Archive for Д

Дуван, Семен Эзрович

Семен Эзрович Дуван (1 (14) апреля 1870, Евпатория – 5 февраля 1957, Больё-сюр-Мер, Франция) – один из самых ярких представителей городского самоуправ­ления Таврической губернии, горячий патриот родного города – Евпатории.

С.Э. Дуван родился в состоятельной караимской семье потомственного почетного гражда­нина города Евпатории, купца II гильдии Эзры Исааковича Дувана. Его мать, Биче Симовна, дочь Симы Соломоновича Бобовича — первого Гахама, председателя Таврического и Одесского кара­имского духовного правления, утвержденного в России высочайшим указом от 1837 года.

Отец Семена, Эзра Исаакович (1844 – 1906) почти сорок лет – до самой своей кончины – постоянно избирался гласным в Городскую Думу, был также гласным Евпаторийского Земского Собра­ния, последние годы (1903 – 1906) – гласным Губернского Земского Собрания, членом уездного Врачебного совета, состоял почетным мировым судьей, почетным попечителем Евпаторийской мужской и председателем попечительского совета женской гимназий. Будучи губернским гласным, Э.И. Дуван принял активное участие в заготовлении материалов для постройки нового ванного отделения Сакской грязелечебницы. Прославился Эзра Исаакович и благотворительностью: жертвуя  средства на строительство муж­ской и женской гимназий, храмы Кирилло – Мефодиевскую цер­ковь, Свято – Николаевский православ­ный собор, Александровское караимское духовное и городское начальное училища, си­нагоги, выделил 8,5 тысяч рублей на стипендию в высшем учебном заведении для детей малосостоятельных граждан. Своим духовным завещанием он оставил Евпатории 25 тысяч рублей благотворительного ка­питала и на такую же стоимость два магазина, проценты и доход с которых должны были расходоваться на материаль­ную помощь. В 1911 году на деньги, пожертвованные городу Э.И. Дуваном, в Евпатории была построена городская богадельня, названная его именем.

Естественно в семье, в которой был культ служения своему народу, помощи беднейшему населению города без различия национальностей, старшему сыну нужно было продолжить дело  столь уважаемого отца.  С.Э. Дуван учился в Симферопольской мужской гимназии. Но, как писал   Б.С. Ельяшевич, «караимского образования не получил и был воспитан своим отцом в общеевропейском духе». [Ельяшевич Б. С. Караимский биографический словарь (от конца XVIII века до 1960 г.) // Караимы. Кн. 2 / Материалы к серии «Народы и культуры». — М.,1993. — Вып. 14. — С. 46].

Некоторое время отец и сын вместе заседали в Городской Думе Евпатории. С 1898 года он гласный Евпаторийской Думы, с 22 мая 1902 года по 18 апреля 1906 года – член (один из двух) Городской Управы при Городском Голове Н.А. Мамуне. После избрания его в местное самоуправление С.Э. Дуван становится наиболее активным его членом. В 1899 году С.Э. Дуван удостоился первой благодарности Думы за то, что добился вместе с двумя другими гласными в Санкт-Петербурге выделения 250 тысяч рублей, благодаря чему было замощено две трети городских улиц.

В 1903 году Дуван проделал большую работу по полной переоценке для нового налогообложения всего городского недвижимого имущества, в соответствии с генеральным планом города упорядочил частную его застройку, санитарное дело и водоснабжение, провел первые дороги и улицы в дачном районе, улучшил работу базаров.

3 мая 1906 года Семен Эзрович стал Городским Головой. Именно тогда небольшой уездный город Евпатория, с его кривыми узкими улочками и преимущественно одноэтажной застройкой, начинает приобретать черты курортного города, его сравнивают с итальянским городком Виареджио. С.Э. Дуван про­чил Евпатории, имеющей уникальные природно–кли­матические условия большое курортное будущее, роль Всероссийской здравницы. Современный город должен был развиваться, по мнению С. Дувана, в западном направлении, в так называемом дачном районе, между Карантинным мысом и Мойнакским целительным озером. Для решения этой задачи, С.Э. Дуван за чисто символическую цену в 9 600 рублей, стал владельцем участка казенной земли, чуть более двух тысяч десятин, под названием «Каран­тинное озеро» (в пределах теперешнего сквера имени Н. В. Гоголя).

От продажи под за­стройку участков новых распланированных кварталов Упра­ва получила 200 тысяч рублей, чем и финансировала стро­ительство театра, о котором давно мечтал С.Э. Дуван. Здание  этого культурного центра было возведено в течение двух лет в 1908–1910 гг. В считанные годы здесь возник и современный район с оригинальными в архитектурном от­ношении постройками в весьма распространенном в то вре­мя стиле модерн.

Популярный  путеводитель Григория Москвича за 1912 г. так писал  о качественных преобразованиях патриархального города: «Прежде чем перейти к описанию Евпатории, необходи­мо сказать несколько слов о новой части города, или, вер­нее, новом городе, возникшем с американской быстротой бла­годаря прозорливости, энергии и настойчивости бывшего Го­родского Головы С. Дувана. Город этот – миниатюрная ко­пия благоустроенных европейских городов, сказочно вырос на запущенном казенном пустыре между «стареющим» горо­дом и дачами… Тому же г. Дувану город обязан постройкой изящного здания театра, который высится среди прекрасных новых зданий созданного по–американски города. И какой провинцией кажется теперь старая Евпатория сравнительно с новой!» [Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. — 23-е изд. — СПб.,1912. — С. 80–81.].

Семен Эзрович Дуван

Семен Эзрович Дуван

Однако, многих общественных деятелей города раздражала такая энергичная работа Городского Головы. Подавляющее большинство гласных Думы в своих патри­архальных представлениях замыкалось в пределах старого города, не видело новых перспектив развития городских территорий. Против С.Э. Дувана была развязана кампания по его дискредитации, несмотря на  признание его несомненных заслуг. С.Э. Дуван не был переизбран на повторный срок. Следующим городским Головам – А. И. Нейману, затем М. М. Ефету для продолжения преобразований в городе не хватало настойчивости, энергии, да и личных связей С.Э. Дувана в столице, а с отстранением С.Э. Дувана Евпатория потеряла исторический шанс сделать новый, качественно зримый скачок в своем развитии.

Являясь одним из самых состоятельных граждан в уезде, С.Э. Дуван находился на службе не ради жалованья, а по призванию, с желанием принести как можно больше пользы родному городу. Свое кредо он изложил в следующих словах, произнесенных на обеде в его честь 19 июня 1911 года в отеле «Дюльбер»: «Да, господа, вместе с вами я люблю Евпаторию, люблю так горячо, как только можно любить родину. Я верю, в светлое будущее Евпатории и твердо уповаю, что будущее это не за горами, ибо зерна, брошенные на евпаторийскую почву, попадают на почву благоприятную». [Евпаторийские новости.–1911.–21 июня.–№ 26.–С.2].

Уже, будучи рядовым гласным, С.Э. Дуван  и тут проявил себя человеком, для которого главное – любовь к городу. 15 февраля он предложил возвести в городе библиотеку имени императора Александра II Освободителя в рамках программы празднования 50-летия Ве­ликой реформы – отмены крепостного права в России, и указал наиболее подходящее для нее место – восточная сторона Театральной площади. Дуван выска­зал пожелание построить и оборудовать библиотеку полно­стью за свой счет (11 – 12 тысяч рублей), пожертвовав при этом для ее собрания 500 собственных книг. Данное учрежде­ние, окончательной стоимостью в 25 тысяч рублей, было пе­редано в собственность управы 29 октября 1913 года. Тогда же Дума вынесла решение поместить на здании надпись: «Соо­ружено на средства гласного Городской Думы Семена Эзровича Дувана». Открытие библиотеки состоялось лишь 19 июля 1916 года уже после того, как Дуван был повторно избран главой управы.

26 сентября 1911 года С.Э.Дуван был избран председателем Земской уездной управы, и 5 января 1913 года был утвержден на этот пост губернатором. В этом же году С.Э. Дуван был избран в действи­тельные члены Таврической ученой архивной комиссии, со­стоявшей из известных в России ученых и общественных дея­телей. В качестве председателя Земской управы Дуван и тут проявил свою неукротимую энергию: школы, больницы, землеустройство, улучшение коневодства и овцеводства, распространение племенных производителей, устройство уездной телефонной сети, создание сельскохозяйственной школы супругов Тонгур в урочище Кара-Тобе на пожертвованные ими деньги. В мае 1914 года, раньше, чем в губерн­ском городе, в Евпатории было открыто трамвайное движение.

В годы первой мировой войны на муниципальных выборах 25 сентября 1915 года гласные Думы снова выдвинули на пост Городского Голо­вы одного кандидата – С.Э. Дувана, который и был избран подавляющим большинством голосов. Несмотря на продолжающуюся войну,  С.Э. Дуван изыскал средства и, наконец, открыл построенную им же библиотеку имени Александра II (ныне имени А. С. Пушкина).        С.Э. Дуван пла­нировал создание при ней культурного центра  и научно – исторического музея.

За свою общественную и государственную деятельность С.Э. Дуван был награжден орденами св. Анны 2 и 3 степени, св. Владимира 4 степени, медалью Российского Общества Красного Креста, Романовским знаком отличия 2 степени, а королем эллинов Георгием I ему был пожалован серебряный крест Греческого королевского ордена Св. Спасителя за ассигнование Думой под его председательством пяти тысяч рублей на строительство греческой Свято-Ильинской церкви в Евпатории. За заслуги перед городом еще при жизни С.Э. Дувана, в 1910 году, его именем назвали одну из улиц Нового города, начинающуюся от городского театра.

DSC_0376

С.Э. Дуван в Евпаторийском уезде был крупным зе­мельным собственником, что позволяло ему заниматься благотворительностью: ему принадлежала расположенная в 25 верстах к северо – востоку от города экономия (имение)  Дувановка (ныне село Лушино Сакского района), включавшая в себя 4015 десятин земли общей стоимостью чуть более 400 тысяч рублей. В самом городе С.Э. Дувану принадлежало несколько зданий:  прекрасно выполненный в стиле модерн доходный трехэтажный дом, построенный в 1907 – 1908 гг., прямо напротив православного Свято – Николаевского собора, с одноэтажным флигелем во дворе для собственной семьи. Семейство Дуванов также владело прибрежной фамильной дачей «Мечта»(1900 г.) и виллой «Кармен» (1911 г.) с дешевыми номерами для сдачи отдыхающим.

С.Э. Дуван был хорошим семьянином: его супруга Сарра Иосифовна (урожденная Кальфе) родила ему пятерых детей: трех сыновей (Иосифа, Сергея и Бориса) и двух дочерей (Анну и Лизу, в замужестве Будо и Гелелович).

Будучи несколько раз представленным императорской семье в составе депутаций органов управления Таврической губернии, Дуван умело обращал внимание Николая II на целебные свойства Евпаторийских грязей, мор­ского купания и песчаного пляжа. Императрица остановила  свой выбор на С.Э.Дуване, назначив его Заведующим созданного военного лазарета (Приморской санаторией) в Евпатории еще и по причине его высокого материального положения.

16 мая 1916г., в понедельник,  поезд с  Императором, Императрицей, Наследником, Великими княжнами и свитой прибыл в Евпаторию. С.Э.Дуван встречал царский поезд в качестве Городского Головы. Николай II с семейством посетил достопримечательности уездного города:  Свято-Николаевский православный собор, ханскую мечеть, кара­имскую кенасу, земскую уездную больницу. В санато­рии государь вручил награды выздоравливающим воинам, прогулялся пешком по Дувановской улице.   Всю вторую половину дня августейшие особы провели на при­брежной даче Дувана «Мечта», где в это время отдыхала фрейлина Императрицы А. Вырубова.

Дальнейшие события – Февральская революция, отречение Николая II, падение монархии в России явились, по всей видимости, глубоким по­трясением для С. Э. Дувана. Он приветствовал свершившуюся бескровную революцию, и призвал гласных до созыва Учредительного собрания добросовестно исполнять возложенные на них обя­занности. 16 июля 1917 года прошли досрочные демократические и прямые выборы новых гласных Думы, в результате кото­рых был почти полностью обновлен ее состав. С.Э. Дуван  прошел  туда совместно с И. Б. Шишманом по списку внепартийной деловой группы. Однако, сразу вслед за этим Семен Эзрович, ссылаясь на расшатанное здоровье, слагает с себя обязанности как Го­родского Головы, так и только что подтвержденное звание гласного. Сняв с себя украшавшую его грудь цепь, он покида­ет собрание. Его работа в новом «революционном» составе Думы вряд ли была возможной.

Вскоре, в конце октября 1917 г. С.Э.Дувану удалось эмигрировать за границу. Этот длительный период его жизни не исследован так, как дореволюционный.  В  июне 1950 года, в восьмидесятилетнем возрасте С. Э. Дуваном было составлено  завещание. И здесь он остается верен себе: прежде всего, это общественный деятель, думающий масштабно и высказывающий свои мысли о будущем устройстве Родины. “Верю, что рано или поздно Россия,– пишет он, – избавится от большевиков и в этом случае будет восстановлена как нормальное государство”. В лучших национальных караимских традициях он высказывает заботу об обездоленных, желая устроить на своей вилле «Кармен» приют для стариков. Однако более всего поражает нестерпимая ностальгия по бесконечно любимой  им  Евпатории, в которую он просит перевезти на вечный покой свое бренное тело, в город, где осталась не частица, а вся душа Дувана.

С.Э. Дуван скончался 5 февраля 1957 года в Болье-сюр-Мер (Приморские Альпы) во Франции; погребен по православному обряду.

14 мая 1993 года Исполнительный комитет Евпаторийского городского Совета народных депутатов принял решение № 276 «О возвращении исторического названия улице Дувановской», а 14 – 15 апреля 1995 года Евпатория торжественно отметила 125-летие со дня рождения Семена Эзровича Дувана. Вскоре была утверждена Дувановская премия за вклад в развитие города и курорта, в 2003 году рядом с театром установлен памятник С.Э. Дувану – меценату и созидателю.

Портрет С.Э. Дувана в зале заседаний Городского совета Евпатории (фото с официального сайта газеты "Евпаторийская здравница", публикация 31.07.2015)

Портрет С.Э. Дувана в зале заседаний Городского совета Евпатории (фото с официального сайта газеты «Евпаторийская здравница», 2015 г. )

Использованная литература:

1.Дуван С.Э. «Я люблю Евпаторию…» Слово и дело Городского Головы. Евпатория: Южногородские ведомости,1996,– 199с. ил. Составители и авторы предисловия М.В. Кутайсова, В.А. Кутайсов; Изд. 2-е, расширенное и дополненное.-Симферополь:Феникс, 2013.-204 с.,ил.;

2. Кутайсов В.А.,Кутайсова М.В. Евпатория. Древний мир, Средние века. Новое время. –К.: ИД Стилос, 2007.-284с

3. В.Н. Сухоруков. Крым в лицах и биографиях. Симферополь: Атлас-Компакт, 2008,–с.142-144;

4.Караимы. Кн.2 // Материалы к серии «Народы и культуры». 2-е изд. — М 1993.Вып. 14. — С. 44-49.

© Статью подготовила Марина Кутайсова

«Дом караимских обществ»

«Дом караимских обществ» (иначе называемый «гостевой дом», «гостеприимный дворец» или просто «дворец») — здание, построенное в Чуфут-Кале рядом с усадьбой А.С. Фирковича на денежный сбор со всех караимских общин (отсюда название) для приема высокопоставленных гостей или как сказано в журнале «Караимская жизнь» — «для приема Высочайших гостей». Дата постройки в разных источниках варьируется от 1896 до 1897 года. В журнале «Караимская жизнь» сообщается, что здание было построено в 1897, однако большинство путеводителей по Крыму начала XX века указывает дату постройки 1896 год. Эту же дату упоминает в своих воспоминаниях смотритель Чуфут-Кале А.С. Дубинский. Здание было построено с элементами мавританской архитектуры и состояло из шести комнат. Гостиная комната, или зал, были украшены портретами русских императоров в разное время посетивших Чуфут-Кале, среди которых центральное место занимал портрет императрицы Екатерины II. Что послужило поводом для дорогостоящего строительства в опустевшем и разрушенном городе до конца неизвестно, однако, один из путеводителей сообщает, что здание было возведено в честь 100-летия указа Екатерины II 1795 года об отделении караимов от евреев. К.К. Дубчинский. Спутник по Крыму. Одесса. 1904. С. 39-40:

В 1895 году исполнилось столетие со дня указа Екатерины II  о даровании караимам равноправности. В 1896 году караимами сооружено в Чуфут-Кале специальное здание для почетных гостей. Дом этот выдержан в восточном стиле и поставлен на самом краю обрыва над Иосафатовой долиной. С обширной террасы его открывается чудесный вид.

«Дом караимских обществ» дважды посещал император Николай II во время своих визитов в Бахчисарай и Чуфут-Кале — в 1902 и 1913 годах. В 1920-х годах в нем было устроено музейное хранилище. В 1932 году «Дом караимских обществ» был полностью разрушен.

Чуфут-Кале. "Дом караимских обществ и усадьба А.С. Фирковича. Открытка начала XX века.

Чуфут-Кале. «Дом караимских обществ» и усадьба А.С. Фирковича. Открытка начала XX века.

Фасад "Дома караимских обществ". Открытка начала XX века.

Фасад «Дома караимских обществ». Открытка начала XX века.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Дубинские, Абрам Семенович и Яков Абрамович

Абрам Семенович Дубинский (1860-1928) — смотритель и последний газзан Чуфут-Кале. Родился в Тракае. В молодости переехал в Санкт-Петербург, а затем в Феодосию. А.С. Дубинский был дважды женат. От первого и второго брака у него было восемь детей. В 1898 году в Феодосии родился сын Яков. Примерно в 1900 году А.С. Дубинский вместе с семьей переехал в Симферополь, где зарабатывал на жизнь сапожным делом. В ноябре 1907 года А.С. Дубинскому было предложено место смотрителя Чуфут-Кале, куда он переехал с семьей зимой этого же года. С этого времени и до самой смерти А.С. Дубинский постоянно проживал в Чуфут-Кале и являлся не только смотрителем оставленного города, но также утвержденным шамашем и митпаллелем кенасы Чуфут-Кале. В 1919 году Караимское Духовное Правление утвердило А.С. Дубинского в должности младшего газзана, а его сына Я.А. Дубинского — в должности шамаша (ГАРК, ф. 241, оп. 2, д. 94, л. 1):

Шамаш Чуфут-Кальской Соборной кенасы Авраамий Дубинский за бескорыстное отлично-усердное исполнение одновременно обязанностей как шамаша, так и митпалеля и хранителя древностей и старины в крепости в течение многих лет; равным образом за молитвенное наставление прибывающих для поклонения местным святыням паломников;  за призрение коренных уроженцев Кале и заботы по охране многовекового кладбища в Иософатовой долине сего 17/30 января 1919 года возводится в сан Младшего Газзана.

Жизнь в Чуфут-Кале была бедной и суровой, но благодаря популярности этого места на долю А.С. Дубинского выпало  принимать здесь многих именитых гостей, аристократов, писателей, художников, ученых, путешественников, а также караимов-паломников. Из записок А.С. Дубинского (Записки Абрама Дубинского//Караимика. Выпуск 3. Симферополь-Слиппери Рок. 2007. С. 50, 52):

Со многими приходилось сталкиваться: с князьями, писателями, художниками, которые по несколько дней жили и рисовали все эти чудные места. Семья Чехова ежегодно летом посещала, и многие лица каждое лето посещали Кале. Приезжали те, которые уважали караимов. Говорили, что караимы — самый симпатичный и честный народ, и также ценили и тысячелетние очаги…

 

Летом посетителей было со всех концов мира, но зато зимой мы были отрезаны от всего мира, в особенности, если зима была еще суровая. Глубоко в памяти запечатлелся 1910 год, когда топки не было, завалило нас глубоким снегом, так, что по пояс в снегу приходилось ходить по дрова, а про воду нечего и говорить: четыре месяца с фонтана воды не пробовали, питались снегом. Описать все переживаемые дни и часы очень трудно. Все ждали, чтобы поскорее наступила весна и благодаря Превечному дождались весны. А вот весна предъявляла свои прелести, вся природа зеленеет, птички поют свои трели и вот поневоле заставляет тебя забыть переживаемые зимние тяжелые дни. Летом еще приезжали караимы, жили все лето: Ш.М. Топал, Лаврецкая, Кефели Эстер-тота. Прихожане были в кенаса, а также приезжали караимы, которым дорога была святыня и чтили память предков многих веков, а также люди других национальностей преклонялись перед святыней, так как приходилось встречать много людей и много всяких впечатлений.

Яков Абрамович Дубинский (1895-1958) — шамаш караимской кенасы Чуфут-Кале, археолог. После смерти отца Я.А. Дубинский был смотрителем Чуфут-Кале. Примерно в 1934 году вместе с семьей переехал в Бахчисарай. Проживая в Чуфут-Кале Я.А. Дубинский еще в молодости заинтересовался археологией, что и определило направление его интересов. Благодаря своей исключительной наблюдательности, Яков Абрамович сделал немало важных археологических наблюдений; благодаря ему исследованы ценнейшие памятники: Бельбекский и Тибертинский могильники, могильник близ Баштановки (Пычки) и Чуфут-Кале, раскопками которого занималось ИИМК АН СССР. С 1936 г. Я. А. Дубинский начал работу в Севастопольском музейном объединении, ведавшим тогда охраной и изучением основных археологических объектов Юго-Западного Крыма. Он принимал активное участие в раскопках ИИМК АН СССР на плато Эски-Кермена в 1937 г. и Мангупа в 1938 г. Я. А. Дубинский был одним из создателей Историко-Археологического музея Юго-Западного Крыма (Музея пещерных городов), в основу которого легли материалы раскопок Эски-Кермена и Мангупа. В начале Великой Отечественной войны Яков Абрамович вместе с семьей переехал в Чуфут-Кале, где с опасностью для жизни охранял музейные ценности, спрятанные в пещерах. С 1945 г. Я. А. Дубинский участвовал в восстановлении экспозиции музея. В 1946 г. он был участником Бахчисарайского отряда Тавро-Скифской экспедиции ИИМК и принимал участие в раскопках открытого им раннесредневекового могильника близ Чуфут-Кале в 1948—1950 гг. Яков Абрамович был одним из организаторов Инкерманской экспедиции Крымского филиала АН СССР и Музея пещерных городов, а в 1951 г. — Гурзувитской экспедиции ИИМК. Скончался 13 октября 1958 года в Бахчисарае.

Абрам Семенович Дубинский (фото из книги "Лица Тавриды". Симферополь. 2012)

Абрам Семенович Дубинский (фото из книги «Лица Тавриды». Симферополь. 2012)

Некролог Я.А. Дубинскому в журнале "Советская археология".  1959 год.

Некролог Я.А. Дубинскому в журнале «Советская археология». 1959 год.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Демидов, Анатолий Николаевич

Анатолий Николаевич Демидов (1812-1870) — представитель знатного в России рода Демидовых, действительный статский советник, дипломат, меценат, покровитель искусств и науки, коллекционер, путешественник. Большую часть жизни А.Н. Демидов провел в Европе. В 1837 году Н.А. Демидов за свой счет снарядил научно-исследовательскую экспедицию на юг России и в Крым. Маршрут экспедиции: Париж-Вена-Бухарест-Валахия-Молдавия-Одесса-Таганрог-Крым-Тамань. В Крыму экспедиция посетила города Ялта, Бахчисарай, Севастополь, Евпатория, Карасубазар, Феодосия, Керчь, Алушта, Алупка, а также живописные места и села. Вскоре после окончания экспедиции А.Н. Демидова, ее результаты были опубликованы в Париже на французском языке . В 1838 году вышел в свет «Очерк путешествия в Южную Россию и Крым в 1837 году». В 1840-42 годах было издано четырехтомное «Путешествие в Южную Россию и Крым через Венгрию, Валахию, Молдавию, совершенное в 1837 году под руководством Анатолия Демидова». В 1853 году описание путешествия в переводе на русский язык было издано в Москве под длинным названием «Путешествие в Южную Россию и Крым через Венгрию, Валахию и Молдавию, совершенное в 1837 году Анатолием Демидовым, членом Императорской С.-Петербургской Академии наук и искусств, Императорского С.-Петербургского университета, и Академии Парижской, Мюнхенской, Стокгольмской. Издание украшено рисунками Раффе». В составе экспедиции А.Н. Демидова было два художника. Один из них, Дени Огюст Мари Раффе, сделал несколько рисунков, изображающих караимов и город Чуфут-Кале, ставших впоследствии очень известными и широко тиражируемыми: «Вид Чуфут-Кале близ Бахчисарая», «Молодая жена караима Чуфут-Кале», «Йугуда Казас резчик надгробий в Иософатовой долине», «Караимы».

 

Побывав во всех городах Крыма, А.Н. Демидов не оставил без внимания проживавших в них караимов. Самое известное описание караимов, ставшее уже хрестоматийным, было составлено во время посещения Чуфут-Кале, часть из которого цитируется по книге Элеонора Петрова, Татьяна Прохорова. Крымские путешествия: Н.Н. Мурзакевич, А.Н. Демидов. Симферополь. 2011. С. 151):

 

Между тем…мы посетили две синагоги. Эти здания довольно большие, весьма просто убранные, не представляющие почти ничего замечательного, кроме двух экземпляров Ветхого Завета, составляющих истинно редкие рукописи, писанные на пергаменте и сохраняемые в великолепных бархатных футлярах, покрытых резными серебряными украшениями. Караимы следуют буквально только тому, что написано в Библии, отвергая Талмуд и все другие толкования раввинизма, а также не соглашаются с раввинистами в некоторых обрядах и степенях родства, при котором дозволен или не дозволен брак. Нельзя также не обратить внимания, на следующую черту, которая отличает караимов от прочих евреев, именно: во всех странах, где караимы живут, они пользуются славой людей совершенно честных. В этом нас уверял один из наших путников, который долго служил в Одесском Коммерческом суде и потому имел случай удостоверится самым убедительным образом в добросовестности караимов. Физиономия у караимов вообще открытая и выражающая радушие; кроме всего вышеупомянутого, они отличаются еще от обыкновенных жидов и своей чрезвычайной опрятностью. Они вежливы и предупредительны, но не унижают себя ни до какой подлости и несмотря на то, что во всех своих сделках соблюдают строжайшую честность, умеют превосходно вести торговлю. Эта небольшая секта караимов рассеяна по разным странам, ее последователи есть в Египте, в Волыни, в Литве и во многих других местах. Считая караимов, живущих в Чуфут-Калеге, в Одессе, около Херсона, Козлова и Феодосии, их наберется не более двух тысяч во всей Южной России.

Ссылка на книгу «Путешествие в Южную Россию и Крым» на французском языке: https://archive.org/details/voyagedanslaruss01demiuoft

 

Титульный лист "Путешествия" издания 1840-42 г.г.

Титульный лист «Путешествия» издания 1840-42 г.г.

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

Духан

Духан (евр. דוכן) — высокий и узкий столик для молитвенника и подсвечника, находящийся в алтарной части кенасы. Во время молитвы газзан или митпаллель стоит возле духана спиной к молящимся и лицом к алтарю и читает по лежащему на нем молитвеннику. Духан обычно накрывается специальным покрывалом — парохетом или масахом.

 

Духан в Большой кенасе Евпатории

Духан в Большой кенасе Евпатории

 

Деявур мезарлыгъы

Деявур мезарлыгъы (דיאבור מיזארליגי), с караимского (крымскотатарского языка) «явур мезарлыгъы» — «кладбище неверных» (форма «деявур мезарлыгъы» не совсем ясна). Народное название участка караимского кладбища Чуфут-Кале, на котором находятся старейшие памятники XIV-XV веков, отличающиеся от остальных памятников кладбища гробовидной формой, большим размером (до 3 метров в длину) и архаичным шрифтом эпитафий. Большинство памятников на деявур мезарлыгъы  почти полностью ушло под землю и на поверхности видна только их верхняя часть. На деявур мезарлыгъы во время крымской экспедиции А.С. Фирковича 1838 года был «найден» памятник легендарного Исаака Сангари. Фиркович А.С. Авнэ зиккарон. Вильна. 1872. С. 27:

Когда мы пришли, то увидели лежащий на могиле большой памятник. Место, в котором находился этот памятник, называется «деяавур мезарлыгъы», то есть место захоронения не израильтян.

Памятники деявур мезарлыгъы из-за их большого размера у караимов назывались מצבות ענקים «мачевот энаким» — «памятники исполинов» («Энаким» — племя исполинов, жившее до завоевания евреями Палестины вблизи Хеврона, см. Книга Иисуса Навина, 11:21, Числа, 13:22 и 23). Вот как объясняет А.С. Фиркович оба названия деявур мезарлыгъы и мачевот энаким (Фиркович А.С. Авнэ зиккарон. Вильна. 1872. С. 28):

Как сказано уже было выше, могила Йичхака Сангари была найдена не среди могил сыновей Израиля, а в месте, называемом «деяавур мезарлыгъы». По той причине, что памятники в этом месте удивительно большие и в отличие от остальных не стоят, а лежат на могилах, их назвали «памятниками исполинам». Здесь никого не хоронили, поскольку эти могилы считались чужими. Это является доказательством их глубокой древности, такой глубокой, что даже память о них, как о могилах израильтян давно исчезла.

Памятник 1470 года на деявур мезарлыгъы с подкопом возле надписи

Памятник 1473 года на «деявур мезарлыгъы» с подкопом возле надписи

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

Десять догматов веры

Десять догматов веры (עשרה עקרי האמונה), буквально с древнееврейского языка «десять корней веры».

Из книги М.Я. Фирковича «Караимский катехизис вкратце» (Мелитополь, 1915):

Наши учители на основании Священного Писания установили десять догматов веры, которые всякий караим обязан знать.

Десять догматов веры по катехизису Я. Дувана «Основы караимского закона» (СПб. 1890. С. 62-65):

1. Я верую верою полною, что Создатель, да будет благословенно имя Его, создал из ничего небо и землю и все, что в них.

2. Я верую верою полною, что Создатель, да будет благословенно имя Его,  нет Ему ни начала, ни конца, Он есть Первый и Последний, был, есть и будет.

3. Я верую верою полною, что Всевышнему Создателю нет подобия, что Он един безусловно (абсолютно) и нет Единства подобного Его Единству, и что Он не есть тело, и не имеет никаких свойств тела.

4.  Я верую верою полною, что Всевышний Создатель послал  Моисея, учителя нашего, мир праху его, и что он глава всех пророков.

5. Я верую верою полною, что Всевышний Создатель дал через посредство Моисея, учителя нашего, мир праху его, Его священную Тору, находящуюся ныне в наших руках.

6. Я верую верою полною, что каждый сын Израиля, верующий во Всевышнего Бога и Его Тору, обязан знать язык Торы и ее объяснение.

7. Я верую верой полною, что Всевышний Бог изливал пророческое вдохновение также на всех пророков, последовавших после Моисея, учителя нашего, мир праху его, и посылал их предсказывать будущее и увещевать Свой народ Израильский.

8. Я верую верою полною, что Всевышний Бог воскресит мертвых (людей) в день Своего великого Суда.

9. Я верую верою полною, что Всевышний Бог творит справедливый суд людям, воздает каждому по его заслугам.

10. Я верую верою полною, что Всевышний Бог не презирает нас, людей плена, но мы теперь находимся под Его наказаниями. Всякий сын Израиля верующий во Всевышнего Бога и Его Тору, обязан надеятся постоянно и терпеливо ожидать Его спасения посредством Его Мессии из дома Давидова и возобновления Его Святого Храма.

© Статью подготовил В.А. Ельяшевич.