историческую концепцию, в основе которой лежало представление о поселении предков караимов в Крыму еще до нашей эры. Впервые было заявлено о религиозной (не этнической!) связи караимов с хазарами. Концепция А.С. Фирковича практически безоговорочно была принята караимскими исследователями, которые основывались на ней в своих исторических трудах. Обвинение в фальсификации исторических памятников воспринималась караимами и воспринимается по сей день  как клевета на ученого. Практически все караимские деятели, которые занимались вопросами истории, считали своим долгом выступить с защитой А.С. Фирковича от обвинений в фальсификации. Самыми известными трудами полемического характера, написанными в защиту А.С. Фирковича, можно назвать труды караимского ученого Ю.Д. Кокизова «Сорок четыре надгробных памятника», «Новые доказательства против старых обвинений», «В защиту памяти А. Фирковича», в которых автор доказывает подлинность надгробных эпитафий с помощью караимского календаря. Оценка деятельности А.С. Фирковича его современниками-караимами была неоднозначна. Передовая интеллигенция, например, смотрела на него как на ретрограда и ревнителя уходящей старины, но в целом авторитет А.С. Фирковича в караимском обществе был велик, который только возрос в XX веке. Вот какую характеристику А.С. Фирковичу дал его биограф Б.С. Ельяшевич: «Величайший караимский ученый, учитель и проповедник, приобретший мировую известность вообще и в особенности как великий археолог-гебраист XIX столетия, произведший своими замечательными археологическими находками и научными открытиями коренной переворот в западно-европейской науке, в области, главным образом, истории караимов и евреев и их литератур, а также в области истории Крыма». Сохранилось несколько интересных описаний А.С. Фирковича, составленными в то время, когда он жил в Чуфут-Кале, которые мы приводим ниже:

Жизнь Фирковича в Чуфут-Кале была очень своеобразна. За всю ночь он спал три-четыре часа, не больше. Остальное время он читал или писал. Под утро он вставал и читал молитвы, но не из тех, которые напечатаны в наших молитвенниках, а те многочисленные молитвы, которые были у него в рукописях и которые имеются у наших братьев караимов в Галиче; эти-то молитвы он читал, и все наизусть на разные мотивы. Как только солнце начинало светить на землю, он выходил из дома и шел в кенаса молится, причем всю дорогу также читал молитвы…По выходе из кенасы он ничего не читал, но говорил со всяким, кого не встретит о Тора. Стоя на одной ноге, он учил стольким вещам, скольким мы не выучимся в продолжении целой недели…Затем он ходил к рабочим, строившим ограду и работал с ними два-три часа, так как он был на все руки мастером; да и сил у него было много для этой тяжелой работы, хотя он был и стар. Остальное время он проводил в своей библиотеке, приводя в порядок разрозненные листы, кучами валявшиеся во дворе кенаса, чтобы записать их в свой каталог. С.Ш. Пигит. Дни минувшие…//Караимская жизнь. Книга 8-9. Москва. 1912. С. 62-63.

В одном из полувисячих старинных домов Чуфут-кале, совершенно впрочем подновленном, живет Авраам Фиркович, страж и патриарх Чуфута. Мы ехали прямо к Фирковичу, и он ждал нас. Престарелый раввин встретил своих гостей на одной из мертвых улиц мертвого города. Если бы его не провожал другой караим, совершенно житейского вида, Фирковича не трудно бы принять за призрак. Среди гробового вида этих ветхозаветных развалин, напоминающих запустевшие дома Палестины и Сирии, перед нами появился старец высокого роста, величавого вида, в костюме настоящего Мельхиседека…Вообще он педантически стоит за все обычаи и обряды своей религии, как бы ни были они маловажны и внешни. Он жестоко преследует тех из своих соплеменников, которые, под влиянием русской жизни, позволяют себе отступления от старины — в одежде, сношениях с иноверцами, исполнении церковных уставов. Я знаю научно образованных и весьма развитых караимов, которые в присутствии Фирковича боятся есть за столом русских, а в субботу не осмеливаются надевать на себя часы или брать в руки книгу. Фиркович далеко не фанатик по убеждениям, и терпимость его по отношению к иноверцам безгранична. Но он караим до мозга костей, и страстно жаждет поддержки старого караимства во всех его особенностях. Он понимает, что послабление в форме незаметно перейдет на более существенные стороны караимских особенностей и кончится слитием этого племени с господствующим народом. Археолог сказывается во всех его вкусах и действиях. Евгений Марков. Очерки Крыма. Симферополь. 1995. С. 456, 461.

Сочинения А.С. Фирковича: «Хотем технит» («Печать совершенства») 1836, «Масса-у-мерива» («Испытание и раздор») 1838, «Эвель кавед» («Тяжкая скорбь») 1866, «Авнэ зиккарон» («Камни памяти») 1872.

Семья. А.С. Фиркович был женат на Хане Исааковне Гогель (1791 года рождения). Их дети: Иосиф, Яков, Зарах, Батшева, Исаак, Моисей, Сарра, Шалом, Милка, Шеломит. В 1870 году в возрасте 84 лет А.С. Фиркович женился на 33-летней Шеломит Симовне Фиркович из Луцка.

Биографии А.С. Фирковича: Б.С. Ельяшевич. Авраам Самуилович Фиркович//Материалы к серии «Народы и Культуры». Выпуск XIV. Караимы. Книга 3. Москва. 1994; В.Л. Вихнович. Караим Авраам Фиркович. Еврейские рукописи. История. Путешествия. СПб. 2012.

Портрет А.С. Фирковича, сделанный в 1871 году. Из книги "Авнэ зиккарон" (1872).

Портрет А.С. Фирковича, сделанный в 1871 году. Из книги «Авнэ зиккарон» (1872).

Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург), в котором хранятся две коллекции рукописей А.С. Фирковича

Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург). Здесь хранятся первое и второе собрание рукописей А.С. Фирковича

Дом А.С. Фирковича в Чуфут-Кале. Фото 2015 г.

Дом А.С. Фирковича в Чуфут-Кале. Фото 2015 г.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Каббар

Каббар (слово происходит от евр. глагола לקבר «лекаббер» — «погребать, хоронить», на русский язык переводится как «погребальщик») — специально назначенный общиной человек для совершения обряда погребения. Обычай выделять из своей среды специальных людей для совершения обряда погребения возник у караимов на почве заповеди Священного Писания о ритуальной нечистоте мертвого тела. Слово древнееврейского происхождения было заимствовано караимско крымско-татарским языком (например, «кабарлар», где евр. корень «кабар» и тюркский аффикс мн. числа «лар»), а затем и русским языком (например, «кабары», где евр. корень «кабар» и русское окончание мн. числа «ы»).  М.Я. Фиркович. Караимский катихизис вкратце. Мелитополь. 1915:

Покойника моют, одевают в саван и укладывают в гроб особо назначенные люди «кабарлар», которые обязательно вечером очищаются омовением и тогда могут сидеть за общим столом.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Чедака

Чедака (евр. צדקה «цдака», в произношении крымских караимов «чедака», — милостыня, подаяние) — небольшая сумма денег,  жертвуемая в  кенасу в виде вознаграждения за прочтение особых молитв родственникам: благословения  живущим (берахот) и поминовения  умершим (зехер). Слово древнееврейского происхождения было заимствовано караимско крымско-татарским, а затем русским языком. Для записи вносимых чедакот (мн. ч. от «чедака) велись специальные тетради, называемые «Хафталык чедака дефтери», что можно перевести с крымско-татарского языка как «еженедельник для записи чедака».

Страница из "Хафталык чедака дефтери", Евпатория, 1867 год (ГАРК, ф. 851, д. 38, л. 11).

Страница из «Хафталык чедака дефтери», Евпатория, 1866 год (ГАРК, ф. 851, д. 38, л. 11).

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

«Молитва Гахама»

«Молитва Гахама» — легенда из сборника Соломона Самуиловича Крыма «Крымские легенды», изданного им в эмиграции в Париже в 1925 году на русском языке. По ряду признаков считается, что автором легенды является сам С.С. Крым (1867-1936), иносказательно рассказавший в ней о судьбе России в годы революций, Гражданской войны и голода (1917-1922) и о своей личной судьбе. «Данная легенда — пишет историк М.Б. Кизилов, — несомненно, не является народным преданием, но относится к типу так называемых литературных сказок, т.е. сказок, сочиненных самим автором с применением элементов народного колорита». Действительно, в образах легенды «Молитва Гахама» легко угадываются известные исторические события. Например, в центральном образе  Шайтан-Чокрака (Чертов родник, Чертов ключ), помрачающего разум человека, видна аллегория на Октябрьскую революцию и последующие за ней события: «И сановники хана Ратмира стали поденщиками, все поденщики сановниками, и люди, которых Бог благословил достатком, стали босяками, а босяки уродуют себе ноги, стараясь одеть на одну ногу два сапога…И стали все равны и все голодны».

 

Содержание легенды:

В давние времена, еще до прихода потомков Чингис-Хана, правил в Крыму мудрый и справедливый хазарский хан Ратмир, повелевший запечатать Шайтан-Чокрак, помрачающий человеческий разум. К концу 25-ти летнего царствования хана Ратмира подул страшный северо-восточный ветер, который дул 7 лет и иссушил всю землю. Наступила засуха, и люди стали умирать от жажды и голода. Советники хана Ратмира предложили распечатать Чертов ключ, чтобы дать людям напиться, но хан Ратмир колебался: «Как же я буду управлять людьми, которые сошли с ума?» — спрашивал он у своих придворных. В то время в городе Солхат (ныне Старый Крым) жил ученый караим Гахам Шемуэль, который записывал на пергаменте великие дела хана Ратмира. Гахам Шемуэль горячо советовал не открывать опасного ключа и хан Ратмир прислушался к его совету. Однако, когда бедствие достигло крайних пределов под давлением своих придворных хан Ратмир велел распечатать Чертов ключ. Люди, измученные жаждой, стали пить прохладную воду и сходить с ума. Лишь Гахам Шемуэль удержался и ушел из города на гору Агармыш, где записывал все, что видел собственными глазами. С тех пор прошло много лет и от пергамента Гахама Шемуэля осталось всего несколько листков, обрывочно рассказывающих о том, чему был свидетель Гахам после того, как был открыт Чертов ключ. Вот, что было написано на одном из них: «Не стало благочестивых и прямодушных. Все делают засаду, ловят друг друга в сети, подозревают всех, ограбившие страшно боятся ограбленных, и бесстыдная, как это бывает всегда, и наглая трусость проливает потоки ненужной, безвинной крови». Семь лет продолжалось в Крыму бедствие, пока Гахам Шемуэль не составил новой молитвы, от которой на листке пергамента осталось только начало. Предание гласит, что после молитвы Гахама подул благодатный западный ветер и принес спасительный дождь — «Открылись источники, очнулись подданные хана Ратмира и в ужасе увидели, что они соделали со своей родиной». «Много разных народов приходило в Крым и переходило через Крым, много мудрецов и ученых всего мира искали затерянный листок пергамента с молитвой, как избавить людей от помешательства, и никто не мог найти до сих пор. Когда найдут и кто найдет этот пергамент, знает один Всевышний, а пути его неисповедимы. Народы проходят — один он бессмертен».

 

После 1925 года легенда «Молитва Гахама» выдержала несколько изданий. В 1939 году легенда была напечатана в журнале литовских караимов «Онармах» в переводе на трокский диалект караимского языка. В этом издании в тексте легенды и в ее названии традиционный термин «гахам» был заменен на псевдоисторический термин «гахан», то есть легенда стала именоваться «Молитва Гахана». В 2002 году легенда была опубликована в сборнике В.З. Тирияки «Легенды и предания крымских караимов» в переводе на русский язык с караимского перевода 1939 года, но с ее оригинальным названием — «Молитва Гахама» (и также в тексте). В примечании к легенде составитель сборника В.З. Тирияки дает толкование некоторых аллегорий, связывая их с революционными событиями в России. В 2004 году с искаженным названием «Молитва Гахана» (и также в тексте) легенда вошла в сборник «Фольклор крымских караимов», составленный Ю.А. Полкановым, А.Ю. Полкановой, Ф.М. Алиевым.  Не рассмотрев аллегорий на Октябрьскою революцию и Гражданскую войну, составители сборника сочли ее за древнюю легенду. В 2005 году легенда была издана в научно-популярном журнале «Историческое наследие Крыма», в статье М.Б. Кизилова «Караим Соломон Крым: жизнь и судьба». М.Б. Кизилов дает идентичное с В.З. Тирияки толкование аллегорий, а в главном действующем лице легенды, Гахаме Шемуэле, он видит автора легенды С.С. Крыма. «На наш взгляд, — пишет М.Б. Кизизилов — при более внимательном рассмотрении становится ясно, что в образе печального и внимательного наблюдателя Гахама Шемуэля, единственного, кто сохранил разум в трагическую для страны эпоху, Соломон Крым, вне всякого сомнения вывел самого себя».

При составлении статьи был использован следующий материал: М.Б. Кизилов «Караим Соломон Крым: жизнь и судьба»//Историческое наследие Крыма. №10. Симферополь. 2005. С. 91-94.

Легенда «Молитва Гахама» из сборника «Крымские легенды», Париж, 1925 г.:

легенда 1  легенда 2  легенда 3  легенда 4  легенда 5  легенда 6  легенда 7

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.