Шакаевский сад

Шакаевский сад — первый сад в Евпатории, названный в честь его основателя Садука Ильича Шакая (1822 — 1895). В письменных источниках впервые упоминается в 1888 году (Пьянков В.Г. Справочная книга города Евпатории и его уезда. Евпатория. 1888. С. 6). Общая площадь сада 4 гектара.

Садук Ильич Шакай родился в Евпатории в 1822 году. Получил образование в мидраше (караимской религиозной школе). За труды на благо общины удостоился почетного звания гевир (предводитель общины). Садук Шакай стал видным общественным деятелем, много лет состоял гласным Евпаторийской городской думы, был директором тюремного комитета и членом ряда благотворительных учреждений. За общественную работу  русское правительство трижды награждает его большой золотой медалью.

Приобретя возле города несколько десятин прибрежной земли,  Шакай удобрил ее и посадил разного рода декоративные деревья (в основном берест, шелковицу, акацию), превратив, таким образом, свой участок в цветущий сад.  Цель его труда — доказать своим согражданам возможность разведения сада на песчаном берегу моря.   Удачный опыт Садука Шакая привлек внимание жителей города. Следуя его примеру, приобретали они за городом на морском берегу участки земли для дач, удобряли свои земли и разводили первые фруктовые сады и виноградники. В условиях на выдачу участков было оговорено, что «под засаждения должно быть занято в участке не менее одной тысячи восемьсот квадратных саженей, а под постройки остальные шестьсот квадратных саженей, при таком расчете, чтобы на каждых четырех квадратных саженях было посажено не менее одного дерева или десяти кустарников» (Пьянков В.Г. Справочная книжка о городе Евпатории. Одесса. 1897. С. 93).

«Долгое время Шакаевский сад служил единственным в городе местом для прогулок и приятного отдыха, где можно было подышать прекрасным чистым, свежим воздухом. В нем же в дни годовых праздников происходили массовые увеселения и оживленные народные гуляния» (

Караимы. Караимский биографический словарь (от конца VIII в. до 1960 г.). Сост. Б.С. Ельяшевич / Материалы к серии «Народы и культуры». Вып. XIV. Кн.2. М.. 1993. С. 214).

"Городской Шакаевский сад на плане г. Евпатории из Путеводителя Москвича 1900 г.

Городской Шакаевский сад и Шакаевская улица на плане г. Евпатории из Путеводителя Москвича 1900 г.

Садук Ильич Шакай был похоронен в своем саду, где над его могилой был установлен обелиск из черного мрамора. Его именем был назван не только сад, но и прилегающая к нему улица — Шакаевская (ныне Белинского). В 1905 году часть территории сада была отдана под постройку первой в городе здравницы – «Приморской санатории». Памятник основателю сада оказался на ее территории. В 1911 году журнал «Караимская жизнь» писал:  «Шакаевский сад находится в полном пренебрежении, а величественный памятник из черного мрамора  без всякой надписи, о котором не знают даже большинство евпаторийцев, скрыт в тех частях санатория, куда редко заглядывают непричастные к санаторию люди» (Памяти С.И. Шакая // Караимская жизнь. Октябрь-ноябрь. Кн.5-6. 1911. С. 117-118). В 1913 году сад становится местом для детских игр и отдыха — караимом Гамалом здесь была организована  специальная площадка для игр, развлечений и гимнастики (Крым. Путеводитель. Симферополь. 1914 г.).

Из журнала "Караимская жизнь"

Из журнала «Караимская жизнь»

 

В советские годы имя С.И. Шакая было незаслуженно забыто.  Памятник  демонтирован, а  постамент использован был для бюста В. И Ленина. В годы Второй мировой войны бюст убрали, а после освобождения города снесли и основание. В настоящее время территорию бывшего Шакаевского сада занимают сквер им. Ленина, парки санаториев «Приморский» и Министерства обороны. В 2010 году на средства С.Б. Синани в сквере им. Ленина был установлен памятный знак С.И. Шакаю с надписью следующего содержания:

 

 

Этот знак

установлен в память

Шакая

Садука

Ильича

(1822 — 1895)

Видного общественного деятеля

караимского народа,

гласного городской Думы,

создателя первого

городского сада

на засоленной песчаной

почве Евпатории.

Сад, площадью 4 гектара,

подарен городу

и назван в честь дарителя

«Шакаевский сад»

Материал подготовлен на основе статьи Н. Павленковой и Ю. Батозской «Первый сад в Евпатории (Памяти С.И. Шакая)» и других источников. Полностью статью смотрите на сайте «История Евпатории.От Керкинитиды до наших дней» (режим доступа: http://история-евпатории.рф/history/05-nineteenth-age/shakay-sad.php).

Фамилии крымских караимов

Фамилии крымских караимов. Отдельные караимские фамилии (прозвища) встречаются в письменных источниках начиная с  XVII века, но еще являются редкостью среди преобладающих традиционных антропонимов, состоящих из имени и отчества, например — Авраам бен Моше (Авраам сын Моисея). Исключение составляет фамилия Феруз, которая известна еще XIII веке — это старейшая караимская фамилия. Наиболее полно фамилии караимов впервые представлены в российских фискальных документах конца XVIII века. Так, например, в ревизской сказке 1795 года из 58 домовладельцев Чуфут-Кале 47 записаны под фамилиями (ГАРК. Ф. 799. Оп. 1. Д. 423).

Прозвища  крымских караимов, а затем и фамилии возникли в тюркоязычной среде Крымского ханства и потому подавляющее большинство из них тюркского происхождения. За редким исключением караимская фамилия представляет собой лагъап (прозвище), передающий свойство характера человека (Эринчек — ленивый), его физиологические особенности (Шишман — толстяк), род деятельности (Арабаджи — извозчик), происхождение (Кефели — из Кефе (Феодосии)). Из общего числа караимских фамилий можно выделить небольшой класс фамилий древнееврейского происхождения. Это фамилии Габбай, Гиббор, Леви, Коген, Нейман, Софер, Чореф, Шамаш, Яшиш и др.

Первым исследователем караимской антропонимики был Самуил Абрамович Вайсенберг (1867-1928), врач и антрополог из Елисаветграда. В 1913 году в журнале «Еврейская старина С.А. Вайсенберг опубликовал статью «Фамилии караимов и крымчаков», в которую вошел первый в истории словарь караимских фамилий (296 фамилий).

В конце 1920-ых годов над составлением словаря караимских фамилий параллельно работали караимские общественные деятели Товий Симович Леви-Бабович (газзан из Севастополя) и Илья Яковлевич Нейман (Круглевич), однако их труд остался неизданным и в настоящее время считается утраченным. Позднее  словарь караимских фамилий составил караимский общественный деятель Борис Яковлевич Кокенай (1893-1967). Его рукопись «Фамилии крымских караимов» (1963) также не была издана, но сохранилась. Здесь публикуется основная часть из рукописи Б.Я. Кокеная.

 

Фамилии крымских караимов

 

  1. АВАК – ав – охота, сетка, ловушка, капкан; ак – белый.
  2. АВАХ – город с таким названием между Зинджаном и Хамаданом в Персии – возможно выходцы оттуда.
  3. АВАШ – ав – охота, аш – пища, еда; следовательно, дичь.
  4. АГА – чиновник, занимающий высокую должность, управляющий финансами ханства. В Феодосии рядом с кенаса имеется дом Ага. В этом доме внутри двора находился монетный двор. Монетный двор находился и в Кале под стенами Средних ворот.
  5. АГИ – благородный. См. Гордлевский. Сельджукское государство Малой Азии.
  6. АГИН – АГАНИН – производное от АГА, русифицированное.
  7. АДЖИНИН – производное от АДЖИ, или ХАДЖИ, русифицированное.
  8. АЗАРЬЕВИЧ – производное от имени Азарья.
  9. АЙВАЗ – подаватель обеда на стол; слуга на кухне (такая должность существовала у турок в Стамбуле).
  10. АКАВ – см. АВАК.
  11. АКСЮЯК – белая кость (дворянин?).
  12. АЛАН-БИЙ – князь Аланский. Этот род жил в Кале. Последний из этого рода умер в конце XIX в.
  13. АЛМАЗ – алмаз (см. ЭЛЬМАЗ).
  14. АЛТЫ-АЙЛЫК – шестимесячный.
  15. АЛТЫ-ОКА – шесть ока (ока – мера веса=1200 гр.).
  16. АЛЬЯНАК – краснощекий.
  17. АЛЮК – см. ЭЛЮК.
  18. АППАК – чисто белый, белейший, самый белый.
  19. АРАБАДЖИ – возчик, извозчик, возница.
  20. АРСЛАН – лев.
  21. АСАБА – наследник, потомок.
  22. АТТАР – продавец аптекарских товаров. Сравни пословицу: «аттарнынъ алдында сакъыз чэйнэмэз» — т.е. перед аттаром нельзя жевать мастику, т.к. это ему надоело.
  23. АФДА — ?
  24. АТАЛЫК – отцовство (см. кн. «Ган эден» — среди подписчиков Екатеринославской общины, изд. Евпатория, 1864 год).
  25. БАБАДЖАН – душа отца, милейший.
  26. БАБАЕВ – от слова БАБАЙ – отец. Русифицирована.
  27. БАБАЙ – отец, то же, что БАБА, как и АНА и АНАЙ.
  28. БАБОВИЧ – и Бобович от слова Баба – отец. Русиф.
  29. БАЛАКАЙ – красноречивый (от перс. БАЛАГА, от этого у русских – балагур и украин. БАЛАКАТЬ).
  30. БАЛДЖИ – продавец мёда.
  31. БАЛЫК – рыба.
  32. БАРАШ – овца.
  33. БАШТИ — ?
  34. БАБА-ХАДЖИ – отец паломник.
  35. БЕБЕШ – гуляка, кутила.
  36. БЕЙМ – мой господин. От слова БИЙ – князь, владыка, господин. Есть женское имя БИЙИМ – моя владычица.
  37. БАЙРАКТАР – знаменосец. У татар с таким же значением имеется слово АЛЕМДАР.
  38. БОДЕНЕ, БОДАНА – перепёлка.
  39. БОЛЕК – разделение, подарок (см. ак. Гордлевский В. Юбилейный сборник, стр. 189 – «Агъыр сэлям, йэнгиль болек» — тяжелое приветствие и легкий подарок.
  40. БОНДАР – бондарь.
  41. БОРЮЧУК – волчонок (см. последний столбец «Фамилии подписчиков на соч. «Эч хайим». Евпатория, 1847 г.).
  42. БОРСУК – барсук; сморщенный, вялый, дряблый (от слова ПОРСУК).
  43. БОТУК – сморщенный, в складках, в сборках (от слова ПОТУК).
  44. БОТКАЧИК – густой, густота.
  45. БОРЮ – волк.
  46. БОТА – верблюжонок.
  47. БУРНАЗ – малый нос (в северной Таври имеется обруселая форма этой фамилии – БУРЕНОС – потомки караимов, принявших православие).
  48. БУРУНСУЗ – безносый (в насмешку за длинный нос). Настоящая фамилия БУРУНСУЗОВ будет ЭНДАЗЕ, что означает турецкую меру длины – 0, 65 метра. БУРУНСУЗ-ЭНДАЗЕ.
  49. БУРЧА, БУРЧЕ – блоха.
  50. БУДУН – народ (монгольское слово), как видно, древне-тюркское.
  51. ВАРНАЛЫ – из города Варны (см. соч. И. Башиячи «Аддерет», изд. Одесса, 1870 г.).
  52. ГАББАЙ – (библ.) староста общины.
  53. ГАМАЛ, ГАММАЛ – носильщик.
  54. ГЕЛЕЛОВИЧ – от имени Гелель (по библ. – Хвала).
  55. ГИББОР – (библ.) богатырь.
  56. ГУМУШ – серебро (см. КУМУШ).
  57. ДАВЫДОВ – от имени Давид, русифицированное.
  58. ДАНКО – украинизированная Данилов.
  59. ДЖИГЕРСИЗ – без печени, без лёгкого (джигер по-персидски и печень, и лёгкое).
  60. ДЖИГИТ – джигит, удалец, добрый молодец.
  61. ДЖУМУК – с полузакрытыми глазами (от слова ЙУММАКЪ или ДЖУММАКЪ, зажмуриться).
  62. ДОРМИДОР – возможно библ. ДОР МИД-ДОР – из рода в род.
  63. ДОМБАЙ – буйволица (в Карачае есть местность ДОМБАЙ УЛЬГЕН).
  64. ДУВАН – управитель или см. ДУВАН ДУВАНИТЬ, а скорее от ДУВАН – совет у правителя.
  65. ДУРУНЧ, ДУРУНЧА – померанец, апельсин.
  66. ЕКМЕКЧИ – хлебопёк, торговец хлебом (см. ЭКМЕКЧИ).
  67. ЕДИАЙЛЫК – семимесячный
  68. ЕРГА – иноходец (см. ЭРГА)
  69. ЕГОЯДОВ – от библ. имени Егояда
  70. ЕЛЬ – ветер (см. ЭЛЬ)
  71. ЕЛЬЯШЕВИЧ – от имени Илья (см. ИЛЬЯШЕВИЧ)
  72. ЕРУ – сокращение от ЕРУШАЛМИ, т.е. побывавший в Иерусалиме, т.е. Хаджи
  73. ЕФЕТ – от имени Ефет. Обычно выходцы из Константинополя
  74. ЕФЕТОВИЧ – от имени Ефет, но это у западных караимоа
  75. ЗУРНА – зурна, духовой инструмент
  76. ЗЕНГИН – богатый
  77. ИЛИК – костный мозг
  78. ИЛЬЯШЕВИЧ – см. №70 (сравни Ильяш Караимович)
  79. ИМШАКЧИ – от слова ЙЫМШАКЪ – мягкий. Когда-то караимы Кале и Мангупа занимались обработкой кожи, делали сафьян. Это забытое теперь значение слова ИМШАКЧИ и обозначало профессию мягчителя кож.
  80. ИРТЛАЧ – рваный, от слова ЙЫРТМАКЪ
  81. ИСАКОВ, ИСАКОВИЧ – от имени ИСААК – русифицированное
  82. ИЧАДЖИК – уменьшительное от Исаак/Исачик, Ичаджик
  83. КАБАКЧИ – вратарь, привратник (сравни «Къабакъларында азиз шахъарнынъ», т.е. у врат святого города. Ср. с фамилией КАПУДЖИ – тоже вратарь, но КЪАБАКЪ – городские ворота, а КЪАПУ – вообще ворота.
  84. КАЗАС – (араб.) торговец шелком, позументщик
  85. КАЙКИ – твердый, упрямый
  86. КАЛПАКЧИ – шапочник
  87. КАЛЬФА – обруселая форма от слова КАЛФА – мастер
  88. КАЛЬФ-КАЛИФ – мастер Калиф
  89. КАЛМУК – калмык
  90. КАМБУР – горбатый
  91. КАМАЙ — ?
  92. КАПОН – не от тат.-тур. КАПАН, КАПКАН – силок, западня, крышка. Ср. пословицу «Къазан къаталагъан къапагъы къапкъан» — казан покатился, поймал свою крышку
  93. КАПУДЖИ – вратарь (ср. КАБАКЧИ)
  94. КАПУДЖИ-ЭРИНЧЕК – ленивый вратарь
  95. КАРА – черный
  96. КАРАБАДЖАК – черноногий. Изменение от Карабуджак.
  97. КАРАБУДЖАК – из земли Буджак или Боджак – Бессарабия, т.е. земля половецкая. Следовательно, выходцы из земли половецкой
  98. КАРГА – ворон или ворона
  99. КАРАГОЗ – черноглазый
  100. КАРАКАШ – чернобровый
  101. КАРТ – старец, старик
  102. КАТЛАМА – лепёшка
  103. КАЛИФ – калиф
  104. КАТЫК – катык, кислое молоко
  105. КАБАК-БАШ – голова-тыква
  106. КАРАБОРАН – черная буря
  107. КАЛЕШ – лысый, плешивый; красивый; хитрый (см. турецкий словарь)
  108. КЕФЕЛИ – из города Кафы, т.е. Феодосии
  109. КАВШАНЛЫ – из гор. Каушаны в Бессарабии
  110. КРЫМ – (в данном случае Старый Крым)
  111. КРЫМИ – из гор. Старого Крыма
  112. КОГЕН – священник
  113. КОГЕН-ПОПОВИЧ – попович
  114. КОГЕН-ОГЛУ – сын священника
  115. КОГЕН-ЭРБИ – сын учителя священника
  116. КОДЖАК – храбрый, отважный
  117. КОЙЛЮ – деревенский, из деревни
  118. КОЙЧУ – овцевод
  119. КОКЕЙ – какая-то птица (ср. пословицу: Аша кокей, о да санъа къалгъан – ешь кокей, это осталось тебе. И второе – не от слова ли КОКЕЙМЕК – посинеть?
  120. КОКЕНАЙ – во времена ханов употреблялось как имя КОКАНАЙ-АКА – см. книгу А. Фирковича Авне-Зиккарон №155 из Кале и №66 из Мангуб-Кале, а теперь употребляется как фамилия. По семейному преданию какое-то придворное звание в мангубском княжестве. От греческого слова КОКИНОС – пурпурный. По-турецки – голубая или небесная мать
  121. КОМЕЧ – лепешка, пышка
  122. КОМАН – из племени половцев, которых также называли КОМАНАМИ или КИПЧАКАМИ (см. АЛАН-БИЙ – из народа Аланов)
  123. КОСТИНИ – из Константинополя
  124. КЫЛДЖИ – продавец волоса, шерсти, щетины
  125. КЫСЫР – бесплодный, бездетный
  126. КИСКАЧИ – рак; тиски, щипцы
  127. КЫРГЫЙ -?
  128. КУЛЬТЭ – сноп
  129. КУМЫШ – см. ГУМУШ – серебро
  130. КУШУЛЬ, КУШЛЮ – крупная крыса
  131. КИЙИКЧИ – охотник за дикими козами
  132. ЛАМЧЕРИ – блистающий, блестящий воин (по-арабски слово ЛАМИ – блистающий, сверкающий, а слово ЧЕРИ или ЧЕРИВ – войско, сравним: янычары или яны черив – что значит НОВОЕ ВОЙСКО
  133. ЛЕВИ – левит, сословие священников
  134. ЛЕВИ-БАБОВИЧ
  135. ЛЕВИ-БАЛАКАЙ – красноречивый Леви
  136. ЛЕВИ-БОДЕНЕ – Леви куропатка
  137. ЛЕВИ-ТОПАЛ – хромой Леви
  138. ЛЕВИ-ЯЛПАЧИК – плоский Леви
  139. МАЙКАПАР – ловящий жир
  140. МАЙТОП – круг жира
  141. МАКСИМАДЖИ – продавец бузы (макъсыма – это другое название бузы, напитка из проса)
  142. МАНАНА –
  143. МАНГУБИ – из города Мангуб-Кале в Крыму
  144. МЕРИВА – спор (библ.)
  145. МЕРУББА – большой, многочисленный; квадратный библейский шрифт
  146. МЕХАНЕДЖИ – продавец вина, виноторговец
  147. МИКЕЙ – первоначально было МЫКЪЫЙ – ястреб. Это слово и теперь употребляется на Кавказе у карачаевцев, лезгин и кумыков
  148. МИНАШ – посадка. Когда-то в Крыму у ворот были камни, с которого садились верхом на лошадь. Эти камни назывались минаш-таш (также Бинак-таш) таш – камень; слово МИНАШ, БИНАК – садится на что-нибудь, садиться верхом.
  149. МИЧРИ – из Египта, египтянин
  150. МЕРЕСИДИ – промотавший наследство (мерес – наследство, еди – съел, промотал)
  151. МУРЗА – мурза, дворянин, князь
  152. МУРЗАЕВ – от слова Мурза
  153. НЕЙМАН – если от библейского НЕЭМАН значит – честный. Если от монгольского НАЙМАН — то это из рода Найманов прибывших в Крым из Ср. Азии при покорении Крыма в XIII в.
  154. НУРАЙ – (араб.) от слова НУР – свет, сияние, лучи
  155. ОВАНАЙ – есть в татарском языке созвучное слово ЭБАНАЙ – акушерка, повивальная бабка. Есть также созвучное библейское слово УВАНАЙ – и мои сыновья
  156. ОГУЛ – сын
  157. ОЙНАК – игривый, балованный
  158. ОКСЮЗ – сирота
  159. ОРАК – серп; жатва
  160. ОРМЕЛИ – плетеный, скрученный
  161. ОЧАН — ?
  162. ОЛЮК – палочка, служащая для прикрепления к ярму одной пары волов веревки, ведущей от ярма другой пары (см. ИТУАК, №52, 17 прим.)
  163. ПАМПО, ПАМПУ — ?
  164. ПАМПУЛОВ –
  165. ПАНДУЛ – богатый (от франц. слова, бытующего в турецком языке) см. тур. словарь
  166. ПОПОВИЧ – сын священника, попович
  167. ПАША – паша, турецкий генерал, высший военный и гражданский титул
  168. ПЕНБЕК, ПЕМБЕК – розовый, от тур. слова пембе – розовый
  169. ПЕНЕРДЖИ – продавец брынзы
  170. ПИГИТ -?
  171. ПЬЯСОР – возможно от итальянского слова ПЬЯЦА – площадь, базар. Отсюда базарный человек. Когда-то фамилия низших классов у караимов, также как фамилии Манана и Мересиди
  172. ПОЙРАЗ – (греч.) северный ветер
  173. ПРИК – головка веретена
  174. ПАСТАК – слово ПАСТА – печенье, АК – белый. Белое печенье
  175. РОФЕ – (библ.) доктор, врач
  176. РИББИ-ОГЛУ – (эрби-оглу) сын учителя
  177. СААТЧИ – часовщик
  178. САВУСКАН – сорока
  179. САКАВ – заика
  180. САКЫЗЧИ – продавец мастики
  181. САМОЙЛОВИЧ – от имени Самуил
  182. САПАК – петля для пуговиц; белая ручка (сап – ручка, акъ – белый)
  183. САРАФ – (ар.) меняла (денег)
  184. САРАЧ – (ар.) седельник, шорник
  185. САРЫ, САРИ – желтый
  186. САРИБАН – (тат.-перс.) желтый князь; начальник каравана (по словам проф. Шапшала)
  187. СЕМЕНЧУК – уменьшительное от имени Сима-Симачик-Сенечка
  188. СИККАЗАН – (перс.) чеканящий монету
  189. СИНАНИ – от имени Синан
  190. СИНАК – муха, Сиври-Синак – комар (ср. пословицу Бильгаяна сиври синак саздыр, бильмаяна – давул, зурна аздыр, т.е. для понимающего и комар может служить сазом (струн. муз. инстр.), а для непонимающего и давула с зурной мало будет (давул – большой тур. барабан)
  191. СОФЕР – (библ.) писец, переписчик писания
  192. СТАМБОЛИ – из гор. Стамбула
  193. СУЛТАНСКИЙ – от слова султан
  194. СУЛЮК – пиявка
  195. ТАЙМАЗ – не поскользнется (ср. пословицу таймаз тайсада йигилмаз – следоват. Здесь говорится о твердом, держащем свое слово человеке)
  196. ТАНАГОЗ – телячий глаз
  197. ТАНАТАР – взойдет заря
  198. ТАПСАШАР – если найдет, то скушает (бедный человек или лакомка?)
  199. ТЕЛАЛ – глашатай, герольд
  200. ТЕПСИ – поднос
  201. ТИНКАЯК – стоячая нога, прямая нога, несгибающаяся
  202. ТИРО — ?
  203. ТЕРЬЯКИ – употребляющий опиум
  204. ТОНГУР – мерзляк
  205. ТОПАЛ – хромой
  206. ТОТЕШ — ?
  207. ТРИШКАН — ?
  208. ТУЛУБ – тулуп (тулуб-зурна – волынка (муз. инстр.)
  209. ТУРШУ – соленье
  210. ТЫЛСЫМ – талисман
  211. ТАТКУЧ — ? В Троках деревянную ручку Св. Писания называют ТУТКУЧ
  212. УВАНАЙ – см. ОВАНАЙ
  213. УЗУН – длинный
  214. УРЧУК – веретено
  215. ФАРУМДА -?
  216. ФЕНЕРЛИ – с фонарем, с местности Фенер возле Стамбула
  217. ФЕРИК – курица-королек; араб. – дивизионный генерал, поджаренные зерна пшеницы
  218. ФЕРУЗ – (перс.) счастливый; бирюза
  219. ФУКИ – (араб.) от слова факих – законовед, богослов
  220. ХАДЖИ – паломник
  221. ХАДЖИ-БАБА – отец паломник
  222. ХАЛЛАЧ – шерстобит
  223. ХАММАЛ – см. ГАММАЛ
  224. ХАРСУН – из Херсонеса
  225. ХАРЧЕНКО – украинская фамилия
  226. ХАФУЗ – знающий наизусть священный Коран
  227. ХОДЖАШ – егермейстер
  228. ХОРОЗ – петух
  229. ЧАБАК – рыба чабак
  230. ЧАВКЕ, ЧЕВКЕ – птица (какая?). Ср. пословицу ЧЕВКЕ БИЛЯН ИШ КОРГАН ДАЙМА ЧОЧКАСЫ БОКТА БОЛУР – имеющего дело с чавке клюв всегда будет в помете
  231. ЧАУШ, ЧАВУШ – сержант, полицейский, чиновник
  232. ЧАДИК, ЧАДУК – (библ.) благочестивый, честный, правоверный
  233. ЧАДУКОВ – от слова ЧАДУК
  234. ЧЕЛЬТЕК – сито
  235. ЧАЛБОРЮ – серый волк
  236. ЧЕЛЕБИ – ученый, благородный. У татар – духовное сословие
  237. ЧИНАК – (турецк.) когти
  238. ЧОМАК – чумак
  239. ЧУМАКОВ – от слова ЧУМАК
  240. ЧОРЕФ – (библ.) ювелир
  241. ЧУЮН – чугун
  242. ЧОМО — ?
  243. ЧЕГИРТКЕ – кузнечик
  244. ЧЕРКЕС – черкес
  245. ЧУБАР – рябой
  246. ШАЙТАН – шайтан, черт, нечистая сила
  247. ШАКАЙ – не от слова ли ШАКА – шутка
  248. ШАМАШ – служка в храме
  249. ШАПШАЛ – ленивый, вялый, неэнергичный (имеется хребет Шапшальский на южном отроге зап. конца Западно-Саянсокого хр.)
  250. ШАРГЕНЭ — ?
  251. ШЕКЕРДЖИ – продавец сахара, конфет
  252. ШИШМАН – толстый, тучный
  253. ШОЛЕ — ?
  254. ЭГИЗ – близнец
  255. ЭКМЕКЧИ – пекарь (см. ЕКМЕКЧИ)
  256. ЭЛЬМАЗ – алмаз
  257. ЭЛЬ – см. ЕЛЬ – ветер (Эль-дур или Эль-дор фамилия гахама в Кале на рубеже XVIII-XIX вв.)
  258. ЭМЕЛЬДЕШ – товарищ по чину (эмель по-джагатайски – чин, сан); молочный брат (на Кавказе некоторый владетельные князья отдавали по подвластным имениями кормить грудью своего наследника. После этого у него появлялось много молочных братьев, которые защищали его во время битвы).
  259. ЭМИН – (араб.) верный, надежный, заведующий, начальник, уполномоченный
  260. ЭНДАЗЕ – 0,65 метра
  261. ЭРАК, ЭРАКА – ЕРАКА – молодец мужчина
  262. ЭРИНЧЕК – ленивец
  263. ЭРИНЧЕК-КАПУДЖИ – ленивый вратарь
  264. ЭРУ – см. ЕРУ
  265. ЮРГА, ЕРГА – иноходец
  266. ЯЗЫДЖИ – писец
  267. ЯЛПАЧИК – плоский
  268. ЯШИШ – (библ.) почетная старость. Соответствует персидскому ПИР

 

Меджума

Меджума (от араб. «меджмуа» مجموعه — «собрание, сборник», евр. графикой מגומא) — в караимской терминологии рукописный сборник фольклорных произведений.

Фольклорный материал в меджума турецкого, а в более широком смысле, ближневосточного происхождения, с небольшим количеством произведений, созданных караимами. Так, например, излюбленными сюжетами в меджума является ближневосточные сказки «Ашик Кериб» и «Кор-оглу».  Сборники меджума написаны на караимском (крымскотатарском) языке буквами еврейского алфавита, караимским полукурсивом. В меджума представлены следующие жанры фольклора: масал — сказка, зарпымасал — пословица, поговорка, тапмаджа — загадка, текерлеме — прибаутка, скороговорка, тюркю — песня.

В конце прошлого и до середины настоящего столетия, когда Караимы еще не стремились к русскому просвещению, возникла под влиянием образованных татар собственная крымская литература, состоящая главным образом из собрания произведений народной литературы. Эти сборники, носящие название меджум, написаны караимским курсивным шрифтом. Они содержат рассказы со вставленными кое-где стихами, которые заимствованны большей частью из турецких народных книг, сказки, чисто караимские легенды, анекдоты, шутки, загадки, пословицы и песни. До середины настоящего столетия меджумы существовали в большом количестве, так что почти каждая караимская семья обладала таковой и прилежно занималась чтением ее в семейном кругу. В настоящее время их гораздо меньше, ибо между караимами находится мало охотников до переписки их. Только старики читают их, молодежь же смотрит на них с презрением и довольствуется чтением русских книг (Образцы народной литературы северных тюркских племен. Собраны В.В. Радловым. Часть VII. Наречия Крымского полуострова. СПб., 1896. С. XVII).

Еще не так давно не было в Крыму ни одной мало мальски грамотной (караимской — ред.) семьи, которая не обладала бы рукописным сборником загадок, сказок, народных повестей, песен и преданий. Этих сборников, носящих название «меджума», подчас переходящих из рода в род и заключавших в себе богатый материал по части произведений караимской народной словесности, можно еще и теперь немало найти в Крыму, в местах наибольшего разселения караимов (Шапшал С.М. Краткий очерк тюркско-караимской литературы // Известия Караимского духовного правления. 1918. №2. С. 13).

"Меджума Баккала". Из архива национально-культурного общества караимов Севастополя «Фидан»

Страница из «Меджума Баккала». Из архива национально-культурного общества караимов Севастополя «Фидан»

Страница из меджума Мордехая Тиро (фото М.Б. Кизилова)

Страница из меджума Мордехая Тиро (фото М.Б. Кизилова)

 

Каким временем датируются первые меджума нам неизвестно. Современный исследователь караимского музыкального фольклора А. Кефели отмечает, что все сохранившиеся и известные меджума датируются XIX — началом XX вв., предполагая при этом, что сборники могли создаваться и раньше (Кефели Авраам. Сборник музыкального фольклора крымских караимов. Симферополь, 2018. С. 36) В.В. Радлов, вероятно зная о более ранних экземплярах, сообщает о появлении меджума в конце XVIII века (см. цитату выше). В течение всего XIX века меджума были очень популярны и распространены у караимов в качестве литературы для домашнего чтения, но уже к началу XX века их роль в жизни караимов становится значительно меньше, а впоследствии они исчезают вместе с традиционной культурой. Большой вклад в деле сохранения караимских меджума внес караимский общественный деятель и собиратель фольклора Б.Я. Кокенай (1893-1967). Собранная им коллекция рукописных сборников вошла в фонды двух библиотек: Библиотека Вильнюсского университета и библиотека «Карай Битиклиги» в Евпатории.

В настоящее время меджума изучают ученые-лингвисты и филологи разных стран. Впервые исследовательский интерес к меджума был проявлен известным востоковедом-тюркологом В.В. Радловым, издавшем в 1888 году в Санкт-Петербурге меджума Фирковича буквами еврейского алфавита. Затем, в 1896 году часть этой меджума была издана В.В. Радловым в транслитерации (Образцы народной литературы северных тюркских племен. Часть VII. Наречия Крымского полуострова. СПб., 1896). Начало XXI столетия отмечено рядом публикаций караимских меджума, названных по имени их владельцев. В самом начале нашего столетия был издан сборник караимских сказок из меджума — Сказки крымских караимов. Составил и перевел с караимского Аврагам (Алексей) Кефели. Киев. 2002. В 2009 году в Стамбуле  Гюлайхан Актай издала меджума И.И. Килджи — Gülayhan Aqtay. Eliyahu Ben Yosef Qilci’s Anthology of Crimean Karaim and Turkish Literature. Istanbul. 2010. В 2010 году также в Стамбуле Тюлай Чулха переиздала меджума Радлова (1896) в латинской транскрипции. В этом же году Тюлай Чулха издала в Стамбуле в латинской транскрипции «меджума Катыка» — Tülay Çulha. Kırım Karaycasının Katık Mecuması. Istanbul. 2010.

Вопрос изучения караимских меджума по-прежнему является актуальным. Большинство сохранившихся экземпляров меджума из музейных, библиотечных и личных коллекций еще не изучено и не введено в научный оборот. Одной из последних работ, написанных в том числе и на основе фольклорного материала меджума является книга А. Кефели «Сборник музыкального фольклора крымских караимов» (Симферополь, 2018).

Меджума Радлова издания 2010 года

Меджума Радлова издания 2010 года

 

 

Книжный магазин С.Б. Синани в Симферополе

Книжный магазин С.Б. Синани в Симферополе — один из старейших книжных магазинов Симферополя, открывшийся в 1890 году. Первоначально находился на улице Серова напротив Собора Александра Невского. Около 1905 года магазин переехал в дом Герштейна на Екатериниской улице (ул. Карла Маркса, 16), затем через несколько лет на угол Пушкинской и улицы Александра Невского, позже, около 1917 года — на улицу Пушкинскую. Магазин принадлежал С.Б. Синани, жене симферопольского купца и табачного коммисионера Соломона Бабакаевича (Наумовича) Синани — члена Казенной Палаты от плательщиков, члена Городской Управы от купеческого общества, гласного Симферопольской Городской Думы.  При магазине также работала типография. В 1897 году за счет С.Б. Синани был издан сборник стихотворений «Крым в русской поэзии», который составил известный крымский историк, археолог и этнограф А.И. Маркевич. В 1918 году при магазине открылось «Русское книгоиздательство в Крыму», выпустившее ряд изданий для низшей, средней и высшей школы. Магазин С.Б. Синани прекратил существовать в 1920 году.

 

Обложка книги "Пушкин в Тавриде", изданной в типографии С.Б. Синани

Обложка книги «Пушкин в Тавриде», изданной в типографии С.Б. Синани

Статья написана по материалам книги Е.Е. Гопштейн. Из старых бумаг. Обрывки записок симферопольского обывателя, современника Советской власти и Второй мировой войны. 1938-1942 годы. М., 2019. С. 248-249, а также по материалам С.И. Шайтанова.

«Давул»

«Давул» (с крымскотатарского языка «барабан») —  еженедельная рукописная газета (в терминологии авторов — письмо) на караимском (крымскотатарском) языке ,  выпускаемая в разных городах во второй половине XIX — начале XX века. Газета служила в качестве площадки для публичной критики прогрессивной молодежью (къарасакъал — чернобородые) консервативной части караимского общества (акъсакъал — белобородые), высмеивая такие социальные явления как ретроградство, ханжество и т.д. «Караимы того времени не решались еще выносить обсуждение своих дел на страницы общей прессы, они в случае необходимости обыкновенно прибегали к изданию давулов — рукописных газет и журнальчиков» — пишет Я.И. Авах в своем сочинении «Первые караимские гахама Симха и Нахаму Бобовичи». Об издании «Давула» в караимских источниках информация практически отсутствует. По сведениям С.М. Шапшала «Давул(ы)» выпускался с 1863 по 1872 год, однако в библиотеке «Карай Битиклиги» (Евпатория) хранится копия «Давула» №2 за 1860 год, сделанная Б.Я. Кокенаем. Также нам известно, что газета «Давул-Зурна» имела хождение в Феодосии в начале XX века.

Газета выпускалась с неизменным эпиграфом в виде караимской пословицы «Анълагъангъа сиври синэк саз, анъламагъангъа давул зурна аз» — «Понимающему и жужжание комара — музыка, а непонимающему и барабана с зурной мало». Отсюда и название газеты «Давул» (или «Давул-Зурна»), которое представляет собой игру слов, и намекает на то, что ее авторы не собираются щадить слух консерваторов. К сожалению, не сохранилось ни одного экземпляра этой газеты, за исключением упомянутой копии Б.Я. Кокеная.

В 2005 году в «Караимской газете» была напечатана статья В.З. Тирияки «Голос этого давула не забудется» — первое и единственное исследование, посвященное «Давулу».

 

Отрывок из «Давула» в переводе В.А. Ельяшевича:

«Прислушайся к словам этого письма, называемого «Давул» которые откроют твои уши, этим письмом-давулом каждую неделю я буду надоедать. Но на этом я не остановлюсь, я должен дать его послушать выборным от общин, покажу его газзанам и во всех городах, где есть караимы, этот давул расшевелит твое достоинство. Для того, чтобы и лежа, и вставая, и стоя и сидя, идя дорогой и сидя в собрании, звук этого давула зазвенел в твоих ушах. Ибо в противном случае ты, дорого ценя свое достоинство и бережно храня его, не  обратишь (на этот звук) внимания, хотя у твоего достоинства и у достоинства продажной женщины одна цена, и нужен камень, чтобы задеть тебя. Когда звук этого давула дойдет до Духовного Правления, то он уже будет подхвачен взбудораженным джамаатом, который выйдет на площадь в поисках правды. В это время наш давул замолчит, но будет продолжать звучать в твоей душе».

 

Использованная литература:

Первые караимские гахамы Симха и Нахаму Бобовичи  // Известия Духовного управления караимов Республики Крым. 2015. №17 (26). С. 9.

Шапшал С.М. Краткий очерк тюркско-караимской литературы // Известия Караимского духовного Правления. 1918. №1. С. 9.

Фрагмент копии "Давула" (1860, №2), сделанной Б.Я. Кокенаем. Библиотека "Карай Битиклиги", Евпатория

Фрагмент копии «Давула» (Одесса, 1860, №2), сделанной Б.Я. Кокенаем. Библиотека «Карай Битиклиги», Евпатория

© В.А. Ельяшевич

 

 

«Адам огълу»

«Адам огълу», или «Адам огълан» («Сын человеческий») — стихотворное произведение одного из видных караимских ученых (маскилов) конца XVIII — начала XIX века Мордехая Соломоновича Казаса (? — 1835) на караимском (крымскотатарском) языке. Издано в караимской типографии в Евпатории в 1841 году в сборнике сочинений М.С. Казаса «Тув таам» («Благоразумие»). Жанр этого произведения С.М. Шапшал определяет как элегия. Он также сообщает, что элегию М.С. Казаса «в свое время редко кто из караимов не знал наизусть, не исключая безграмотных женщин». «Она, в силу своих высоких достоинств, — пишет С.М. Шапшал, — по справедливости была оценена караимами и также появилась в печати в 1841 г. в Евпатории» (С.М. Шапшал. Караимы в Крыму, Литве и Польше // Караимская народная энциклопедия. М., 1995. Т. I. С. 141). Здесь же о содержании произведения:

«Краткое содержание этого произведения таково: человек не вечен на земле, а потому он не должен привязываться к земным благам, копить добро и полагаться на свое благосостояние и богатство. Вместо этого человек должен помогать ближнему и делать добро, делиться с бедняком, ибо богатство он не возьмет на тот свет, а добрые деяния всегда всегда останутся за ним, и он за них получит награду от Бога. Далее описываются ужасы мук в аду за скверные дела и радость пребывания в раю за дела богоугодные».

Элегию «Адам огълу» можно встретить в караимских рукописных сборниках фольклора меджума, что свидетельствует о ее популярности среди караимов. К сожалению, до настоящего времени элегия не была переведена и известна только узкому кругу специалистов. Опубликован лишь перевод на русский язык первого четверостишия, выполненный С.М. Шапшалом:

 

Ай  адам оглу нучюн юхларсын?

Ач гозюнни бакъ балчыкъ топраксын

Ниче яшасын бир гюн гёчерсин

Бунда къалмазсын адам огъланы

 

О, сын человеческий, зачем ты дремлешь?

Открой глаза и оглянись: глина ты и прах.

Сколько б ты не прожил, настанет день, и ты уйдешь,

Не останешься ты здесь, сын человеческий!

 

Отрывок из элегии в переводе В.А. Ельяшевича:

 

Къайдадыр ханлар къайдадыр бейлер

Къана агъалар къана къоджалар

Джумлеси бирден ерге герирлер

Кимса къалмаз дыр адам огъланы

 

Где же ханы сейчас, и где беи?

Господа вместе с ними и муллы?

Вот, все разом сошли они в землю

Не избегнул никто этой доли,

Сын человеческий.

 

Уллу даа кичи онда булуныр

Джумлеси берабер топракъ орьтюнир

Яхши даа яман онда булуныр

Шараат вардыр адам огъланы

 

И великий и малый, все вместе

Все укроются черной землею

И добряк будет рядом с злодеем

Ожидать суда над собою,

Сын человеческий.

 

Яхши дженнетте ойнап гулер

Яманлар откъа дюшип кюяр

Кимиси агълар кимиси гулер

Гозюнни ачкъын адам огъланы

 

Добрый, проснувшись в раю, будет весел

Злой в огне испытает мученье

Одним будет радость, другим будет горе

Так открой же глаза поскорее

Сын человеческий.

 

Начало элегии "Адам огълу" из меджума Баккала. Из архива национально-культурного общества караимов Севастополя "Фидан"

Начало элегии «Адам огълу» из меджума Баккала. Из архива национально-культурного общества караимов Севастополя «Фидан»

 

Дуван, Семен Эзрович

Семен Эзрович Дуван (1 (14) апреля 1870, Евпатория – 5 февраля 1957, Больё-сюр-Мер, Франция) – один из самых ярких представителей городского самоуправ­ления Таврической губернии, горячий патриот родного города – Евпатории.

С.Э. Дуван родился в состоятельной караимской семье потомственного почетного гражда­нина города Евпатории, купца II гильдии Эзры Исааковича Дувана. Его мать, Биче Симовна, дочь Симы Соломоновича Бобовича — первого Гахама, председателя Таврического и Одесского кара­имского духовного правления, утвержденного в России высочайшим указом от 1837 года.

Отец Семена, Эзра Исаакович (1844 – 1906) почти сорок лет – до самой своей кончины – постоянно избирался гласным в Городскую Думу, был также гласным Евпаторийского Земского Собра­ния, последние годы (1903 – 1906) – гласным Губернского Земского Собрания, членом уездного Врачебного совета, состоял почетным мировым судьей, почетным попечителем Евпаторийской мужской и председателем попечительского совета женской гимназий. Будучи губернским гласным, Э.И. Дуван принял активное участие в заготовлении материалов для постройки нового ванного отделения Сакской грязелечебницы. Прославился Эзра Исаакович и благотворительностью: жертвуя  средства на строительство муж­ской и женской гимназий, храмы Кирилло – Мефодиевскую цер­ковь, Свято – Николаевский православ­ный собор, Александровское караимское духовное и городское начальное училища, си­нагоги, выделил 8,5 тысяч рублей на стипендию в высшем учебном заведении для детей малосостоятельных граждан. Своим духовным завещанием он оставил Евпатории 25 тысяч рублей благотворительного ка­питала и на такую же стоимость два магазина, проценты и доход с которых должны были расходоваться на материаль­ную помощь. В 1911 году на деньги, пожертвованные городу Э.И. Дуваном, в Евпатории была построена городская богадельня, названная его именем.

Естественно в семье, в которой был культ служения своему народу, помощи беднейшему населению города без различия национальностей, старшему сыну нужно было продолжить дело  столь уважаемого отца.  С.Э. Дуван учился в Симферопольской мужской гимназии. Но, как писал   Б.С. Ельяшевич, «караимского образования не получил и был воспитан своим отцом в общеевропейском духе». [Ельяшевич Б. С. Караимский биографический словарь (от конца XVIII века до 1960 г.) // Караимы. Кн. 2 / Материалы к серии «Народы и культуры». — М.,1993. — Вып. 14. — С. 46].

Некоторое время отец и сын вместе заседали в Городской Думе Евпатории. С 1898 года он гласный Евпаторийской Думы, с 22 мая 1902 года по 18 апреля 1906 года – член (один из двух) Городской Управы при Городском Голове Н.А. Мамуне. После избрания его в местное самоуправление С.Э. Дуван становится наиболее активным его членом. В 1899 году С.Э. Дуван удостоился первой благодарности Думы за то, что добился вместе с двумя другими гласными в Санкт-Петербурге выделения 250 тысяч рублей, благодаря чему было замощено две трети городских улиц.

В 1903 году Дуван проделал большую работу по полной переоценке для нового налогообложения всего городского недвижимого имущества, в соответствии с генеральным планом города упорядочил частную его застройку, санитарное дело и водоснабжение, провел первые дороги и улицы в дачном районе, улучшил работу базаров.

3 мая 1906 года Семен Эзрович стал Городским Головой. Именно тогда небольшой уездный город Евпатория, с его кривыми узкими улочками и преимущественно одноэтажной застройкой, начинает приобретать черты курортного города, его сравнивают с итальянским городком Виареджио. С.Э. Дуван про­чил Евпатории, имеющей уникальные природно–кли­матические условия большое курортное будущее, роль Всероссийской здравницы. Современный город должен был развиваться, по мнению С. Дувана, в западном направлении, в так называемом дачном районе, между Карантинным мысом и Мойнакским целительным озером. Для решения этой задачи, С.Э. Дуван за чисто символическую цену в 9 600 рублей, стал владельцем участка казенной земли, чуть более двух тысяч десятин, под названием «Каран­тинное озеро» (в пределах теперешнего сквера имени Н. В. Гоголя).

От продажи под за­стройку участков новых распланированных кварталов Упра­ва получила 200 тысяч рублей, чем и финансировала стро­ительство театра, о котором давно мечтал С.Э. Дуван. Здание  этого культурного центра было возведено в течение двух лет в 1908–1910 гг. В считанные годы здесь возник и современный район с оригинальными в архитектурном от­ношении постройками в весьма распространенном в то вре­мя стиле модерн.

Популярный  путеводитель Григория Москвича за 1912 г. так писал  о качественных преобразованиях патриархального города: «Прежде чем перейти к описанию Евпатории, необходи­мо сказать несколько слов о новой части города, или, вер­нее, новом городе, возникшем с американской быстротой бла­годаря прозорливости, энергии и настойчивости бывшего Го­родского Головы С. Дувана. Город этот – миниатюрная ко­пия благоустроенных европейских городов, сказочно вырос на запущенном казенном пустыре между «стареющим» горо­дом и дачами… Тому же г. Дувану город обязан постройкой изящного здания театра, который высится среди прекрасных новых зданий созданного по–американски города. И какой провинцией кажется теперь старая Евпатория сравнительно с новой!» [Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. — 23-е изд. — СПб.,1912. — С. 80–81.].

Семен Эзрович Дуван

Семен Эзрович Дуван

Однако, многих общественных деятелей города раздражала такая энергичная работа Городского Головы. Подавляющее большинство гласных Думы в своих патри­архальных представлениях замыкалось в пределах старого города, не видело новых перспектив развития городских территорий. Против С.Э. Дувана была развязана кампания по его дискредитации, несмотря на  признание его несомненных заслуг. С.Э. Дуван не был переизбран на повторный срок. Следующим городским Головам – А. И. Нейману, затем М. М. Ефету для продолжения преобразований в городе не хватало настойчивости, энергии, да и личных связей С.Э. Дувана в столице, а с отстранением С.Э. Дувана Евпатория потеряла исторический шанс сделать новый, качественно зримый скачок в своем развитии.

Являясь одним из самых состоятельных граждан в уезде, С.Э. Дуван находился на службе не ради жалованья, а по призванию, с желанием принести как можно больше пользы родному городу. Свое кредо он изложил в следующих словах, произнесенных на обеде в его честь 19 июня 1911 года в отеле «Дюльбер»: «Да, господа, вместе с вами я люблю Евпаторию, люблю так горячо, как только можно любить родину. Я верю, в светлое будущее Евпатории и твердо уповаю, что будущее это не за горами, ибо зерна, брошенные на евпаторийскую почву, попадают на почву благоприятную». [Евпаторийские новости.–1911.–21 июня.–№ 26.–С.2].

Уже, будучи рядовым гласным, С.Э. Дуван  и тут проявил себя человеком, для которого главное – любовь к городу. 15 февраля он предложил возвести в городе библиотеку имени императора Александра II Освободителя в рамках программы празднования 50-летия Ве­ликой реформы – отмены крепостного права в России, и указал наиболее подходящее для нее место – восточная сторона Театральной площади. Дуван выска­зал пожелание построить и оборудовать библиотеку полно­стью за свой счет (11 – 12 тысяч рублей), пожертвовав при этом для ее собрания 500 собственных книг. Данное учрежде­ние, окончательной стоимостью в 25 тысяч рублей, было пе­редано в собственность управы 29 октября 1913 года. Тогда же Дума вынесла решение поместить на здании надпись: «Соо­ружено на средства гласного Городской Думы Семена Эзровича Дувана». Открытие библиотеки состоялось лишь 19 июля 1916 года уже после того, как Дуван был повторно избран главой управы.

26 сентября 1911 года С.Э.Дуван был избран председателем Земской уездной управы, и 5 января 1913 года был утвержден на этот пост губернатором. В этом же году С.Э. Дуван был избран в действи­тельные члены Таврической ученой архивной комиссии, со­стоявшей из известных в России ученых и общественных дея­телей. В качестве председателя Земской управы Дуван и тут проявил свою неукротимую энергию: школы, больницы, землеустройство, улучшение коневодства и овцеводства, распространение племенных производителей, устройство уездной телефонной сети, создание сельскохозяйственной школы супругов Тонгур в урочище Кара-Тобе на пожертвованные ими деньги. В мае 1914 года, раньше, чем в губерн­ском городе, в Евпатории было открыто трамвайное движение.

В годы первой мировой войны на муниципальных выборах 25 сентября 1915 года гласные Думы снова выдвинули на пост Городского Голо­вы одного кандидата – С.Э. Дувана, который и был избран подавляющим большинством голосов. Несмотря на продолжающуюся войну,  С.Э. Дуван изыскал средства и, наконец, открыл построенную им же библиотеку имени Александра II (ныне имени А. С. Пушкина).        С.Э. Дуван пла­нировал создание при ней культурного центра  и научно – исторического музея.

За свою общественную и государственную деятельность С.Э. Дуван был награжден орденами св. Анны 2 и 3 степени, св. Владимира 4 степени, медалью Российского Общества Красного Креста, Романовским знаком отличия 2 степени, а королем эллинов Георгием I ему был пожалован серебряный крест Греческого королевского ордена Св. Спасителя за ассигнование Думой под его председательством пяти тысяч рублей на строительство греческой Свято-Ильинской церкви в Евпатории. За заслуги перед городом еще при жизни С.Э. Дувана, в 1910 году, его именем назвали одну из улиц Нового города, начинающуюся от городского театра.

DSC_0376

С.Э. Дуван в Евпаторийском уезде был крупным зе­мельным собственником, что позволяло ему заниматься благотворительностью: ему принадлежала расположенная в 25 верстах к северо – востоку от города экономия (имение)  Дувановка (ныне село Лушино Сакского района), включавшая в себя 4015 десятин земли общей стоимостью чуть более 400 тысяч рублей. В самом городе С.Э. Дувану принадлежало несколько зданий:  прекрасно выполненный в стиле модерн доходный трехэтажный дом, построенный в 1907 – 1908 гг., прямо напротив православного Свято – Николаевского собора, с одноэтажным флигелем во дворе для собственной семьи. Семейство Дуванов также владело прибрежной фамильной дачей «Мечта»(1900 г.) и виллой «Кармен» (1911 г.) с дешевыми номерами для сдачи отдыхающим.

С.Э. Дуван был хорошим семьянином: его супруга Сарра Иосифовна (урожденная Кальфе) родила ему пятерых детей: трех сыновей (Иосифа, Сергея и Бориса) и двух дочерей (Анну и Лизу, в замужестве Будо и Гелелович).

Будучи несколько раз представленным императорской семье в составе депутаций органов управления Таврической губернии, Дуван умело обращал внимание Николая II на целебные свойства Евпаторийских грязей, мор­ского купания и песчаного пляжа. Императрица остановила  свой выбор на С.Э.Дуване, назначив его Заведующим созданного военного лазарета (Приморской санаторией) в Евпатории еще и по причине его высокого материального положения.

16 мая 1916г., в понедельник,  поезд с  Императором, Императрицей, Наследником, Великими княжнами и свитой прибыл в Евпаторию. С.Э.Дуван встречал царский поезд в качестве Городского Головы. Николай II с семейством посетил достопримечательности уездного города:  Свято-Николаевский православный собор, ханскую мечеть, кара­имскую кенасу, земскую уездную больницу. В санато­рии государь вручил награды выздоравливающим воинам, прогулялся пешком по Дувановской улице.   Всю вторую половину дня августейшие особы провели на при­брежной даче Дувана «Мечта», где в это время отдыхала фрейлина Императрицы А. Вырубова.

Дальнейшие события – Февральская революция, отречение Николая II, падение монархии в России явились, по всей видимости, глубоким по­трясением для С. Э. Дувана. Он приветствовал свершившуюся бескровную революцию, и призвал гласных до созыва Учредительного собрания добросовестно исполнять возложенные на них обя­занности. 16 июля 1917 года прошли досрочные демократические и прямые выборы новых гласных Думы, в результате кото­рых был почти полностью обновлен ее состав. С.Э. Дуван  прошел  туда совместно с И. Б. Шишманом по списку внепартийной деловой группы. Однако, сразу вслед за этим Семен Эзрович, ссылаясь на расшатанное здоровье, слагает с себя обязанности как Го­родского Головы, так и только что подтвержденное звание гласного. Сняв с себя украшавшую его грудь цепь, он покида­ет собрание. Его работа в новом «революционном» составе Думы вряд ли была возможной.

Вскоре, в конце октября 1917 г. С.Э.Дувану удалось эмигрировать за границу. Этот длительный период его жизни не исследован так, как дореволюционный.  В  июне 1950 года, в восьмидесятилетнем возрасте С. Э. Дуваном было составлено  завещание. И здесь он остается верен себе: прежде всего, это общественный деятель, думающий масштабно и высказывающий свои мысли о будущем устройстве Родины. “Верю, что рано или поздно Россия,– пишет он, – избавится от большевиков и в этом случае будет восстановлена как нормальное государство”. В лучших национальных караимских традициях он высказывает заботу об обездоленных, желая устроить на своей вилле «Кармен» приют для стариков. Однако более всего поражает нестерпимая ностальгия по бесконечно любимой  им  Евпатории, в которую он просит перевезти на вечный покой свое бренное тело, в город, где осталась не частица, а вся душа Дувана.

С.Э. Дуван скончался 5 февраля 1957 года в Болье-сюр-Мер (Приморские Альпы) во Франции; погребен по православному обряду.

14 мая 1993 года Исполнительный комитет Евпаторийского городского Совета народных депутатов принял решение № 276 «О возвращении исторического названия улице Дувановской», а 14 – 15 апреля 1995 года Евпатория торжественно отметила 125-летие со дня рождения Семена Эзровича Дувана. Вскоре была утверждена Дувановская премия за вклад в развитие города и курорта, в 2003 году рядом с театром установлен памятник С.Э. Дувану – меценату и созидателю.

Портрет С.Э. Дувана в зале заседаний Городского совета Евпатории (фото с официального сайта газеты "Евпаторийская здравница", публикация 31.07.2015)

Портрет С.Э. Дувана в зале заседаний Городского совета Евпатории (фото с официального сайта газеты «Евпаторийская здравница», 2015 г. )

Использованная литература:

1.Дуван С.Э. «Я люблю Евпаторию…» Слово и дело Городского Головы. Евпатория: Южногородские ведомости,1996,– 199с. ил. Составители и авторы предисловия М.В. Кутайсова, В.А. Кутайсов; Изд. 2-е, расширенное и дополненное.-Симферополь:Феникс, 2013.-204 с.,ил.;

2. Кутайсов В.А.,Кутайсова М.В. Евпатория. Древний мир, Средние века. Новое время. –К.: ИД Стилос, 2007.-284с

3. В.Н. Сухоруков. Крым в лицах и биографиях. Симферополь: Атлас-Компакт, 2008,–с.142-144;

4.Караимы. Кн.2 // Материалы к серии «Народы и культуры». 2-е изд. — М 1993.Вып. 14. — С. 44-49.

© Статью подготовила Марина Кутайсова

Ареха

Ареха (ариха) (ערכה от евр. ערך — оценка)  — членский взнос, являющийся (вместе с чедака и маалот) одной из статьей дохода общины. Взнос ареха давал его плательщику право голоса при решении вопросов общественного значения. Чем больше был размер ареха, тем больше права голоса имел его плательщик на общественных собраниях. Это негласное правило вошло в караимскую пословицу: Арехана коре лафын олсын — Смотря по взносу (ареха) бери слово (Филоненко В.И. «Аталар созы». Караимские пословицы и поговорки // ИТОИАЭ. Т. 3. Симферополь, 1929. С. 140).

Из годового отчета Киевской караимской общины за 1910 год (ГАРК. Ф. 241. Оп. 1. Д. 1195. Л. 2)

Из годового отчета Киевской караимской общины за 1910 год (ГАРК. Ф. 241. Оп. 1. Д. 1195. Л. 2)

«Виктория» (дача)

Дача «Виктория» в Феодосии — построена в 1914 году на Екатериниском проспекте в средневековом испано-мавританском стиле. Владелец — Абрам Аронович Крым (1880-1975), феодосийский купец, один из учредителей Феодосийского акционерного общества «Крым-элийские соляные промыслы», совладелец «Банкирского дома братьев Крым». Здание национализировано в 1920 году. Во время ВОВ  частично разрушено и восстановлено при участии феодосийских архитекторов Ю.Ф. и А.З. Коломийченко. Ныне корпус №5 Санитарно-курортного комплекса АО Санаторий «Восход» (угол просп. Айвазовского и ул. Революционной). С 2017 года в здании располагается Историко-приключенческий центр «Феостория».

Фото из интернета

Дача «Виктория» (фото из интернета)

«Записки по этнографии караимов Крыма»

«Записки по этнографии караимов Крыма« — историко-этнографический очерк  известного исследователя фольклора, истории и культуры крымских караимов Бориса Яковлевича Кокеная (1892-1967). Написан в форме дневника, благодаря чему среди караимов более известен под названием «дневник Кокеная» (дневником свой очерк называл и сам Б.Я. Кокенай). Очерк писался в течение долгого времени с 1930-го по 1948 год в Ростове-на-Дону как воспоминания автора о прошлой жизни караимов в Крыму (Б.Я. Кокенай родился и вырос в Феодосии и переехал в Ростов-на-Дону в 1921 году) с историческими, фольклорными и этнографическими отступлениями.  «Записки по этнографии караимов Крыма» являются ценным источником по истории и национальным традициям крымских караимов, содержат уникальные описания бытового характера из жизни караимов Феодосии конца XIX — начала XX века.

Несмотря на свою популярность среди караимов полностью дневник Б.Я. Кокеная до сих пор не издавался. Отдельные отрывки из дневника публиковались в караимских изданиях «Караимика» и «Известия Духовного управления религиозных организаций караимов Украины (ныне «Известия Духовного управления караимов Республики Крым»). Последний раз в сокращении дневник был издан в сборнике «Историко-культурное наследие крымских караимов» в 2017 году, но, к сожалению,  в купированном и отредактированном виде (с редакцией идеологического характера).

Из дневника Б.Я. Кокеная:

«Мы живем на рубеже двух эпох, когда формы жизни быстро меняются во всем мире, особенно же у нас в России. Мы, караимы, также подвержены действию эти двух эпох, а людей, знающих свое прошлое, его обы­чаи, язык, литературу и т.п., среди моего поколения осталось слиш­ком мало. Поэтому, причисляя себя к числу немногих могикан, я счел обязанным передать будущим поколениям то, что я знаю о прош­лом своего народа. Предки наши, оставив большое литературное нас­ледство, слишком мало обращали внимания на исторические дисципли­ны, а поэтому до сих пор нет у нас достаточно полных данных по истории караимов. Я знаю, что мой дневник ни в какой мере не мо­жет восполнить этот пробел, но он поможет в некоторой степени осве­тить нашу эпоху для будущих историков».

 

© Статью подготовил Ельяшевич В.А.

 

« Older Entries