Archive for Ш

Шалом

Шалом (евр. שלום со значением «мир», «благополучие» или в качестве привествия «здравствуйте», скорее всего использовалось в значении «встреча» ) — общественное торжество по поводу какого-либо знаменательного события или в честь кого-то. В русском языке слово шалом употреблялось со словом «устроить» — устроить шалом. Например, в рассказе А.И. Катыка «Учитель» шалом был устроен по случаю приезда нового учителя, в «Известиях караимского духовного правления» (№1. Евпатория. 1918. С. 36) сообщается о шаломе в честь окончивших курс обучения в Александровском караимском духовном училище: «По окончании службы в квартире родителей одного из окончивших было устроено общеее торжество (шалом), на которое была приглашена местная община». О том, как был устроен шалом в честь прибытия нового газзана в Севастополе (Прибытие нового газзана//Караимская жизнь. №5-6. М. 1911. С. 143):

Наконец после долгих ожиданий прибыл новый севастопольский газзан Т.С. Леви. В субботу 29 октября был устроен «шалом» для ознакомления нового газзана с общиной: с 1-4 ч. дня был «стол для взрослых» (мужчин и женщин), а вечером была приглашена вся молодежь общины. Говорились речи, из которых отметим речи М.И. Казаса, Ф.И. Харченко, Э. Троицкаго и И.И. Челеби. Новый газзан Т. Леви выступил перед своими прихожанами с речью.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А

Шербиет

Шербиет — буквально «куплет», «стих», а также песня-импровизация с печальным мотивом о суетности человеческой жизни, горечи бытия и беспомощности всего живого перед смертью.  Шербиет исполнялся во время поста «чом шива ба-ав вэ-чом асара ба-ав» с 7 по 10 ава и в день недава, когда у караимов принято посещать могилы умерших родственников. По мнению собирателя караимского фольклора Б.Я. Кокеная слово шербиет восходит к персидскому «чар» — четыре, и «бейт» — стих, то есть «четверостишье» (Б.Я. Кокенай. Крымские караимы. Рукопись. С. 32). Б.С. Ельяшевич о традиции исполнения шербиет (Б.С. Ельяшевич. Караимы Крыма//Материалы к серии «Народы и культуры. Выпуск XIV. Караимы. Книга 3. Б.С. Ельяшевич. Историко-этнографические очерки. М. 1994. С. 68-69):

Также в большом ходу были распевание грустных мотивов и импровизация траурных надмогильных песен, известных под названием «шербиет»…Невыразимо тяжелую картину представляли кладбища караимов в течение 4-х дней «недава», их известного поста с жертвоприношением, когда там совершалось поминовение усопших. Но больше всего тогда поражала посетителя Иосафатова долина — эта древняя усыпальница караимского народа близ г. Бахчисарая, куда к тому времени со всех концов съезжались женщины для оплакивания своих умерших. Усевшись под тенистыми ветвями громадных вековых деревьев, они, начиная с легких всхлипывний, переходили постепенно к горькому плачу, и, наконец, среди отчаянных рыданий затягивали душераздирающие мелодии с тут же симпровизированными  куплетами «шербиет»а о суетности мира сего, о недолговечности бытия человека на земле, о злодеяних мачехи и т.д.

Шербиет исполнялся на караимско-крымскотатарском языке. Традиционно он начинался с куплета: Начало стиха такое: конец света/Не говори, что мир достанется нам/Не достанется он и Соломону, сыну Давида. Затем сочинитель (чаще всего женщина) продолжал песню рассказом о своем личном горе, например, о разлуке с умершим родственником или о несправедливом обращении мачехи. Образец шербиета из фольклорного сборника А.В. Кефели:

 

Шербиет баши бу дыр —

Ахыр зэман.

Бу дуньйа кумэ къалган —

Бизгэ аман.

Къалмады Давид огълу —

Сулеймангъа

Алты аршиш шэмбэз илен —

Аман гургъа.

 

Куйудан сув чэкэрлер

Тулум илен

Йарымдан айырдылар

Зулум илен.

Йарымдан айыргъанны

Зулум илен.

Олюсин кётерсинлер

Килим илен…

 

Перевод с караимско-крымскотатарского языка:

 

Начало стиха такое: конец света.

Не говори, что этот мир достанется нам,

Не достанется он и Соломону, сыну Давида.

Ах, для всех нас один конец:

Могила и шесть аршинов ситца.

 

Достанут воду из колодца

Бурдюком.

Оторвали меня от любимой

Несправедливо,

Оторванного от любимой

Несправедливо —

Пусть отнесут мертвого,

Завернутого в ковер…

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Шетар

Шетар (евр. שטר — буквально «письменное свидетельство», «вексель», «документ») — письменное свидетельство о заключении брака, брачный договор. По своему содержанию шетар делится на две части, каждая из которых имеет свое название:

  1. «Шетар ниссуин» שטר נשואין  («брачный договор») — изложение обряда брачной церемонии с перечислением взаимных обязательств супругов. Текст первой части является типовым, он был разработан еще в XV веке караимским богословом Эльягу Башиячи в трактате «Аддерет Эльягу», главе «Нашим», и с тех пор практически не изменился.
  2. «Шетар кеттубин» שטר כתובין («брачная запись») — запись приданного невесты и могара, вносимого женихом, подписи свидетелей-шошбинов, старейшин-поручителей и газзана (Б.С. Ельяшевич выделяет подписи свидетелей и старейшин в третью часть шетара).

Весь шетар записывался на древнееврейском языке газзаном, проводившим обряд «ниссуин» (венчание), или «шева берахот» («семь благословений»). Исключение составляли только названия предметов из списка приданного в «Шетар кеттубин», которые в основном записывались еврейской графикой на языке той местности, где проживали караимы. С появлением в середине XIX века типографиских шетаров от руки записывали имена, даты и место бракосочетания в «Шетар ниссуин» и весь «Шетар кеттубин». На газзане также лежала обязанность художественного оформления шетара, что, впрочем, мог исполнить и другой человек, обладающий художественными способностями. Шетар оформлялся растительным орнаментом, образующим его рамку, в более ранних шетарах орнаментальная композиция воспроизводила форму «долапа» — открытого стенного шкафа. Орнаментальное оформление шетара было подчинено его двойной структуре, с  делением на «Шетар ниссуин» и «Шетар кеттубин».

Текст «Шетар ниссуин» на древнееврейском языке:

ביום (…) לשבוע (…) לחדש (…) שנת (…) שנה לבריא העולם: כפי המני והספר שאנחנו מונים וסופרים בו בקהל הקראים: בעיר (…) בממשלת מלכנו המלך הרחמן הקיסר הגדול (…) יחי לעד: ביום הזה בא כמ»ע (…) לפני הזקנים עדת הקראים: ויאמר אליהם היו עלי עדים וקנו ממנו בכל לשון זכות: וכתבו וחתמו במה שאני אומר לפניכם: ואני לא אנוס ושוגה ותועה ומכרח כי אם בתם לבבי וגמר דעתי ורצוני וצביוני אני מודה בפניכם ומעיד אתכם על נפשי: כי נשאתי וקדשתי את מרת (…) הנערה הבתולה היות לי לאשה על טהרה וקדשה במהר בכתב ובביא כתורה משה איש האלהים וכדת ישראל הטהרים והקדושים: ואני אלביש ואכסה ואוקיר ואפרנס ואכלכל אותה ואעבד לה בכל צרכיה וחפציה הראוים לה כדי כחי וכהשגת ידי: ולא אעשק ולא אבזה אותה ואף לא אבגד בה ולא אגרע שארה כסותה ועונתה ככתוב בתורה: ואתנהג עמה באמת וחיסה ורחמים ואהיה לה כבני ישראל המכלכלים ומכבדים ומוקירים ומלבישים את נשיהם הכשרות ועשים להז כל הראוי באמונה ובישר: והמהר שהתניתי וקצבתי וקימתי לה על נפשי מהר בתוליה האמור בתורה כראוי לה אתן: ותשמע מרת (…) זאת הכלה את דברי כמ»ע (…) זה החתן ותרצה בתם לבב להיות אשתו וחברתו ואשת ברית לשמוע בקולו ולהוקירו ולכבודו ולעשות בביתו כל שבנות ישראל עושות בבתי בעליהן ולהיות תחת ממשלתו ואליו תשוקתו: ועוד רצו והתנו שניהם במבחר לבם בברית הר סיני ובחקי הר חרב לשמר את מועדי יוי המקדשים בראית הירח ובמציאת האביב בארץ ישראל הקדושה אם ידם משגת במציאתו: ותכרת ברית מאת כמ»ע (…) זה החתן אל מרת (…) זאת הכלה בכל מה שכתוב ומפרש לעיל וחמר שטר תנאי זה יהא כחמר כל שטרי ישראל הברורים ומחזקים ונהגים ובדקים מיום זה עד לעולם: ואשר היה בפנינו ונשמע ונראה כתבנו ונחתם ונתן בידי זאת הכלה היות בידה לראיה ולזכות בכל בית דין ישראל שיציא אמת ויציב ונכון שריר בריר וקים ויבנו ויצליחו אמן:

Перевод текста «Шетар нисуин» с  древнееврейского языка:

В (…) день недели, в (…) день месяца (…), в (…) год от сотворения мира согласно летоисчислению, которого мы придерживаемся здесь, в общине города (…), в правление (имярек), да здравствует он век. В сей день явился достойный и почтенный рибби (имярек), жених, сын почтенного рибби (имярек), пред старейшинами общины караимов и сказал им: «Будьте моими свидетелями и по представляемому мною полномочию, запишите и подпишитесь под тем, что я заявляю перед вами: «Не по насилию, не по ошибке, не по заблуждению и не по принуждению, но от чистого сердца и с полным разумением, по своей воле и по своему желанию я признаю перед вами и ставлю вас свидетелями в том, что я избрал и обручил госпожу (имярек), дочь почтенного рибби (имярек), юную и девственную, и желаю, чтобы стала она мне женою в чистоте и святости с внесением вена, письменного свидетельства и исполнением супружеского долга согласно закону Моше, человека Божьего и согласно чистой и святой религии Израиля. Я буду одевать ее, наряжать и уважать, кормить и содержать, и буду служить ей во всех ее нуждах и желаниях по мере сил и средств моих. Я не буду ни обижать, ни унижать ее, не буду изменять ей и не лишу ее пищи, одежды и супружеской близости как предписано Торой. Я буду обращаться с ней по справедливости, с милосердием и любовью, как подобает сыновьям Израиля, содержащим, одевающим и уважающим законных жен своих и поступающим с ними по вере и правде. Условленное же, определенное и принятое мною на себя за ее девственность вено, предписанное Торой, как подобает ей я дам». 

Выслушала госпожа (имярек) все обязательства, данные ей рибби (имярек), женихом ее, и изъявила чистосердечное желание быть его женой по завету и подругой, слушаться его, уважать его и делать в его доме все то, что дочери Израиля делают в домах своих мужей, подчинятся ему и иметь к нему свое влечение. Затем оба пожелали и условились в согласии с союзом горы Синай и законами горы Хорив соблюдать священные праздники Господни, наблюдая луну и всходы колосьев в святой земле Израиля насколько это будет для них возможным. И был заключен союз рибби (имярек), жениха, с госпожой (имярек), невестой, в согласии с тем, что написано выше. Условия этого брачного договора имеют такую же силу, как все брачные договоры Израиля, разъясненные, утвержденные, рассмотренные и введенные в обычай в Израиле с сего дня и навеки. И то, что свершилось в нашем присутствии, было услышано и увидено нами, мы записали и подписались, и дали невесте этой для доказательства ее прав во всяком суде Израиля, чтобы была соблюдена справедливость во всей ее ясности и строгости. Да устроятся и будут счастливы. Аминь.

 

Шетар являлся юридическим документом, обеспечивающим женщине сохранность и неприкосновенность ее собственного капитала — приданного, принесенного в дом мужа, и называемого в караимской традиции «керен кейамат». В случае развода или смерти мужа, предъявив шетар в «доме суда», женщина имела право потребовать  возврат всего ее приданного вместе с могаром, указанным в «Шетар кеттубин». По караимскому обычаю шетар хранился в доме родителей невесты и погребался вместе с ней. С упразднением в 1920 году всех духовных институтов крымских караимов Российской империи, шетар утратил свою юридическую силу, и его составление стало данью традиции. К середине XX века эта традиция угасает и начинает возраждатся только в начале XXI века в Евпатории. В XX веке караимский шетар становится объектом исторического и этнографического исследования. Первой работой, с которой началось научное исследование шетара стала совместная статья П.Я. Чепуриной и Б.С. Ельяшевича «Караимские брачные договоры «шетары», опубликованная в 1927 году в «Известиях Таврического общества истории, археологии и этнографии».

 

При составлении статьи был использован следующий материал: П.Я. Чепурина, Б.С. Ельяшевич. Караимские брачные договоры «шетары»//Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Том IV. Симферополь. 1927. С. 181-195; Тирияки В.З. Караимские брачные договоры в фондах МИЭКК им С.И. Кушуль//Известия Духовного управления религиозных организаций караимов. №15. Евпаторий. 2015. С. 11-14.

Рукописный шетар 1831 года (Евпатория).

Рукописный шетар 1831 года г. Евпатория (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1473)

Типографский шетар 1895 года (Феодосия).

Типографский шетар 1895 года г. Феодосия (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1473)

Подписание шетара. Евпатория 2014 год.

Подписание шетара. Евпатория 2014 год.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Шаммаш

Шаммаш, или шамаш (евр. שמש — «служка» или «прислужник») —  человек прислуживающий в кенасе во время Богослужения и помогающий газзану при совершении религиозных обрядов. Во время Богослужения шаммаш выступал в качестве посредника между прихожанами и газзаном: он объявлял имена тех, кому положено было читать молитвы, и имена людей, которым читались молитвы за здравие или за упокой. В остальное время шаммаш следил за чистотой и порядком в кенасе и за сохранностью ее имущества. В случае необходимости шаммаш мог заменять газзана. М.Я. Фиркович. Караимский катихизис вкратце. Мелитополь. 1915:

При каждом кенаса должен быть: …г) Шамаш, который должен прислуживать Газзану при богослужении, возглашает чедака, пожертвования прихожан за здравие — бераха, или за упокой — зехер. Причем молитвы за здравие или за упокой читает Газзан.

С учреждением в 1837 году Таврического и Одесского Караимского Духовного Правления должность шаммаша была утверждена как низшее духовное звание после газзана и Гахама. Свод законов Российской империи. Издание 1857 года. Том XI. Часть I. Уставы Духовных дел иностранных исповеданий. СПб. 1857. С. 204:

Духовенство Евреев-Караимов составляют: Гахам, Газзаны и Шамаши.

Процедура избрания шаммаша была аналогичной с процедурой избрания газзана и габбая. Шаммаш избирался общиной, испытывался Гахамом и утверждался Губернским Правлением, после чего его приводили к присяге. Законом были определены следующие обязанности шаммаша. Там же, с. 207:

На обязанности Шамашей или Надзирателей лежат: обучение приходящих для сего в синагогу детей, управление хозяйственными делами синагоги, смотрение за имуществом ея и представление в конце каждого года Гахаму отчета о суммах, поступивших, употребленных в расходе и остающимся за оным.

Со временем с шаммаша были сложены обязанности преподавания и управления хозяйством, которые были возложены на учителей и габбаев соответственно. Об обязанностях шаммаша из письма Таврического и Одесского Караимского Гахама в Департамент Духовных Дел. 1916 г. (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1275, л. 27):

На шамашей теперь в смысле побочных обязанностей возлагается исключительно лишь наблюдение за целостью церковной утвари, облачений и прочих предметов, находящихся внутри кенас. Прямою же обязанностью шамашей является посредничество между прихожанами и газзаном в виде передачи последнему просьб об отслужении молебна, панихиды и других треб, а равно замена в храме газзана во время болезни, отпуска или отсутсвия последнего. В самое же последнее время, при все продолжающемся дроблении крупных караимских общин на более мелкие, когда в караимских храмах вместо положенных по чину двух всего лишь по одному газзану — в них шамаши фактически исполняют обязанности младших газзанов и, отправляя богослужение, исполняют наряду с газзанами почти все службы и требы в своих приходах.

От названия должности произошла караимская фамилия Шамаш.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Шалом Фиркович

Шалом Фиркович (שלום פירכוויץ) — сохранившаяся надпись еврейской графикой на стене хозяйственного помещения во дворе дома А.С. Фирковича в Чуфут-Кале. Вероятно, надпись оставил сын А.С. Фирковича Шалом Фиркович (род. в 1822 году), так как известно, что он жил в Чуфут-Кале в то время, когда его отец совершал поездку по Восточной Европе в 1870-1871 г.г. (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 156).

Шалом Фиркович

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.